Трое в лодке не считая собаки чему учит


Рецензии на книгу Трое в лодке, не считая собаки

«Всё на свете имеет свою оборотную сторону, как сказал один человек, когда у него умерла тёща и пришлось раскошелиться на похороны».

Как же невыносимо долго я пробиралась по страницам произведения «Трое в лодке, не считая собаки». И дело даже не в том, что мне не понравилось, нет, это произведение – эталон английского юмора, который я люблю очень тёплой любовью; произведение с прекрасными интересными персонажами, теми самыми до абсурда беспомощными в быту молодыми британскими аристократами, с которыми мы сталкиваемся, например, и в цикле комедийных романов и рассказов английского писателя Пелама Гренвилла Вудхауса про Дживса и Вустера (в лице Вустера – особенно Вустера – и его друзей). Произведение с совершенно забавными и успевшими стать классикой жанра сценами, которые тем не менее всё ещё вызывают у читателя лёгкую улыбку.

Но читала всё равно очень долго и всё никак не могла понять, почему именно так, а не иначе, ведь обычно темп моего чтения ну очень быстрый. Вроде бы и стиль приятен, а исторические вставки и юмор уместны. Одним словом – книга вовсе не нудная. Да ещё и короткая какая – всего чуть больше двухсот страниц. А растянула я её всё равно аж на целых четыре вечера.
Просто с определённого момента прочтённая информация переставала впитываться что ли. Может, её действительно как-то по чуть-чуть надо читать, по главам, как «Дживса и Вустера» – раз в определённый промежуток времени, чтобы не перенасытиться и не устать.

«Я не могу сидеть сложа руки и праздно глядеть, как кто-то трудится в поте лица. У меня сразу же появляется потребность встать и начать распоряжаться, и я прохаживаюсь, засунув руки в карманы, и руковожу. Я деятелен по натуре».

Итак, у нас есть три молодых человека, все как на подбор ужасно мнительные ипохондрики и бесполезны в вопросах ведения даже самого банального хозяйства. Казалось бы, как мало надо навыков для того, чтобы отправиться в поход на лодке вверх по течению. И ладно бы данный поход предпринимался где-то вдали от цивилизации, так нет же – по Темзе, на всём своём протяжении наполненной – чуть ли не наводнённой – прибрежными городами и деревушками.

И мало того, что мужчины просто-напросто так и не выдержали подобного приключения (изначальной его целью, кстати, был вполне себе безобидный отдых на природе, а не то, что получилось в итоге), они ещё постоянно беспокоились о том, что умрут от голода (из-за чего наполняли лодку, рассчитанную на четверых, едой до отвала), от болезней (из-за чего периодически высаживались выпить), будут съедены или ещё чего. Причём еда, которую они брали, не была чем-нибудь действительно сытным – то были пироги, пирожки, прочая выпечка и другие малополезные продукты; а то, что они пили, каждый раз являлось отнюдь не лекарственным препаратом.

Поставить палатку или тент – та ещё задача, а сделать яичницу так вообще не сопоставимая с реальностью. И при всём этом у них был пёс с именем, которое я не решусь повторить, вы уж извините.

Пёс вообще товарищ очень своеобразный, самое большое его удовольствие – путаться под ногами и мешать в самый ответственный момент (например, при сборе вещей в чемодан самым наглым образом присаживаться как раз на те вещи, которые необходимо сложить туда первым же делом).
Псу жить вообще по кайфу: когда на него ругаются за его проделки, а ругаются на него часто, и всячески отпихивают, он чувствует себя таким важным и гордым, какими не чувствуют себя все три главных героя вместе взятые, как только достигают своими умом и силами банальнейшей бытовой мелочи (а, поверьте, чувствуют они себя ну очень важными и гордым, даже если через пятнадцать жалких минут эту вещь снесёт ливневым дождём, не оставив от неё ровным счётом ничего, будто бы её и в самом деле никогда на этом месте и не было).

Степень везучести героев может переплюнуть, пожалуй, только пара молодожёнов из рассказа Крушение надежд Дафны Дю Морье, – уж тем счастливчикам точно не позавидуешь. Ну а с этими забавными ребятами, несмотря на всю их феноменальную криворукость и немощность, я бы даже отправилась в какой-нибудь поход. Правда, вряд ли они после этого случая с лодкой согласились бы хоть ещё раз в жизни отдохнуть на свежем воздухе.

В общем, путешествие выдалось действительно очень забавное (но, опять же, видимо, стоит брать его небольшими кусками), тем более что основано на реальных событиях: персонажи, за исключением собаки, списаны с автора и его двух друзей, и все трое они очень любили плавать на лодках.

«В этом и весь Гаррис: он охотно берёт самое тяжёлое бремя и безропотно взваливает его на чужие плечи».

#книжный_марафон2020 (Полумарафон.)
#новогодний_бумаЖор (Да-да, всё ещё.)

readly.ru

Рецензия и отзывы о произведении


Купить бумажную  Купить электронную

Все мы наслышаны о нестандартности английского юмора! Говорят, будто понять его могут лишь посвященные, а сами британцы несказанно гордятся изысканностью своих мозговых реакций. Так уж случилось, что ярчайший пример британского юмора годами обходил меня стороной: я не читал «Трое в лодке, не считая собаки» ни в школе, ни позднее, и лишь сейчас эта книга оказалась у меня в руках. К сожалению, лишь сейчас!

О чем книга

Впервые она была опубликована в 1889 году. По своей задумке она не представляла собой нечто необычное, нестандартное, нечто оригинальное! Трое друзей отправляются по реке Темзе в небольшое путешествие — от Лондона и до Оксфорда. Писатель — Джером Клапка Джером — изначально задумывал ее как подробный справочник-путеводитель по указанному маршруту, а вместо этого получилось то, что получилось. Критики не жалели слов и места в газетах, чтобы как можно острее отозваться о прочитанном произведении. Джерома невзлюбили сразу: его местами вульгарный язык не пришелся по вкусу чопорным англичанам, а в период размеренности и уверенности в своем настоящем и будущем британцев поразила импульсивность основных персонажей и порой встречающаяся безнадега в книге. Трудно себе представить, чтобы в период процветания Британской Империи истинный англичанин мог позволить себе подобное изречение: «Я люблю работу: она меня завораживает. Я могу сесть и смотреть на это часами!». Сейчас же это воспринимается как очень остроумная шутка. И такими остротами книга буквально изобилует.

