Трое в лодке не считая собаки какая порода


Джером К. Джером о фоксе Монморанси из "Трое в лодке, не считая собаки"

Посмотреть на Монморанси, так он просто ангел во плоти, по каким-то причинам, оставшимся тайной для человечества, принявший образ маленького фокстерьера. Он всегда сохраняет выражение "ах-как-плох-сей-мир-и-как-я-хотел-бы-сделать-его-лучше-и-благороднее", которое вызывает слезы у благочестивых старых леди и джентльменов.

Когда он впервые перешел на мое иждивение, я и не надеялся, что мне выпадет счастье долго наслаждаться его обществом. Бывало, я сидел в кресле и смотрел на него, а он сидел на коврике и смотрел на меня, и в голове у меня была одна мысль: "Этот щенок не жилец на белом свете. Он будет вознесен на небеса в сияющей колеснице. Этого не миновать".

Но после того как мне пришлось уплатить за десятка два умерщвленных им цыплят; после того как мне привелось его, рычащего и брыкающегося, сто четырнадцать раз вытаскивать за загривок из уличных драк; после того как некая разъяренная особа женского пола принесла мне на освидетельствование задушенную кошку, заклеймив меня именем убийцы; после того как сосед подал на меня в суд за то, что я не держу на привязи свирепого пса, из-за которого однажды морозным вечером он целых два часа просидел в холодном сарае, не смея оттуда высунуть носа; после того как я узнал, что мой же садовник тайком от меня выиграл пари в тридцать шиллингов, поспорив о том, сколько крыс моя собака задавит в определенный срок,- я начал думать, что, может быть, все-таки ее вознесение на небеса несколько задержится.

Околачиваться возле конюшен, собирать вокруг себя шайку собак, пользующихся самой дурной славой, и водить их за собой по всяким трущобам, чтобы затевать бои с другими собаками, имеющими не менее сомнительную репутацию,- это, по мнению Монморанси, и называется "жить по-настоящему";

Все честолюбие Монморанси заключается в том, чтобы как можно чаще попадаться под ноги и навлекать на себя проклятия. Если он ухитряется пролезть туда, где его присутствие особенно нежелательно, и всем осточертеть, и вывести людей из себя, и заставить их швырять ему в голову чем попало, то он чувствует, что день прожит не зря.

Добиться того, чтобы кто-нибудь споткнулся о него и потом честил его на все корки в продолжение доброго часа,-вот высшая цель и смысл его жизни; и когда ему удается преуспеть в этом, его самомнение переходит всякие границы.

Он усаживался на наши вещи в ту самую минуту, когда их надо было укладывать, и пребывал в непоколебимой уверенности, что Гаррису и Джорджу, за чем бы они ни протягивали руку, нужен был именно его холодный и мокрый нос. Он влез лапой в варенье, вступил в сражение с чайными ложками, притворился, будто принимает лимоны за крыс, и, забравшись в корзину, убил трех из них прежде, чем Гаррис огрел его сковородкой.

Гаррис сказал, что я науськиваю собаку. Я ее не науськивал. Этого пса не надо науськивать. Его толкает на такие дела первородный грех, врожденная склонность к пороку, которую он всосал с молоком матери.

subscribe.ru

прототипы героев и другие интересные факты

Книга Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки» до сих пор весьма популярна у читателей. Вот уже много лет ее персонажи так же любимы и вызывают улыбку. А между тем, каждый из них имел реального прототипа — за исключением ловкого и обаятельнего фокстера Монморанси.

Трое друзей

«Нас было четверо — Джордж, Уильям Сэмюэль Гаррис, я и Монморанси» — так начинается знаменитая книга Джерома Клапки Джерома «Трое в лодке, не считая собаки».



Слева направо — Карл Хенчель (Гаррис), Джордж Уингрейв (Джордж) и Джером К. Джером (Джей)

На самом деле их было трое — начинающий писатель Джером К. Джером и его самые близкие друзья Карл Хенчель и Джордж Уингрейв, а никакой собаки тогда еще не было в помине. Эта троица совершила немало совместных путешествий — и на лодке по Темзе и на велосипедах по всей Европе, и именно их приключения легли в основу знаменитой книги.
С Карлом Хенчелем, который выведен в романе под именем Уильяма Сэмюэля Гарриса, Джером познакомился в театре, ибо они оба были заядлыми театралами.

