Терапия собаками для детей


Канистерапия для детей – лечение собаками

Родители детей с особенностями развития знают, что помимо медицинского лечения ребёнку необходима поддерживающая терапия. Она может быть направлена на развитие навыков общения, на борьбу с тревогами и страхами, на интеграцию в обычный мир. В европейских странах для этого успешно и достаточно давно применяется лечение собаками — канистерапия. Теперь это направление развивается и в России.

Канистерапия – что это за метод

Канистерапия представляет собой комплекс упражнений со специальной обученной собакой под руководством специалиста. В ходе такой работы у ребенка формируются социальные навыки, корректируется поведение. В свою очередь собака, работающая с детьми, проходит обучение и своеобразный экзамен на то, как вести себя в стрессовых ситуациях. Поэтому собаки-терапевты не реагируют на неприятные прикосновения: толчки, дерганье за шерсть.

При каких заболеваниях эффективна канистерапия

Для каждого маленького пациента специалистами, в том числе психоневрологами, составляется особая программа занятий, учитывающая историю болезни, уровень физического и психического развития.

Канистерапия успешно показала себя при следующих заболеваниях:

  • Различные виды детского церебрального паралича.
  • Синдром Дауна.
  • Посттравматическое стрессовое расстройство.
  • Синдром раннего детского аутизма.
  • Умственная отсталость (олигофрения).
  • Нарушения слуха и зрения.

Незавивсимо от диагноза, общение с дружелюбной собакой делает ребенка более спокойным и уверенным в себе, стресс от частого общения с врачами и малознакомыми людьми снижается. Ребёнок меньше замыкается в себе, что особенно важно для малышей, страдающих аутизмом.

Канистерапия показана детям, воспитывающимся в детских домах. Такие малыши труднее доверяются миру и имеют меньше возможностей для выражения эмоций. Забота о собаке, её безусловная любовь и отзывчивость на ласку учат ребенка выражать свои эмоции и принимать чужие, помогают разобраться в собственных переживаниях.


Интересный факт: в ряде стран при помощи собак выявляют диабет и корректируют логопедические проблемы.

Этапы канистерапии

  1. На первых занятиях специалист показывает команды, которые умеет выполнять собака. В это время ребёнок выступает сторонним наблюдателем, привыкая к близости животного, его повадкам и внешнему облику.
  2. Контакт с животным возникает на втором этапе, когда ребёнок убеждается в своей безопасности. Под руководством кинолога и при поддержке родителей ребенок называет имя собаки, повторяет команды, прикасается к псу.
  3. На основном этапе контакт животного и ребёнка становится наиболее близким: собака выполняет несложные команды, повышая в малыше чувство уверенности в собственных силах. Такие простые занятия, как прогулка с понравившейся собакой на поводке, кормление, расчёсывание, делают ребёнка спокойным и счастливым.

Противопоказания

Существует два противопоказания к проведению канистерапии:

  • Аллергия на шерсть.
  • Подтвержденные психологом фобии, связанные с животными.

Также ограничениями могут быть болезни дыхательных путей и инфекции. Если фобий нет, но есть тревожность, то занятия возможны, но под более чутким контролем. Родителям не стоит опасаться, что ребёнок слишком привяжется к своему пушистому терапевту – при работе с квалифицированным персоналом это исключено.

dogkind.ru

Канистерапия — Википедия

Дети и собаки на занятиях в рамках канистерапии в Карелии (Россия)

Канистерапи́я (от лат. сanis — собака + греч.  — лечение) — разновидность терапии с животными, метод лечения и реабилитации с использованием специально отобранных и обученных собак. Канистерапию используют в медицинской и социальной реабилитации.

Канистерапия может использоваться как психотерапевтическая методика, способствующая развитию умственных и эмоциональных способностей, улучшению двигательных функций и моторики, а также для усиления эффективности развития личности при коррекции, реабилитации и социальной адаптации детей с особенностями развития[1][2]. Существуют программы для слепых и слабовидящих детей для их общего развития, повышения интереса к познанию внешнего мира, социализации, улучшения эмоционального состояния[3].