Если мы не будем брать во внимание всю серьезность изначальной задумки автора, у него вышло отличное произведение о путешествии, сдобренное замечательной порцией английского юмора, причем в самых лучших традициях плутовских романов. В качестве примера на ум приходит работа испанского классика золотого века Сервантеса и его Дон Кихот. В ней мы тоже наблюдаем за путешествием, загадками, приключениями и юмором, но не простым и безобидным, а порой ироническим или даже сатирическим, направленным на обличение человеческих слабостей и низменных чаяний. Примечательно, что, казалось бы, даже в самых обыденных и обычных ситуациях Джером находить диковинную вещь, которая обязательно вызывает смех или улыбку. Тем не менее, его юмор не переступает через границы «дозволенного»: он не оскорбляет, не шутит в стиле американской молодежи, грязь и пошлость в его анекдотических ситуациях отсутствует как данность. Наверное, в этом и кроется отличительная черта знаменитого английского юмора!

Но не стоит ошибочно полагать, будто вся книга состоит из компиляции анекдотов с оттенком непривычного для нашего уха юмора. На самом деле, «Трое в лодке» — это книга о простых жизненных ситуациях: о друзьях, о друзьях друзей, родственниках, знакомых. Реалистичный портрет — это отличительная черта книги Джерома. Он изысканно рисует портрет Гарриса и Джорджа, но не забывает и о том, чтобы наделить уникальными чертами и четвертого — пса по кличке Монморанси. Он ведь является четвертым и неотъемлемым участником путешествия. Ну и как не вспомнить сюжетные отсылки к дядюшке Поджеру (возможно, самые смешные и поучительные моменты в книге), в образе которого каждый из вас наверняка увидит своего приятеля или родственника.

Думаю, даже в настоящем шедевре всегда можно отыскать детали, к качеству которых можно придраться. В книге «Трое в лодке, не считая собаки» такой деталью можно считать ее концовку — столь внезапную, будто автору просто наскучило писать свое произведение. Но вопреки всему, эта книга с целым каскадом приключений, сумасшедших историй, шуток и откровенных безумств оставит в вашей душе самые теплые впечатления.

Интересные записи

www.litblog.info

Отзывы о книге Трое в лодке, не считая собаки

"Old Father Thames", - пишет Джером Клапка Джером, именно так эта река перед нами и предстает, с древней историей и интересным настоящим, которое для нас, читателей XXI века уже глубокое прошлое. Я в первый раз читал эту книгу ребенком, и почему-то в моей памяти отложилось, что книга в основном о комичных ситуациях, которые то и дело возникают с незадачливыми путешественниками и их псом Монморенси. Оказалось, все совсем не так, комичные ситуации имеются, и смешные диалоги тоже, но вот основная часть книги – это путеводитель по городкам, деревушкам и просто историческим местам от Лондона вдоль Темзы до Оксфорда. Автор знакомит нас с живописными видами, рассказывает о местных жителях, дает исторические справки, повествуют о событиях дней минувших и особенностях настоящего. И все это подается с юмором, легкими парадоксами, легко и ненавязчиво.

Хотя для меня легкость оказалась сомнительной. Я рискнул прочитать книгу в оригинале, на английском, точнее в формате «билингва» - страничку на английском, затем ее перевод. И это оказалось довольно сложно. Да, я не особо большой знаток английского языка, но от юмористической книги ожидал легкого чтения. Описания природы состоят из длиннейших на пол страницы предложений с множеством незнакомых (не самых распространенных) эпитетов и оборотов. Диалоги содержат жаргонные словечки и народные выражения, а иногда еще и французские слова. Читатель наверняка запомнит (а надо ли это ему?) массу слов связанных с греблей, лодками, парусами, паровыми баркасами и прочей речной тематикой. В общем сложности есть, но вполне преодолимые. Ведь иногда стоит бороться с трудностями ради своего же удовольствия, особенно когда всегда можно сунуть нос в страничку с переводом. Примерно об этом в книге есть поразительно точная цитата, рассказывающая, почему плыть против течения лучше, чем по течению:

Гораздо больше удовольствия, напрягая спину, бороться с ним, идти вперед наперекор ему – по крайней мере, мне так кажется, когда Гаррис с Джорджем гребут, а я правлю рулем.

Кстати, об относительной сложности книги говорит и классический перевод, выполненный Михаилом Салье. Сравнивая оригинал с переводом, читатель убедится, что кое-какие фразы на русский перевести было очень не просто, более того в трех-четырех местах переводчик вообще опустил предложение, не пытаясь перевести.

В любом случае, удовольствия от чтения я получил много. И книгу рекомендую всем (есть еще не прочитавшие?). И на английском, и на русском, детям и взрослым. Все найдут для себя что-то интересное и отлично скоротают время, читая этот замечательный образец английской классики 19 века.

www.livelib.ru

Отзывы о книге Трое в лодке, не считая собаки (сборник)

Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog),[Note 1] published in 1889, is a humorous account by Jerome K. Jerome of a boating holiday on the Thames between Kingston and Oxford.

The book was initially intended to be a serious travel guide, with accounts of local history along the route, but the humorous elements took over to the point where the serious and somewhat sentimental passages seem a distraction to the comic novel. One of the most praised things about Three Men in a Boat is how undated it appears to modern readers — the jokes seem fresh and witty even today.

The three men are based on Jerome himself (the narrator J.) and two real-life friends, George Wingrave (who went on to become a senior manager in Barclays Bank) and Carl Hentschel (the founder of a London printing business, called Harris in the book), with whom he often took boating trips. The dog, Montmorency, is entirely fictional but, "as Jerome admits, developed out of that area of inner consciousness which, in all Englishmen, contains an element of the dog." The trip is a typical boating holiday of the time in a Thames camping skiff. This was just after commercial boat traffic on the Upper Thames had died out, replaced by the 1880s craze for boating as a leisure activity.

Because of the overwhelming success of Three Men in a Boat, Jerome later published a sequel, about a cycling tour in Germany, entitled Three Men on the Bummel.

A similar book was published seven years before Jerome's work, entitled Three in Norway (by two of them) by J. A. Lees and W. J. Clutterbuck. It tells of three men on an expedition into the wild Jotunheimen in Norway.