В книге он охарактеризован следующими словами: «Гарриса ничем не проймешь. В Гаррисе нет ничего поэтического, нет безудержного порыва к недостижимому. Гаррис никогда не плачет, „сам не зная, почему“. Если глаза Гарриса наполняются слезами, можно биться об заклад, что он наелся сырого луку или намазал на котлету слишком много горчицы».

Вряд ли он на самом деле был таким «непрошибаемым», потому что книга Джерома — сплошной гротеск, и комические преувеличения встречаются в ней на каждом шагу. По крайней мере, биография этого джентльмена достойна уважения.

Карл Хенчель родился в марте 1864 года в Польше. Его родители переехали в Англию, когда сыну исполнилось всего лишь пять лет, и он полностью усвоил культуру, традиции и язык приютившей их страны. Его отец, выдающийся изобретатель, в Англии добился феноменального жизненного успеха. Он изобрел фотографические печатные формы, которые совершили полный переворот в полиграфии.

Его собственное издательское дело начало процветать, и Карл в четырнадцатилетнем возрасте оставил школу, чтобы помочь отцу в обширном бизнесе.

Несколько лет сын активно помогал отцу, осваивая все тонкости полиграфического и издательского бизнеса и, в конце концов, понял, что это не его дело. И решил целиком посвятить себя своей давней страсти — театру. Он основал знаменитый английский Клуб театралов и жил на средства, которые зарабатывал на нем. Хенчель утверждал, что за свою жизнь он не пропустил ни одной лондонской премьеры!

Хенчель был примерным семьянином и обзавелся тремя детьми. Интересно, что Джером К. Джером наделил своего Гарриса такими чертами, которых и в помине не было у Хенчеля. Так, Гаррис «всегда знает местечко за углом, где можно получить что-нибудь замечательное в смысле выпивки». Хенчель же на самом деле был единственным трезвенником в этой теплой компании.

Второй член команды путешественников — Джордж Уингрейв. В книге про него сказано: «Джордж, который весит около двенадцати стонов (стон — около 6,35 килограмма)». Судя по фотографиям, на самом деле Уингрейв достаточно стройный молодой человек, так что это опять преувеличение автора. Но вот место работы Джорджа Джером описал достоверно: «Джордж спит в каком-то банке от десяти до четырех каждый день, кроме субботы, когда его будят и выставляют оттуда в два».

Джордж Уингрейв действительно работал в банке, причем всю свою жизнь. С Джером К. Джеромом они познакомились примерно так же, как два других знаменитых англичанина — доктор Ватсон и Шерлок Холмс. Джером снимал квартиру близ Тоттнем-Корт-роуд, но стоимость аренды несколько ударяла его по карману. Тогда домовладелица порекомендовала молодому человеку снимать жилье вместе с компаньоном и познакомила его с Джорджем Уингрейвом. Они прожили в одной квартире несколько лет, и при этом остались друзьями на всю жизнь. Дружба их завязалась тоже на почве любви к театру — и позже в эту компанию влился такой же завзятый театрал Хенчель.

Джордж Уингрейв остался холостяком, когда несколько разбогател, став управляющим банка, купил собственный дом и прожил в нем до самой смерти.



Ольга Хенчель, Джером, Карл Хенчель, неизвестная дама, Джордж Уингрейв и Эффи Джером, жена Джерома К. Джерома

Джим — Монморанси

Образ фокстерьера Монморанси занимает особое место в книге — описание его дурных привычек и озорного нрава доставило немало веселых минут многим поколениям читателей.