____

Yet the book sold in huge numbers. "I pay Jerome so much in royalties," the publisher told a friend, "I cannot imagine what becomes of all the copies of that book I issue. I often think the public must eat them." The first edition was published in August 1889 and serialised in the popular magazine Home Chimes in the same year. The first edition remained in print from 1889 until March 1909, when the second edition was issued. During that time, 202,000 copies were sold. Jerome states in the author's introduction to the 1909 second edition, he'd been told another million copies had been sold in America by pirate printers. The book was translated into many languages. The Russian edition was particularly successful and became a standard school textbook. Jerome later complained in a letter to The Times of Russian books not written by him, published under his name in order to benefit from his success. Since its publication, Three Men in a Boat has never been out of print. It continues to be popular to the current day, with The Guardian ranking it #33 on The 100 Greatest Novels of All Time in 2003, and Esquire ranking it #2 in the 50 Funniest Books Ever in 2009.

The river trip is easy to re-create, following the detailed description, and this is sometimes done by fans of the book. Much of the route remains unchanged. For example, all the pubs and inns named are still open. A re-creation in 1993 by poet Kim Taplin and companions resulted in the travelogue Three Women in a Boat The book was also referenced in the 1956 parody novel on mountaineering, The Ascent of Rum Doodle, where the head porter Bing is said to spend "much of his leisure immersed in a Yogistani translation of Three men in a boat". In Have Space Suit—Will Travel, by Robert A. Heinlein, the main character's father is an obsessive fan of the book, and spends much of his spare time repeatedly re-reading it.

Science-fiction author Connie Willis paid tribute to Jerome's novel in her own 1997 Hugo Award-winning book To Say Nothing of the Dog. Her time-travelling protagonist also takes an ill-fated voyage on the Thames with two humans and a dog as companions, and encounters George, Harris, 'J' and Montmorency. The title of Willis' novel refers to the full title of the original book, "Three Men in a Boat - To Say Nothing of the Dog!".


--------

Three Men on the Bummel (also known as Three Men on Wheels) is a humorous novel by Jerome K. Jerome. It was published in 1900, eleven years after his most famous work, Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog).

The sequel brings back the three companions who figured in Three Men in a Boat, this time on a bicycle tour through the German Black Forest. D. C. Browning's introduction to the 1957 Everyman's edition says "Like most sequels, it has been compared unfavourably with its parent story, but it was only a little less celebrated than Three Men in a Boat and was for long used as a school book in Germany." Jeremy Nicholas of the Jerome K. Jerome Society regards it as a "comic masterpiece" containing "set pieces" as funny or funnier than those in its predecessor, but, taken as a whole, not as satisfying due to the lack of as strong a unifying thread.

www.livelib.ru

Отзывы о книге Трое в лодке, не считая собаки (сборник)

Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog),[Note 1] published in 1889, is a humorous account by Jerome K. Jerome of a boating holiday on the Thames between Kingston and Oxford.

The book was initially intended to be a serious travel guide, with accounts of local history along the route, but the humorous elements took over to the point where the serious and somewhat sentimental passages seem a distraction to the comic novel. One of the most praised things about Three Men in a Boat is how undated it appears to modern readers — the jokes seem fresh and witty even today.

The three men are based on Jerome himself (the narrator J.) and two real-life friends, George Wingrave (who went on to become a senior manager in Barclays Bank) and Carl Hentschel (the founder of a London printing business, called Harris in the book), with whom he often took boating trips. The dog, Montmorency, is entirely fictional but, "as Jerome admits, developed out of that area of inner consciousness which, in all Englishmen, contains an element of the dog." The trip is a typical boating holiday of the time in a Thames camping skiff. This was just after commercial boat traffic on the Upper Thames had died out, replaced by the 1880s craze for boating as a leisure activity.

Because of the overwhelming success of Three Men in a Boat, Jerome later published a sequel, about a cycling tour in Germany, entitled Three Men on the Bummel.

A similar book was published seven years before Jerome's work, entitled Three in Norway (by two of them) by J. A. Lees and W. J. Clutterbuck. It tells of three men on an expedition into the wild Jotunheimen in Norway.

____

Yet the book sold in huge numbers. "I pay Jerome so much in royalties," the publisher told a friend, "I cannot imagine what becomes of all the copies of that book I issue. I often think the public must eat them." The first edition was published in August 1889 and serialised in the popular magazine Home Chimes in the same year. The first edition remained in print from 1889 until March 1909, when the second edition was issued. During that time, 202,000 copies were sold. Jerome states in the author's introduction to the 1909 second edition, he'd been told another million copies had been sold in America by pirate printers. The book was translated into many languages. The Russian edition was particularly successful and became a standard school textbook. Jerome later complained in a letter to The Times of Russian books not written by him, published under his name in order to benefit from his success. Since its publication, Three Men in a Boat has never been out of print. It continues to be popular to the current day, with The Guardian ranking it #33 on The 100 Greatest Novels of All Time in 2003, and Esquire ranking it #2 in the 50 Funniest Books Ever in 2009.

The river trip is easy to re-create, following the detailed description, and this is sometimes done by fans of the book. Much of the route remains unchanged. For example, all the pubs and inns named are still open. A re-creation in 1993 by poet Kim Taplin and companions resulted in the travelogue Three Women in a Boat The book was also referenced in the 1956 parody novel on mountaineering, The Ascent of Rum Doodle, where the head porter Bing is said to spend "much of his leisure immersed in a Yogistani translation of Three men in a boat". In Have Space Suit—Will Travel, by Robert A. Heinlein, the main character's father is an obsessive fan of the book, and spends much of his spare time repeatedly re-reading it.

Science-fiction author Connie Willis paid tribute to Jerome's novel in her own 1997 Hugo Award-winning book To Say Nothing of the Dog. Her time-travelling protagonist also takes an ill-fated voyage on the Thames with two humans and a dog as companions, and encounters George, Harris, 'J' and Montmorency. The title of Willis' novel refers to the full title of the original book, "Three Men in a Boat - To Say Nothing of the Dog!".


--------

Three Men on the Bummel (also known as Three Men on Wheels) is a humorous novel by Jerome K. Jerome. It was published in 1900, eleven years after his most famous work, Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog).