Вот как пишет о нем автор: «Когда Монморанси перешел на мое иждивение, я никак не думал, что мне удастся надолго сохранить его у себя. Я сидел, смотрел на него и думал: эта собака долго не проживет. Ее вознесут в колеснице на небо. Но когда я заплатил за дюжину растерзанных Монморанси цыплят; когда он, рыча и брыкаясь, был вытащен мною за шиворот из сто четырнадцатой уличной драки; когда мне предъявили для осмотра дохлую кошку, принесенную разгневанной особой женского пола, которая обозвала меня убийцей; когда мой сосед подал на меня в суд за то, что я держу на свободе свирепого пса, из-за которого он больше двух часов просидел, как пришпиленный, в холодную ночь в своем собственном сарае, не смея высунуть нос за дверь; когда, наконец, я узнал, что мой садовник выиграл тридцать шиллингов, угадывая, сколько крыс Монморанси убьет в определенный промежуток времени, — я подумал, что его, может быть, и оставят еще немного пожить на этом свете».

Но самое удивительное здесь то, что у Джерома в то время не было никакой собаки! И во все путешествия друзья пускались без четвероного друга. Монморанси был целиком выдуман, и Джером К. Джером позже признался, что на самом деле наделил его многими собственными чертами. Интересно, что самые заядлые собачники поверили в существование Монморанси — настолько реально и достоверно он был описан. И когда спустя несколько лет после выхода «Трое в лодки, не считая собаки» Джером К. Джером решил все же завести собаку, у него не было никаких сомнений — только фокстерьер! И так в семействе Джерома появился забавный пес по кличке Джим.

Медовый месяц на Темзе

Интересно, что Джером К. Джером и его друзья так полюбили свои путешествия по Темзе, что когда писатель собрался жениться, то без малейшего сомнения он решил провести свой медовый месяц на лодке! Его будущая жена, Джорджина Элизабет Генриетта Стенли Маррис так же без колебаний согласилась. 21 июня 1888 года молодые люди обвенчались и отправились в путь.

В то время увлечение гребными лодками было повальным — в лето 1888 года на Темзе было зарегистрировано восемь тысяч лодок!

Молодожены пережили ряд забавных приключений во время пути. Они посетили немало исторических мест, расположенных на берегах Темзы, беседовали со старожилами, ходили в музеи.



Окрестности Темзы, описанные в книге Джерома. Мельница и Шиплейкский шлюз. Фотограф Генри Тонт, 1870.

Вернувшись в Лондон, Джером К. Джером предложил редактору ежемесячника «Домашние перезвоны» написать серьезный проект об истории Темзы. Тот согласился и Джером засел за работу. «Сперва я не собирался писать забавную книгу. Книга должна была стать путеводителем по Темзе, описывающим ее ландшафт и историю».

Для разнообразия Джером решил вставить в текст юмористические отрывки. «Так или иначе этого не произошло. Казалось, все было лишь сплошным юмористическим добавлением. С мрачной решимостью я преуспел... в написании дюжины или около того исторических кусков и вставил их по одному в каждую главу».

Редактор прочел этот «путеводитель», велел выбросить большинство из серьезных отрывков и так появилась книга «Трое в лодке, не считая собаки». Отрывки, публикуемые в «Домашних перезвонах», произвели фурор у читателей, и вскоре книга вышла отдельным изданием. Ее тиражи разлетались мгновенно, и до сих пор этот «серьезный путеводитель» — одна из самых популярных книг на Земле...

Наталья Трубиновская

Из: Культурная столица

izbrannoe.com

Герои и их прототипы: кем были в реальной жизни трое в лодке, не считая собаки

Реклама

Кадр из фильма *Трое в лодке, не считая собаки*, 1979
Наверное, нет человека, который не знал бы героев знаменитой повести Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки» или персонажей А. Миронова, А. Ширвиндта и М. Державина в одноименном фильме. Но мало кому известно то, что у всех героев повести были реальные прототипы, не считая собаки (Монморанси была плодом вымысла), хотя пес породы фокстерьер позже и правда появился в доме писателя.