The sequel brings back the three companions who figured in Three Men in a Boat, this time on a bicycle tour through the German Black Forest. D. C. Browning's introduction to the 1957 Everyman's edition says "Like most sequels, it has been compared unfavourably with its parent story, but it was only a little less celebrated than Three Men in a Boat and was for long used as a school book in Germany." Jeremy Nicholas of the Jerome K. Jerome Society regards it as a "comic masterpiece" containing "set pieces" as funny or funnier than those in its predecessor, but, taken as a whole, not as satisfying due to the lack of as strong a unifying thread.

www.livelib.ru

Рецензии на книгу Трое в лодке, не считая собаки - Readly.ru

#Хог1_2курс (Уход за магическими существами)
Есть такие книги, которые мы откладывает, потому что их момент еще не наступил, нет подходящего времени, поэтому мы берем с полочки книгу, которая манит больше всего. А вот из списка Академии меня манила больше всего эта книга и не зря. Завтра же пойду покупать бумажный вариант книги, потому что ее можно взять в дорогу, и она не даст скучать ни вам, ни вашим близким, а так же хороший вечер с " Трое в лодке, не считая собаки" обеспечен. Как оказалось я любитель английского юмора, потому что улыбалась почти всю книгу. Шутка есть в каждом предложении, а особенно много ситуаций, когда срабатывает зловредная судьба (на фото получиться верх ногами, забыть горчицу после 2-недельных сборов, упаковать зубные щетки на дно сумки, получить веслом по голове). И в этой книги не только сама история путешествия троих мужчин и собаки, но и множество историй, то есть они говорят, а потом " мне это напомнило вот такой случай...", " один мой знакомый однажды..." и так далее. Значит, взяв в руку это произведение, мы получаем не только одну историю путешествия.
В книге повествуется о путешествии троих мужчин с их зловредной собакой (ну, как можно обижать котиков и чайнички?!). Они путешествуют по Темзе на лодке, отдыхают с пользой для здоровья, души и ума. И с ним приключается множество нелепых ситуаций.
Самые запоминающиеся случаи:
1) Один из главных героев обожает свои красные трусики, в них он себя чувствует прелестно! Как можно пойти купаться не в них?
2)Если вы не можете найти свой поезд, то просто заплатите машинисту, чтобы он повез вас и весь поезд в нужное вам место.
3)Никогда не разрешайте тащить лодку двоим, а то потеряете тетушку, как та пара голубков!
4) Чайник никогда не закипит, когда вы будете смотреть на него и ждать. Стоит лучше отойти и громко говорить о том, как вы не хотите чай.
Если вас заинтересовали эти маленькие случаи, то стоит прочитать книгу, потому что там будет таких ситуации намного больше.
Так же меня очень порадовали маленькие черно-белые рисунки, которые показывают всю комичность ситуаций. В начале каждой главы есть мини-спойлер, то есть автор описывает главу короткими, несвязными предложениями, поэтому читать становится еще интересней.

readly.ru

«Трое в лодке, не считая собаки» Джерома K.Джерома: ирония, комический лиризм, история создания | Нина Щербак | Литературная критика

 

Джером Капка Джером (1859 – 1927)

 

«Трое в лодке, не считая собаки» (в английском варианте Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog), 1889) — юмористическая повесть Джерома К. Джерома и повествует о лодочной поездке по реке Темзе (из Кингстона в Оксфорд). Прототипами троих героев являются реально существовавшие люди. Джей – в оригинальном тексте он называется только по первой букве своего имени (английская буква J от имени автора Jerome), Джордж Вингрейв (друг Джерома, который позднее стал менеджером в известном банке Барклай) и Карл Хентшель (названный в книге Гаррисом), основавший в Лондоне печатное дело.  Есть в книге и еще один персонаж – собака Монморанси, которой главный герой обладал только в книге, в реальной жизни Джерому К. Джерому подобное животное подарили только в России, спустя много лет после выхода произведения. Впрочем, существует версия, в основу которой положена идея о том, что сам Джером считал:  какая-то часть сознания англичанина обязательно напоминает собачьи черты и ассоциация человека и данного домашнего животного неминуема [1].

История начинается с того, что трое друзей (а также фокстерьер) проводят вечер в комнате Джея, покуривая, обсуждая болезни, от которых они страдают, приходят к обоюдному выводу, что им, наконец, необходим отдых. Оставаться отдыхать на природе героям не хочется по причине скуки, прогулки по морю могут закончиться плохо, так диктует здравый смысл, поэтому герои решают отправиться в путешествие по реке Темзе.

<-- Первое издание книги в 1889 г.

 

Первоначальная идея Джерома К. Джерома заключалась в том, чтобы написать хороший путеводитель по пригородам Лондона. Во-первых, это сразу поместило бы повесть в разряд произведений, которые строятся по принципу «путешествия» или даже образуют свой собственный жанр [2], весьма распространенный и в русской традиции и называемый «литературным путешествием». Подобный жанр представляет собой исторически сложившуюся традицию описания литератором (поэтом) собственного путешествия [2, с. 149]. Как и в любом художественном произведении, автор-путешественник из всего увиденного творит «особый мир», в котором раскрывается «жизненный смысл явлений и их интимный характер». Сначала Джером собирался назвать книгу «Повесть о Темзе». «Я даже не собирался сначала писать смешной книги», — признавался он в мемуарах. Книга должна была сосредоточиться на Темзе и её «декорациях», ландшафтных и исторических, и только с небольшими смешными историями «для разрядки». «Но почему-то оно так не пошло. Оказалось так, что оно всё стало „смешным для разрядки“. С угрюмой решительностью я продолжал… Написал с дюжину исторических кусков и втиснул их по одной на главу» [3]. Первый издатель, Ф. У. Робинсон, сразу выкинул почти все такие эпизоды и заставил Джерома придумать другой заголовок. Джером написал уже половину текста, когда ему в голову пришла идея  названия — „Трое в лодке“.

Некоторые исторические фрагменты, упоминание известных персоналий и географических точек, однако, в книге сохранились. Так, в повести говорится о  знаменитом Хэмптон-Корт, дворце в пригородах Лондона, резиденции короля Генриха Восьмого, а также об Обезьяним Острове и Острове Великой Хартии Вольностей, известных достопримечательностях на берегах реки Темзы по дороге из Лондона в Оксфорд.

Имя Генриха Восьмого (1491 —1547) — притча во «языцех» для истории Англии. У этого короля, как известно,  было шесть жен, многих из которых он сам казнил (самая известная казнь второй жены, Анны Болейн). Ради брака с Анной Болейн, используя как повод собственное желание появления наследника мужского пола, Генрих провозгласил Английскую Реформацию, после чего его отлучили от Католической церкви за развод с первой супругой, Екатериной Арагонской. Он же основал  Англиканскую церковь, которая полностью отделилась от Римской Католической. Джером К. Джером использует знаменитые имена без особой корысти, в том смысле, что он совершенно не упоминает трагедии, связанной с историческими персонажами, а относится к известным героям просто как к милым любовникам: «Около Энкервик-Хауса,   неподалеку   от  Мыса  пикников,  сохранились развалины  старого  монастыря. Возле этого старого монастыря Генрих Восьмой, говорят,  поджидал и встречал Анну Болейн. Он встречался с нею также у замка Хивер  в графстве Кент и еще где-то около Сент-Олбенса. В те времена жителям Англии  было, вероятно, очень трудно найти такое местечко, где эти беспечные молодые люди не крутили бы любовь. Случалось  ли  вам  когда-нибудь  жить  в  доме,  где  есть  влюбленная парочка?   Это   очень   мучительно».  И далее: «Нечто  похожее, вероятно, было и тогда, когда этот легкомысленный юноша Генрих  Восьмой  ухаживал  за  своей маленькой Анной. Обитатели Бакингемшира неожиданно  натыкались на них, когда они бродили вокруг Виндзора и Рэйсбери, и  восклицали:  "Ах,  вы  здесь!"  Генрих,  весь  вспыхнув,  отвечал: "Да, я приехал,  чтобы  повидаться  с  одним  человеком", — а Анна говорила: "Как я рада  вас  видеть!  Вот  забавно!  Я  только что встретила на дороге мистера Генриха Восьмого, и он идет в ту же сторону, что и я".

Остров Великой Хартии другая историческая реалия, упомянутая Джеромом,  это — английский остров, на котором, как полагают, почти 800 лет назад была подписана Великая хартия вольностей. В тексте Джерома К. Джерома о нем говорится так: «Мы  отправились  на  остров  Великой  Хартии и обозрели камень, который стоит  там  в домике, и на котором, как говорят, был подписан этот знаменитый документ.  Впрочем,  я не могу поручиться, что он был подписан именно там, а не  на  противоположном берегу, в Раннимиде, как утверждают некоторые. Сам я склонен отдать  предпочтение  общепринятой  островной  теории.  Во  всяком случае,  будь  я одним из баронов тех времен, я настоятельно убеждал бы моих товарищей  переправить  столь  ненадежного  клиента,  как  король  Иоанн, на остров, чтобы оградить себя от всяких неожиданностей и фокусов».  Имеется в виду Иоа́нн (Джон) Безземе́льный (1167 —1216) — король Англии с 1199 года, чье правление считается одним из самых катастрофических за всю историю Англии — оно началось с завоевания Нормандии французским королём Филиппом II Августом и закончилось гражданской войной, почти свергшей его с трона (за свои поражения он получил ещё одно прозвище «Мягкий Меч», Softsword). В 1213 году он признал Англию вассалом папы римского, чтобы закончить раздор с католической церковью, а в 1215 году восставшие бароны заставили его подписать Великую хартию вольностей, из-за этого Иоанн наиболее всего и стал известен.

Помимо исторических реалий в их вольной интерпретации, на наш взгляд, интересен момент, связанный с созданием самого механизма «английского юмора». Британский (или английский) юмор несёт в себе сильный элемент сатиры, приемы включают в себя двусмысленность и интеллектуальные шутки, преуменьшение, преувеличение, сарказм при невозмутимой подаче [4]. Стоит отметить, что каждый британский автор, естественно, вырабатывает свой собственный прием. Классическим юмористическим примером могут служить пьесы Оскара Уайльда, например, в его пьесе «Как важно быть серьезным» одним из самых ярких эпизодов является диалог с матерью невесты: «Потерю одного из родителей еще можно рассматривать как несчастье, но потерять обоих, мистер Уординг, похоже на небрежность»). Сходной по популярности можно назвать  книгу Джорджа Микеша «Как быть иностранцем» (How to be an Alien, 1946), в которой английский юмор достигает высшей точки: «Конечно, английская девушка способна подучить, ну, например, географию. Но когда девушка знает, столицей чего — Румынии, Венгрии или Болгарии, — является Будапешт, пропадает весь шик. А если при ней, знающей, что Будапешт — столица Румынии, в этом качестве будет вдруг упомянут Бухарест, она должна выказать хотя бы некоторое недоумение. Будет гораздо милее при упоминании Барбадоса, Банска Быстрицы или Фиджи поинтересоваться: — Ах, эти островки… Из Британских? (Как правило, следует положительный ответ»). В обоих примерах комический или юмористический эффект строится либо на преуменьшении значимости чего-то («потерять обоих родителей, похоже на небрежность»), либо на подчеркнуто преувеличенном равнодушии в отношение знания или обнаружения собственной эрудиции:  «ах, эти островки… Из Британских?». В отношении Джером К. Джерома следует сказать, что он тоже изобретает механизм юмористического изложения, и дается ему это не сразу.

Как следует из воспоминаний «Моя жизнь и время» [3], критика Джером К.Джерома была нещадной и беспощадной, почти до самой той встречи  с редактором Робинсоном, который и опубликовал «Трое в лодке». До этого репутация Джерома было очень шаткой: «Думаю, смело можно сказать, что в первые двадцать лет моей писательской карьеры ни одного другого автора в Англии так не поносили, как меня. «Панч» неизменно именовал меня «Гарри К’Гарри», после чего наставительно вещал о том, какой великий грех для писателя – путать юмор с вульгарностью и остроумие с наглостью. Что касается журнала «Нэшнл обсервер», даже галке в Реймсском соборе не досталось столько проклятий, сколько обрушивали на мою голову едва ли не каждую неделю Уильям Эрнест Хенли и его надменные молодые люди. Я бы должен быть польщен, но в то время я все принимал всерьез и немало страдал. Макс Бирбом постоянно на меня гневался. «Стандард» объявил меня чумой английской беллетристики, а «Морнинг пост» приводила в пример того, к каким печальным последствиям приводит излишнее образование среди низших классов. На обеде по случаю открытия ресторана «Краснапольски» на Оксфорд-стрит (ныне «Фраскати») меня усадили рядом с литератором Гарольдом Фредериком, только что прибывшим из Америки. Я заметил, что он посматривает на меня с любопытством. – Где ваш каменный топор? – спросил он вдруг. – Оставили в гардеробной? Он объяснил, что, по отзывам в английских литературных журналах представлял меня каким-то первобытным дикарем» [3].