Прототипы героев Джерома: слева направо – Карл Хенчель (Гаррис), Джордж Уингрейв (Джордж) и Джером К. Джером (Джей)
У Джерома К. Джерома было два друга – Джордж Уингрейв и Карл Хеншель. Втроем они часто отправлялись на лодках по Темзе и на велосипедные прогулки. Поэтому и сюжет, и герои, и даже окрестности реки, описанные в повести, имеют под собой реальную основу.

Слева направо: Ольга Хенчель, Джером, Карл Хенчель, неизвестная дама, Джордж Уингрейв и Эффи Джером, жена Джерома К. Джерома
Джером познакомился с Карлом и Джорджем, когда работал клерком в адвокатской конторе. Джордж Уингрейв, послуживший прототипом для Джорджа, тогда работал банковским служащим. В повести даже не изменено его место работы: «Спит в каком-то банке от десяти до четырех каждый день, кроме субботы, когда его будят и выставляют оттуда в два». Преувеличением было только описание внешности Джорджа – в повести он описан как довольно тучный мужчина, но, судя по фото, это не соответствовало действительности.

Джером К. Джером
Какое-то время Джером и Джордж вместе снимали квартиру в том же доме, где размещался банк. Джордж сделал карьеру и стал управляющим Барклайс-банка. С Джеромом они сохранили дружбу до самой старости. Джордж так и не обзавелся семьей, он умер холостяком в возрасте 79 лет.

Кадр из фильма *Трое в лодке, не считая собаки*, 1979
Карл Хенчель, послуживший прототипом для Гарриса, был соучредителем английского Клуба театралов. Хенчель сам был заядлым театралом – так же, как и Джером, и это послужило поводом для начала их общения. Хенчель утверждал, что за всю жизнь не пропустил ни одной лондонской премьеры. Он отличался от своего литературного двойника тем, что никогда не пил (Гаррис «всегда знает местечко за углом, где можно получить что-нибудь замечательное в смысле выпивки»), был примерным семьянином и отцом троих детей.

Вымышленный фокстерьер Монморанси вскоре стал настоящим псом Джимом
Единственный персонаж, у которого не было прототипа, – это фокстерьер Монморанси. При этом повадки собаки описаны в таких деталях, что никто не мог и подумать, что до этих пор собаки у автора не было. Уже после публикации повести в доме Джерома действительно появился фокстерьер по кличке Джим, и выбор этой породы не был случайным. Позже писатель признавался, что на самом деле наделил Монморанси собственными чертами характера!

Джером К. Джером в саду с семьей

Джером К. Джером
В те времена лодочные прогулки по Темзе были настолько популярны, а этот вид отдыха настолько нравился троим друзьям, что Джером даже после женитьбы в 1888 г. решил провести медовый месяц в прогулке по реке.
Сразу после возвращения из медового месяца писатель принялся за написание «Истории Темзы». Первоначальная задумка была очень далека от жанра юмористической повести – Джером хотел создать литературный путеводитель по Темзе, детально описать ее историю и ландшафты. Юмористические отрывки постепенно из небольших фрагментов переросли в сюжетную основу повести. Так «История Темзы» превратилась в «Трое в лодке, не считая собаки».

Окрестности Темзы, описанные в книге Джерома. Мельница и Шиплейкский шлюз. Фотограф Генри Тонт, 1870

Двое мужчин в гребной лодке на Темзе близ Шиплейка. Фотограф Генри Тонт, 1880
Книга вышла в 1889 г., после этого количество зарегистрированных на Темзе лодок выросло на 50%, а места, описанные в повести, стали популярным туристическим маршрутом.

www.colors.life

Факты о фильме «Трое в лодке, не считая собаки» (1979) — in-World

"Трое в лодке, не считая собаки" — телевизионный двухсерийный комедийный мюзикл 1979 года выхода, снятый Наумом Бирманом по заказу Государственного Комитета Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию. Фильм снят по одноименной повести 1889 года английского писателя — юмориста Джерома К. Джерома.


Главная роль Джерома Капка Джерома была написана специально для Андрея Миронова. Хотя из-за плотного графика работы ему было тяжело выделить время для съёмок. В Театре Сатиры, где он играл, август был месяцем отпуска — тогда же Миронова, а также его коллег по театру Михаила Державина и Александра Ширвиндта вызвали на съёмки в Калининградскую область. Ведь именно там, на реке Неман, а также в городах Советск и Неман и их окрестностях проходили экстерьерные съёмки картины.