Наиболее известная шутка Джерома К. Джерома касается, помимо прочего, анекдота в отношении барометров, на которые нельзя положиться, трудностей, связанных с обучением игры на шотландской волынке. Другие смешные истории – описание тех трудностей, с которыми сталкиваются путешественники во время прогулки по реке. Обращает на себя внимание нетривиальность шуток, которые обычно, то есть конвенционально, используются в театральных постановках. Эпизод – история о двух пьяных героях, которые случайно забрались в одну постель, история о приготовлении «ирландского жаркого» (попытка смешать в новом блюде все объедки, оставшиеся с предыдущего ужина, как известно, изюминка эпизода – описание того, как собака Монморенси тоже хочет поучаствовать во всеобщем деле, в какой-то момент возвращается к месту приготовления еды и приносит туда дохлую крысу в качестве своего посильного вклада). Другой эпизод, описанный в третьей главе, – история, связанная с непосильным бременем вешания  картины на стену.

Критики сходятся на мысли о том, что Джером. К. Джером достигает такого поразительного комического эффекта путем описания самых тривиальных деталей жизни. Он настолько виртуозен в описаниях повседневности, что достигает в этом эффекта гротеска, косвенно используя творческие приемы Марка Твена [5]. Только ли его?

Авторы, которые исследуют историю создания английского юмора и его отражение в литературе, выделяют несколько этапов становления традиции, включающей творчество Чосера, Уильяма Шекспира, Эдварда Лира, Джонатана Свифта, Генри Филдинга, Чарльза Диккенса, Сомерсета Моэма, Артура Конан Дойла, Джорджа Оруэлла, Агаты Кристи. Комизм ситуаций, описанный Чосером или Шекспиром, отличен от политической сатиры Джонатана Свифта и Генри Филдинга. Сходным образом, тонкие намеки Конан Дойла не похожи на реалистичность Сомерсета Моэма и прямодушие Чарльза Диккенса. Подобный список писателей показывает, что традиция юмора менялась, как менялись и жанры повествования. «Трое в лодке» включает в себя многочисленные примеры иронии,  ее различных средств и форм воплощения, метафорических переносов («и говядина и земляника со сливками тоже чувствовали себя неважно»), смены регистра («он сошел на берег во вторник, и когда пароход отвалил от пристани, проводил его грустным взглядом»), игры слов (« – Что прикажете принести, сэр? – Унесите меня отсюда, –  последовал еле слышный ответ»), каждый из которых создает «объем» повествовательных техник и насыщает текст своеобразием и настроением [6].

Разница между текстами разных авторов заключается в основополагающих принципах литературных традиций, которые воплощаются в произведениях по-разному. Если для Филдинга или Джонатана Свифта характерна политическая сатира, то в XIX веке более заметно - полное отсутствие сатиры, за  исключение, как пишут критики, творчества Лорда Байрона [7], что объясняется, в частности, юридическими законами против письменной клеветы, как и законами, гласными и негласными, Викторианского общества, в целом. Подобная традиция сатирического изображения действительности возвращается, по мнению историков и литературоведов, только в XX веке, в творчестве Т.С. Элиота и Ивлина Во, а также в произведениях Хаксли и Оруэлла, Вирджинии Вульф и Джеймса Джойса. «Трое в лодке, не считая собаки» как будто бы - «частная история», рассказанная с доверием и полным пониманием частного мира действительности истинного англичанина, она не является политическим памфлетом и, скорее всего, даже не воплощает в себе идей определенного класса или сословия.

Обращают на себя внимание приемы юмора, механизмов его реализации, которые обнаруживаются и ярче всего проявляются в детской литературе (возможно, неслучайно в тексте Джерома К. Джерома в аннотации к первой главе значится, что речь в главе пойдет о «средстве против болезни печени у детей»). Подобные примеры «детскости и юмора» включают, по данным исследования М.Забараки, пять основных приемов, самые яркие из которых это: включение в повествование гротескных персонажей (собака, которая ассоциируется с человеком), ирония по отношению к правительству или историческим реалиям (о подобных примерах речь шла выше, имеются в виду случаи упоминания Генриха Восьмого), примеры нонсенса (факт утверждения персонажами и повествователем того, что они больные всеми болезнями, кроме воспаления коленной чашечки), «физический» юмор, то есть «юмор действия», когда шутка не вербализуется, а реализуется в действии, «на практике» (в тексте: «тогда  он  расстегнул меня и осмотрел сверху донизу, потом взял меня за руку  и  ударил  в грудь, когда я меньше всего этого ожидал, –  довольно-таки подлая  выходка, по моему мнению, – и вдобавок боднул меня головой»), шутки, реализуемые путем игры автора с персонажами, их нарочито комическое появление и т. д. Можно говорить о том, что этим  приемам соответствуют десять «областей юмористической парадигмы», которые  можно обнаружить как в детской литературе, так и в тексте Джерома К. Джерома. Области (или средства выражения) включают примеры а) преувеличения или гиперболы («если бы Джордж действительно спал еще больше, он с равным успехом  мог  бы  умереть  и сэкономить, таким образом, деньги на квартиру и стол, б) удивительности описываемого события, его экстраординарности («и  вот вам снится, что на вас сел слон и что извержение вулкана бросило вас  на  дно моря вместе со слоном, который спокойно спит у вас на груди. Вы просыпаетесь  и  приходите  к  убеждению, что, действительно? случилось что-то ужасное.  Прежде  всего,  вам  кажется,  что  пришел конец света, но потом вы решаете,  что  это  невозможно, и что на палатку напали воры или убийцы, или, может  быть,  случился  пожар», в) абсурдности описываемой ситуации или утверждения («будь  все  люди  похожи  на  того  парня,  которого  я однажды видел на пароходе,  шедшем  в  Ярмут,  эту  загадку было бы довольно легко объяснить»), г) насмешки («когда  Монморенси  перешел  на мое иждивение, я никак не думал, что мне удастся  надолго  сохранить его у себя. Я сидел, смотрел на него (а он, сидя на  коврике  у  камина,  смотрел  на  меня)  и  думал:  эта  собака долго не проживет.  Ее  вознесут  в  колеснице на небо – вот что с ней произойдет), д) проявления жестокости  («вы  выражаете эту мысль обычным способом, но помощь  не  приходит,  и вы чувствуете, что вас пинают ногами тысячи людей и что вас душат», е) вербальной реализации юмористического взгляда на жизнь [8].