Актёров поселили в гостинице рядом с рекой, и Ширвиндт с Державиным каждое утро ходили на работу с удочками не только из-за своих ролей, но и из-за того, что были заядлыми рыбаками. В то время, как Андрей Миронов совершенно не умел ловить рыбу и поэтому очень расстраивался. И однажды, чтобы порадовать коллегу и друга актёры подговорили водолазов, постоянно дежуривших на съёмках, нацепить на крючок огромного сазана. И Миронов, вытянувший рыбу, был жутко счастлив и горд "своим достижением".

Актёрам приходилось примерно по 6 часов проводить в лодке на середине реки в купальных костюмах — они ужасно мёрзли и сердобольные водолазы (которые менялись каждые 2 часа) снабжали их горячительными напитками. Их переливали в большой чайник и в перерывах между дублями актёры делали по глоточку. По воспоминаниям Александра Ширвиндта режиссёр постоянно с берега спрашивал в рупор, что они пьют, на что друзья отвечали, что кипяченую воду. Но всё было в меру, и никто не напивался.

В роли Монморанси снялось два фокстерьера "Герцог" и "Грех" — совершенно разных по характеру. По воспоминаниям Михаила Державина "Герцог" был злым псом, но он чётко выполнял команды хозяина, например, тянул за канат, доставал из воды ботинок. А "Грех" был добродушным псом и его снимали вместе с актёрами.

Экранной девушкой Андрея Миронова была его настоящая супруга Лариса Голубкина.

Интересно, что в женской лодке гребла веслами только молоденькая Ирина Мазуркевич, а более взрослые и опытные Голубкина и Покровская категорически отказались это делать из-за мозолей на руках.

in-w.ru

Трое в лодке, не считая собаки - прототипы героев

Трое друзей

«Нас  было  четверо  — Джордж, Уильям Сэмюэль Гаррис, я и Монморанси» — так начинается знаменитая книга Джерома Клапки Джерома «Трое в лодке, не считая собаки».

На самом деле их было трое  — начинающий писатель Джером К. Джером  и его самые близкие друзья Карл Хенчель и Джордж Уингрейв, а никакой собаки тогда еще не было в помине. Эта троица совершила немало совместных путешествий — и на лодке по Темзе и на велосипедах по всей Европе, и именно их приключения легли в основу знаменитой книги.

С Карлом Хенчелем, который выведен в романе под именем Уильяма Сэмюэля Гарриса, Джером познакомился в театре, ибо они оба были заядлыми театралами.

В книге он охарактеризован следующими словами: «Гарриса  ничем  не  проймешь.  В  Гаррисе  нет ничего поэтического, нет безудержного  порыва  к  недостижимому.  Гаррис  никогда  не плачет, "сам не зная,  почему".  Если  глаза  Гарриса  наполняются  слезами, можно биться об заклад,  что  он  наелся  сырого  луку  или намазал на котлету слишком много горчицы».  

Вряд ли он на самом деле был таким «непрошибаемым», потому что книга Джерома — сплошной гротеск, и комические преувеличения встречаются в ней на каждом шагу. По крайней мере, биография этого джентльмена достойна уважения.

Карл Хенчель родился в марте 1864 года в Польше. Его родители переехали в Англию, когда сыну исполнилось всего лишь пять лет, и он полностью усвоил культуру, традиции и язык приютившей их страны. Его отец, выдающийся изобретатель, в Англии добился феноменального жизненного успеха. Он изобрел фотографические печатные формы, которые совершили полный переворот в полиграфии.

Его собственное издательское дело начало процветать, и Карл в четырнадцатилетнем возрасте оставил школу, чтобы помочь отцу в обширном бизнесе.

Несколько лет сын активно помогал отцу, осваивая все тонкости полиграфического и издательского бизнеса и, в конце концов, понял, что это не его дело. И решил целиком посвятить себя своей давней страсти — театру. Он основал знаменитый английский Клуб театралов и жил на средства, которые зарабатывал на нем. Хенчель утверждал, что за свою жизнь он не пропустил ни одной лондонской премьеры!

Хенчель был примерным семьянином и обзавелся тремя детьми. Интересно, что Джером К. Джером наделил своего Гарриса такими чертами, которых и в помине не было у Хенчеля. Так, Гаррис «всегда  знает  местечко за углом, где можно получить что-нибудь замечательное  в смысле выпивки».  Хенчель же на самом деле  был единственным трезвенником в этой теплой компании.

Второй член команды путешественников — Джордж Уингрейв. В книге про него сказано: «Джордж,  который  весит около двенадцати стонов (стон — около 6,35 килограмма)».  Судя по фотографиям, на самом деле Уингрейв достаточно стройный молодой человек, так что это опять преувеличение автора. Но вот место работы Джорджа Джером описал достоверно: «Джордж спит в каком-то  банке  от  десяти до четырех каждый день, кроме субботы, когда его будят и выставляют оттуда в два».

Джордж Уингрейв действительно работал в банке, причем всю свою жизнь. С Джером К. Джеромом они познакомились примерно так же, как два других знаменитых англичанина — доктор Ватсон и Шерлок Холмс. Джером снимал квартиру близ Тоттнем-Корт-роуд, но стоимость аренды несколько ударяла его по карману. Тогда домовладелица порекомендовала молодому человеку  снимать жилье вместе с компаньоном и познакомила его с Джорджем Уингрейвом. Они прожили в одной квартире несколько лет, и при этом остались друзьями на всю жизнь. Дружба их завязалась тоже на почве любви к театру — и позже в эту компанию влился такой же завзятый театрал Хенчель.

Джордж Уингрейв остался холостяком, когда несколько разбогател, став управляющим банка, купил собственный дом и прожил в нем до самой смерти.

Джим - Монморанси

Образ фокстерьера Монморанси занимает особое место в книге — описание его дурных привычек и озорного нрава доставило немало веселых минут многим поколениям читателей.

Вот как пишет о нем автор: «Когда  Монморенси  перешел  на мое иждивение, я никак не думал, что мне удастся  надолго  сохранить его у себя. Я сидел, смотрел на него и  думал:  эта  собака долго не проживет.  Ее  вознесут  в  колеснице на небо. Но когда  я заплатил за дюжину растерзанных Монморенси цыплят; когда он, рыча и брыкаясь,  был  вытащен  мною  за шиворот из сто четырнадцатой уличной драки; когда  мне  предъявили  для  осмотра  дохлую кошку, принесенную разгневанной особой  женского  пола, которая обозвала меня убийцей; когда мой сосед подал на  меня  в  суд за то, что я держу на свободе свирепого пса, из-за которого он  больше  двух  часов  просидел, как пришпиленный, в холодную ночь в своем собственном  сарае,  не смея высунуть нос за дверь; когда, наконец, я узнал, что   мой  садовник  выиграл  тридцать  шиллингов,  угадывая,  сколько  крыс Монморенси  убьет  в  определенный промежуток времени, — я подумал, что его, может быть, и оставят еще немного пожить на этом свете».

Но самое удивительное здесь то, что у Джерома в то время не было никакой собаки! И во все путешествия друзья пускались без четвероного друга. Монморанси был целиком выдуман, и Джером К. Джером позже признался, что на самом деле наделил его многими собственными чертами. Интересно, что самые заядлые собачники  поверили в существование Монморанси — настолько реально и достоверно он был описан. И когда спустя несколько лет после выхода «Трое в лодки, не считая собаки» Джером К. Джером решил все же завести собаку, у него не было никаких сомнений — только фокстерьер! И так в семействе Джерома появился забавный пес по кличке Джим.

Медовый месяц на Темзе

Интересно, что Джером К. Джером и его друзья так полюбили свои путешествия по Темзе, что когда писатель собрался жениться, то без малейшего сомнения он решил провести свой медовый месяц на лодке! Его будущая жена, Джорджина Элизабет Генриетта Стенли Маррис так же без колебаний согласилась. 21 июня 1888 года молодые люди обвенчались и отправились в путь.