Таким образом, иронический эффект, реализация метафор, смена регистра, театральные приемы, эффект «частной истории», в некоторых случаях, нарочитое сходство с детской литературой и характеризующими ее приемами юмора, создают особое настроение повествования в повести Джерома К.Джерома «Трое в лодке», подчеркивают ее своеобразие. Задуманное как историческая хроника или путеводитель, произведение превратилось в классический образец воплощения английского юмора и частной истории жизни, популярной до сих пор.

 

Литература:

[1] Geoffrey Harvey. "Introduction". Oxford World's Classics edition of Three Men in a Boat. Oxford, 1998

[2] Краснощекова Е. Иван Александрович Гончаров. Мир творчества. СПб.: Пушкинский Фонд, 1997

[3] Джером К. Джером. «Моя жизнь и время». М.: Аст, 2014

[5] De la Oulton, Carolyn.  Below the fairy city. The life of Jerome K. Jerome. Brighton: Victorian secrets limited, 2012

[7] Ünal AYTÜR. Humour and satire in English literature. Çankaya Üniversitesi Fen-Edebiyat Fakültesi. Journal of Arts and Sciences Sayõ. 3 May 2005

[8] Matthew D. Zbaracki. Descriptive study of how humor in literature serves to engage in their reading dissertation.  Ohio: Ohio State University, 2003

www.topos.ru

Джером «Трое в лодке, не считая собаки»: сюжет и анализ

 

Юмористическое произведение Джерома К. Джерома "Трое в лодке, не считая собаки" является самым знаменитым творением писателя. Это юмористическая повесть была подвергнута многим критическим замечаниям, так как немногие литераторы того времени смогли понять иронию автора.

"Трое в лодке, не считая собаки" является примером "малой прозы", которая занимает важное место в творчестве английского писателя. Во многих своих новеллах, повестях и эссе он поднимал острые социальные проблемы и вопросы человеческой морали и нравственности, и старался показать нелепость действительности через добродушный юмор.

И в этом произведении Джерома прослеживается иронический взгляд автора на главных героев и на те обстоятельства, в которых они оказались.

Сюжет и анализ повести

Три друга отправляются в лодочное путешествие по Темзе, которое заканчивается тем, что они бросают свою лодку под дождем и сбегают в Лондон на поезде. Три главных героя - это типичные представители джентльменов из среднего класса, которые не стесненны в средствах, но совершенно не готовы к неприятностям разного рода.

Джером изображает классических персонажей юмористического жанра, и все трое представлены в виде коллективного героя, который является ключевым образом романа. Помимо приключений повествующего героя, Джером вводит в повесть и дополнительные эпизоды с участием его друзей, и таким образом, читатель видит, что нелепые ситуации и случайности происходят и с другими героями.

Это делает  "Трое в лодке, не считая собаки" насыщенным разными событиями рассказом с интересным, увлекательным сюжетом. Главное действующее лицо Джерома постоянно выступает жертвой несчастливых обстоятельств - надев красивый костюм, в парке он попадает под дождь, забивая гвоздь, герой калечит себе палец.

Получается так, что жизнь постоянно создает для него препятствия и испытания и в конечном итоге, ему необходимо найти для них практическое решение. Таким образом, писатель высмеивал положение, в котором оказались представители "досужих классов", такие джентльмены, как трое героев его повести.

Они были совершенно не приспособлены к обычной жизненной деятельности и не умели принимать правильные решения. Их постоянные неудачи и нелепые ситуации - символ их неправильного, несовременного отношения к жизни и результат воспитания.

Несмотря на то, что критиками повесть "Трое в лодке, не считая собаки" были воспринята неблагосклонно, многим читателям она понравилась тонким юмором и удачным высмеиванием трех главных героев.

Многие литераторы отмечают, что "Трое в лодке, не считая собаки" тесно связана с традициями литературы о юмористическом путешествии, и связывают повесть с произведениями знаменитого Ч. Диккенса и американского писателя М. Твена.

Они тоже посвящали свои рассказы и повести подобным людям, постоянно попадающим в комические ситуации, и старались показать их жизнь с юмористической стороны.

Нужна помощь в учебе?



Предыдущая тема: Бернс Эпиграммы и эпитафии: смысл, образы и темы
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspБасня как литературный жанр: юмор и сатира

Все неприличные комментарии будут удаляться.

www.nado5.ru

Отзывы о книге Трое в лодке (не считая собаки)

"Old Father Thames", - пишет Джером Клапка Джером, именно так эта река перед нами и предстает, с древней историей и интересным настоящим, которое для нас, читателей XXI века уже глубокое прошлое. Я в первый раз читал эту книгу ребенком, и почему-то в моей памяти отложилось, что книга в основном о комичных ситуациях, которые то и дело возникают с незадачливыми путешественниками и их псом Монморенси. Оказалось, все совсем не так, комичные ситуации имеются, и смешные диалоги тоже, но вот основная часть книги – это путеводитель по городкам, деревушкам и просто историческим местам от Лондона вдоль Темзы до Оксфорда. Автор знакомит нас с живописными видами, рассказывает о местных жителях, дает исторические справки, повествуют о событиях дней минувших и особенностях настоящего. И все это подается с юмором, легкими парадоксами, легко и ненавязчиво.

Хотя для меня легкость оказалась сомнительной. Я рискнул прочитать книгу в оригинале, на английском, точнее в формате «билингва» - страничку на английском, затем ее перевод. И это оказалось довольно сложно. Да, я не особо большой знаток английского языка, но от юмористической книги ожидал легкого чтения. Описания природы состоят из длиннейших на пол страницы предложений с множеством незнакомых (не самых распространенных) эпитетов и оборотов. Диалоги содержат жаргонные словечки и народные выражения, а иногда еще и французские слова. Читатель наверняка запомнит (а надо ли это ему?) массу слов связанных с греблей, лодками, парусами, паровыми баркасами и прочей речной тематикой. В общем сложности есть, но вполне преодолимые. Ведь иногда стоит бороться с трудностями ради своего же удовольствия, особенно когда всегда можно сунуть нос в страничку с переводом. Примерно об этом в книге есть поразительно точная цитата, рассказывающая, почему плыть против течения лучше, чем по течению:

Гораздо больше удовольствия, напрягая спину, бороться с ним, идти вперед наперекор ему – по крайней мере, мне так кажется, когда Гаррис с Джорджем гребут, а я правлю рулем.