В то время увлечение гребными лодками было повальным — в лето 1888 года на Темзе было зарегистрировано восемь тысяч лодок!

Молодожены пережили ряд забавных приключений во время пути. Они посетили немало исторических мест, расположенных на берегах Темзы, беседовали со старожилами, ходили в музеи.  

Вернувшись в Лондон, Джером К. Джером предложил редактору ежемесячника «Домашние перезвоны» написать серьезный проект об истории Темзы. Тот согласился и Джером засел за работу. «Сперва я не собирался писать забавную книгу. Книга должна была стать путеводителем по Темзе,  описывающим ее ландшафт и историю».

Для разнообразия Джером решил вставить в текст юмористические отрывки. «Так или иначе этого не произошло. Казалось, все было лишь сплошным юмористическим добавлением. С мрачной решимостью я преуспел... в написании дюжины или около того исторических кусков и вставил их по одному в каждую главу».

Редактор прочел этот «путеводитель», велел выбросить большинство из серьезных отрывков и так появилась книга «Трое в лодке, не считая собаки». Отрывки, публикуемые в «Домашних перезвонах»,  произвели фурор у читателей, и вскоре книга вышла отдельным изданием. Ее тиражи разлетались мгновенно, и до сих пор этот «серьезный путеводитель» — одна из самых популярных книг на Земле…

www.chronoton.ru

Трое в пижамах, не считая собаки

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)

alek-morse.livejournal.com

«Трое в лодке не считая собаки» сняли всего за месяц

Любимый уже не одним поколением зрителей фильм «Трое в лодке, не считая собаки» справил 30-летний юбилей. Вольный пересказ повести Джерома Клапки Джерома сразу полюбился публике. А вот критике поначалу не очень. Сразу после телепремьеры популярная в те годы «Литературка» разразилась статьей под названием «Трое в лодке, не считая… Джерома». Ее автор пенял создателям картины, что с первоисточником, мол, обошлись слишком вольготно и в картине не хватает тонкого английского юмора. Зато отсебятины…

Время все расставило по своим местам: фильм до сих пор с успехом показывают по телевидению три-четыре раза в год, и оригинальная повесть не в убытке - благодаря веселой картине ее популярность только выросла.

Звезды дали месяц

Готовясь к съемкам, режиссер фильма Наум Бирман решил, что трех друзей должны играть друзья и по жизни. Кто-то из помощников порекомендовал приглядеться к популярным артистам московского Театра сатиры Андрею Миронову, Александру Ширвиндту и Михаилу Державину. Тот так и сделал. А потом послал предложение, от которого актеры не смогли отказаться.

Киношлягер - Банджо

- Правда, вся тройка поставила перед нами одно очень жесткое условие: фильм должен быть снят за месяц, - вспоминает главный оператор ленты Генрих Маранджян. - Дальше у них дни расписаны чуть ли не на год вперед. Ну что делать - месяц так месяц. Работа закипела. Первым делом бросились на поиски места съемок. Выбирали я и Бирман. Остановились на городке Советск в Калининградской области. А роль Темзы у нас исполнял Неман.

Миронов разочаровал

В картине снимались как столичные, так и ленинградские артисты. Кире Крейлис-Петровой предложили роль многодетной фермерши. Ее партнером был Андрей Миронов.

- У меня от фильма остались не очень хорошие воспоминания, - говорит одна из ведущих актрис петербургской Александринки. - И прежде всего из-за высокомерного отношения ко мне Миронова. Он практически ни разу со мной не поздоровался. А однажды, если бы не моя реакция, Андрей мог получить травму. Он стоял на лестнице и забивал гвоздь. Стремянка зашаталась, и Миронов стал падать на пол. Как я его успела подхватить, даже и не знаю: просто вытянула руки вперед и ими обхватила его попу. Мне даже сейчас жутко вспоминать, как он тогда на меня посмотрел, - исподлобья. А ведь на самом деле мог себе что-нибудь сломать.