Кстати, об относительной сложности книги говорит и классический перевод, выполненный Михаилом Салье. Сравнивая оригинал с переводом, читатель убедится, что кое-какие фразы на русский перевести было очень не просто, более того в трех-четырех местах переводчик вообще опустил предложение, не пытаясь перевести.

В любом случае, удовольствия от чтения я получил много. И книгу рекомендую всем (есть еще не прочитавшие?). И на английском, и на русском, детям и взрослым. Все найдут для себя что-то интересное и отлично скоротают время, читая этот замечательный образец английской классики 19 века.

www.livelib.ru

Отзывы о книге Трое в лодке, не считая собаки (сборник)

"Old Father Thames", - пишет Джером Клапка Джером, именно так эта река перед нами и предстает, с древней историей и интересным настоящим, которое для нас, читателей XXI века уже глубокое прошлое. Я в первый раз читал эту книгу ребенком, и почему-то в моей памяти отложилось, что книга в основном о комичных ситуациях, которые то и дело возникают с незадачливыми путешественниками и их псом Монморенси. Оказалось, все совсем не так, комичные ситуации имеются, и смешные диалоги тоже, но вот основная часть книги – это путеводитель по городкам, деревушкам и просто историческим местам от Лондона вдоль Темзы до Оксфорда. Автор знакомит нас с живописными видами, рассказывает о местных жителях, дает исторические справки, повествуют о событиях дней минувших и особенностях настоящего. И все это подается с юмором, легкими парадоксами, легко и ненавязчиво.

Хотя для меня легкость оказалась сомнительной. Я рискнул прочитать книгу в оригинале, на английском, точнее в формате «билингва» - страничку на английском, затем ее перевод. И это оказалось довольно сложно. Да, я не особо большой знаток английского языка, но от юмористической книги ожидал легкого чтения. Описания природы состоят из длиннейших на пол страницы предложений с множеством незнакомых (не самых распространенных) эпитетов и оборотов. Диалоги содержат жаргонные словечки и народные выражения, а иногда еще и французские слова. Читатель наверняка запомнит (а надо ли это ему?) массу слов связанных с греблей, лодками, парусами, паровыми баркасами и прочей речной тематикой. В общем сложности есть, но вполне преодолимые. Ведь иногда стоит бороться с трудностями ради своего же удовольствия, особенно когда всегда можно сунуть нос в страничку с переводом. Примерно об этом в книге есть поразительно точная цитата, рассказывающая, почему плыть против течения лучше, чем по течению:

Гораздо больше удовольствия, напрягая спину, бороться с ним, идти вперед наперекор ему – по крайней мере, мне так кажется, когда Гаррис с Джорджем гребут, а я правлю рулем.

Кстати, об относительной сложности книги говорит и классический перевод, выполненный Михаилом Салье. Сравнивая оригинал с переводом, читатель убедится, что кое-какие фразы на русский перевести было очень не просто, более того в трех-четырех местах переводчик вообще опустил предложение, не пытаясь перевести.

В любом случае, удовольствия от чтения я получил много. И книгу рекомендую всем (есть еще не прочитавшие?). И на английском, и на русском, детям и взрослым. Все найдут для себя что-то интересное и отлично скоротают время, читая этот замечательный образец английской классики 19 века.

www.livelib.ru

Трое в лодке, не считая собаки. Отзыв

Автор admin Опубликовано

Я хочу написать об одном из самых любимых моих произведений. Это повесть английского писателя Джерома К. Джерома. Повесть была написана им в 1889 году прошлого столетия. В самом начале повести автор пишет небольшое предисловие, в котором говорит о том, чем эта повесть отличается от других произведений того времени. Автор пишет, что может это не самая лучшая повесть, не самая изящно написанная, но зато она самая правдивая. Она правдиво описывает что происходит с главными героями повести.
А что происходит с главными героями? С главными героями происходит то, что называется путешествием вверх по Темзе, на лодке, разумеется. И как вы догадались главных героев трое Джордж, Гаррис и собственно автор. А еще есть собака фокстерьер по кличке Монморанси. В книге вы не найдете подробного и скучного описания каждого героя. Но представление и свое мнение о них вполне можно составить по тому, что о них пишет автор. В этой повести автор описывает не только путешествие, но и случаи и события которые происходили с ними в разные периоды их жизни. Именно эти случаи дают полное представление о главных героях.
Если вы никогда не бывали в Лондоне и не путешествовали вверх по Темзе, то эта повесть как раз то, что вам нужно. Потому что автор повествует обо всех достопримечательностях на пути следования. Конечно, он не описывает каждый камешек как Оноре де Бальзак, но общее представление об этих местах и событиях, вместе с которыми они вошли в историю вы получите.
Нельзя обойти стороной и то, как тонко и вместе с тем с юмором автор подмечает и описывает черты наиболее присущие людям. В повести вы найдете много таких моментов, но что самое главное все они будут весьма правдивы. Автор также очень поэтично описывает природу туманного альбиона. Его рассуждения о крошечных людях и огромной матери земле на груди, которой все мы живем и дышим, проникнуты огромной любовью.
Повесть «трое в лодке не считая, собаки» отличается от произведений современников автора стилем, в котором она написана. В этой книге вы не найдете трагических моментов, может быть легкая лирика но не пронзительная тоска. Этого вы в повести не найдете. «Трое в лодке не считая, собаки» это повесть, написанная с юмором, при этом весьма искрометным юмором. И именно эта черта отличает повесть от других произведений. Автор с юмором описывает мелочи жизни, которые порой отравляют нам жизнь. С юмором подмечает черты людей, быть может, не самые лучшие их стороны, но описаны они с юмором. Вся повесть пронизана этим пьянящим чувством юмора. Не знаю как вы, но я, читая эту повесть, не могла удержаться от смеха. От этой повести идет огромный позитив. И если вы грустны или вам очень плохо возьмите повесть и прочитайте ее и вам сразу станет легче.

prowriterslab.com


Смотрите также