Две собаки вместо одной

Помимо трех главных персонажей в фильме есть еще один - тот, который «не считая собаки». Песика по кличке Монморенси играли сразу два фокстерьера. И если визуально отличить их было нельзя, то во всем остальном…

- Характеры у собачек были абсолютно противоположные, - рассказал Генрих Маранджян. - Злого, но смышленого звали Герцех, а доброго, но глупого - Грех. Монморенси номер один очень чутко реагировал на все команды режиссера. Особенно на клич «Мотор!». Однажды он сидел в автобусе съемочной группы, а в кадре был Грех. И едва Наум Бирман скомандовал такое знакомое для всех киношников слово, как Герцех каким-то немыслимым образом открыл дверцу автобуса и со всех ног бросился в воду. Я даже сначала ничего не понял. Думал, двоится в глазах. В окуляре камеры - два Монморенси. Еле-еле вытащили Герцеха из Немана.

Водолазы на доставке

Миронов Андрей - Куплеты миссис Байкли

Картину снимали в конце лета. Погода стояла неплохая.

- Мы успевали отснять большие куски, причем, как правило, с минимум дублей, - вспоминает Генрих Маранджян.

А вот Александр Ширвиндт, когда его спрашивали о тех днях, всегда поеживался:

- Было достаточно прохладно, а нам чуть ли не полфильма нужно было играть в купальных костюмах. Сами понимаете, удовольствие ниже среднего.

В реке артистов все время подстраховывали водолазы. Видя, как москвичи поеживаются на ветру, аквалангисты втихаря привозили им спиртное - литовскую водку для сугрева. Ширвиндт, Миронов и Державин переливали ее в чайник и, когда режиссер кричал в мегафон «Перерыв!», потихоньку пили сорокоградусную. Но однажды чуть не случился прокол: Бирман заметил, что актеры что-то слишком часто прикладываются губами к чайнику.

- Чего это вы там пьете? - прокричал Наум Борисович в мегафон.

- Да кипяченой водичкой согреваемся, - ответствовали кинозвезды.

Рыбные паузы

Хотя сроки для съемок были жесткими, съемочная группа находила время и для отдыха. Места там были дивные. Грех было не порыбачить или не отправиться по грибы. Александр Ширвиндт предпочитал отдохнуть в поисках подосиновиков и белых грибов, которые в тот год уродились на славу, а вот Михаил Державин, первым делом брал удочки и отправлялся порыбачить.

КТО ИГРАЛ

- Андрей Миронов - Джером Клапка Джером, Джи, миссис Байкли, трактирщик, пьяница и дядюшка Поджер

- Александр Ширвиндт - сэр Самуэль Харрис

- Михаил Державин - Джордж

- Лариса Голубкина - Энн

- Алина Покровская - Эмили

- Ирина Мазуркевич - Патрисия

- Георгий Штиль - усатый капитан

- Кира Крейлис-Петрова - фермерша

ИСТОРИЯ

Неправильный диагноз

Увы, долгое нахождение в холодной воде во время съемок, поговаривают, дало толчок болезни Андрея Миронова. Когда работа над фильмом закончилась, артист отправился вместе с Театром сатиры на гастроли в Ташкент. И там ему стало плохо. Миронова положили в больницу, и местные врачи, к сожалению, поставили ему неверный диагноз - менингит. Хотя на самом деле произошел микроинсульт - лопнул сосуд и нужна была срочная операция. Ее не провели, и через несколько лет в Риге актер скончался от обширного инсульта.

О ЧЕМ ФИЛЬМ

Трое приятелей - Джи, Харрис и Джордж - устав от безделья, решают отправиться в путешествие на лодке по Темзе. С собой они взяли милого фокстерьера Монморенси. Перед поездкой друзья заключили договор: во время вояжа никаких женщин. Но это соглашение им все же придется нарушить, поскольку они повстречали трех очаровательных красоток, которые тоже решили прокатиться по Темзе на лодке, но без мужчин…

www.spb.kp.ru


Смотрите также