Собаки обладают некоторыми качествами, сходными с человеческими: эмоциональностью, способностью выражать свои переживания действиями, звуками, мимикой, реакцией на коммуникативные инициативы человека. Кроме того, они легко обучаются вербальным командам и охотно им подчиняются[4][5]. Это позволяет эффективно использовать их в реабилитации пациентов с особенностями развития, нарушением моторики и двигательной активности.

Огромную роль в канистерапии также играет тактильное взаимодействие с собакой-терапевтом. Для этой работы отбирают собак с определенным типом психики, устойчивой нервной системой и желанием взаимодействовать. Все собаки должны пройти специальный курс обучения и тестирования прежде, чем их допустят до работы.

Положительные терапевтические свойства при общении человека с домашними животными были известны ещё со времён Гиппократа, о чём свидетельствуют сохранившиеся документы, произведения искусства и данные раскопок археологов. В Древней Греции и Египте около 3 тыс. лет назад были обнаружены способности собак справляться с различными человеческими недугами. Сохранившиеся документы свидетельствуют, что в 1792 году в английском городе Йорке собак использовали в терапевтическом процессе в больнице для душевнобольных. Во время ухода за животными больные общались с ними. Было отмечено положительное влияние такой методики и, как следствие, повышение эффективности лечения.

После Второй мировой войны врачи Красного Креста заметили, что в госпиталях, в которых разрешалось находиться собакам, раненые старались проводить с ними больше времени. Было отмечено, что в таких учреждениях процесс выздоровления происходил гораздо быстрее. В связи с этим в госпитале военно-воздушных сил в Нью-Йорке стали широко использовать этот метод[6].

Однако само понятие «терапии с участием животных» (или пет-терапии) было впервые сформулировано американским специалистом в области детской психиатрии Борисом Левинсоном в 1960 году. Во время домашних приёмов он заметил, что присутствующая на сеансах собственная собака вызывает у пациентов-детей положительные реакции. С тех пор метод лечения, включающий в себя общение с животными, в частности с собаками, получил широкое распространение на Западе. В настоящее время канистерапия может использоваться при лечении и таких серьёзных заболеваний, как детский церебральный паралич, аутизм, гиперактивность, сердечно-сосудистые заболевания, а также при различных психо-соматических нарушениях. Это направление стало широко развиваться и распространяться не только за рубежом, но и в России[7].

Существует различие между деятельностью с участием собак и терапией с участием собак. Деятельность с участием собак подразделяется на пассивную и активную. При пассивной деятельности пациенты не контактируют непосредственно с собаками. В этом случае терапевтическое воздействие достигается путём наблюдения за животными в вольерах, природных парках — пациенты могут получать ощутимую пользу для здоровья просто от их присутствия.

При активной деятельности во время общения с собаками терапевтический эффект достигается за счёт вовлечения животных в совместные игры с пациентами, тактильного взаимодействия, развития моторики в процессе ухода за ними (расчёсывание, кормление), а также социализации через общение с собаками-терапевтами и их проводниками. Специалистами по канистрах-терапии разработаны и используются специальные программы реабилитации, принимая участия в которых люди с особенностями развития, психо-соматическими и двигательными нарушениями приобретают необходимые в повседневной жизни навыки, повышают свою самостоятельность и вовлеченность во взаимодействие с другими людьми и животными.

Степени квалификации специалистов по канистерапии[править | править код]

Квалификация специалистов по канистерапии подразделяется на три основные степени:

  • Волонтер-стажер — теоретически обученный доброволец находящийся в стадии прохождения практики работы в канис-терапии. В России большинство проводников, приезжающих работать со своими собаками в государственные учреждения для социализации и реабилитации подопечных, нуждающихся в канис-терапии, являются волонтерами. Такие специалисты не занимаются специализированной медицинской реаблитацией, однако делают очень важное дело — дают подопечным возможность общаться, приобретать социальные и прикладные навыки через взаимодействие с собаками.
  • Методист — канис-терапевт (иногда называемый «куратор»), человек с образованием не ниже среднего профессионального в области педагогики, специальной педагогики, психологии, ЛФК, АФК. Должен обязательно пройти специализированный курс или подготовку в области канис-терапии, в том числе по организации работы канис-терапевтов. Канис-терапевт может самостоятельно вести мероприятия, составлять программы и методики на основе медицинских указаний квалифицированного врача или указаний педагога, руководить работой и контролировать волонтёров, проводить первичный отбор волонтёров и собак. Канис-терапевт не имеет права ставить диагнозы или давать рекомендации по лечению.
  • Специалист-канистерапевт — опытный специалист с полномочиями для осуществления определённого вида терапии или занятий. Обычно это врач-невролог, психиатр, медицинский психолог, реабилитолог, инструктор ЛФК или АФК либо специальный педагог. Специалист-канистерапевт обязан завершить специализированные курсы и пройти дополнительные занятия по канистерапии, а также аттестацию. Часто такой специалист руководит группой волонтеров-стажеров, составляет индивидуальные программы реабилитации и обучает менее опытных терапевтов в группе.

В научных кругах давно под пристальное внимание психологов попали особенности взаимоотношений человека и собаки. Было замечено, что собаки оказывают значительное влияние на людей, причём носящее в основном позитивный характер. Также было замечено, что даже на расстоянии наблюдение за собаками и общение с ними помогает восстановить человеку душевный комфорт, может являться причиной исчезновения приступов мигрени и истероидного состояния. Чуткое обоняние позволяет собакам предсказывать начало различных болезней у человека, когда традиционные способы диагностики и анализа не указывают на них[7][неавторитетный источник?]. В США широко используются собаки, обученные предсказывать начало эпилептического припадка и приступа астмы. А также собаки для эмоциональной поддержки (emotional support dog) для пациентов с фобиями и различными психологическими особенностями.

  • Нормализация состояния человека — общение с собаками может оказывать благотворное влияние на человека в момент кризисного состояния, успокаивать и расслаблять. При этом снижается чувство одиночества и улучшается процесс социализации. Животное может оказать помощь человеку, нормализуя стрессовую ситуацию, в которую он попал, особенно испытывающему недостаток в социальной поддержке.
  • Помощь в процессе социализации — животные могут стимулировать людей к общению друг с другом, зачастую являясь темой для беседы. Собака может быть поводом для дружественной беседы у абсолютно незнакомых людей[5].
  • Влияние на мотивацию людей — собаки могут вдохновлять и мотивировать людей (например, на совершение прогулок). Это было замечено при наблюдении за людьми до и после заведения собаки. Приобретая собаку, люди резко увеличивали длительность своих прогулок, несмотря на то, что для физиологических надобностей собакам много времени не требовалось[5]. Побуждая к физической активности из-за необходимости выгула собак, животные благодаря этому положительно влияют на физическое здоровье людей (в частности, снижают риск осложнений у людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями)[8].
  • Успокоение и мобилизация внимания — эти эффекты наиболее часто применяются в работе с детьми, испытывающими трудности с концентрацией внимания или гиперактивностью. Исследования в школах показали, что животные способны захватывать и удерживать внимание детей, направляя его наружу, что уменьшало возбуждение и агрессию. Наблюдения взаимодействия собак и детей с синдромом Дауна показали, что живые собаки являлись более устойчивым объектом внимания, чем искусственные.
  • Поддержка людей с неизлечимыми заболеваниями — стадии, через которые вынуждены пройти люди с неизлечимыми болезнями (отрицание, гнев, сделка, депрессия и принятие), протекают гораздо легче, когда окружающие способны поддержать больного, обеспечить ему эмоциональную близость. А влияние безмолвного преданного животного способно помочь людям управлять своими чувствами, справиться со страхом, отчаянием и одиночеством.
  • Поддержка людей с ограниченными возможностями — участие собак в нормализации социальной окружающей среды было отмечено при исследовании общения детей в инвалидных креслах с окружающими. Те, кто имел рядом с собой собак, были объектами более пристального внимания на улице. Присутствие собаки обеспечивало гораздо больший коэффициент внимания и тёплого приёма. Окружающие рассматривали ребёнка с ограничениями в большей степени как здорового.
  • Помощь людям, страдающим психическими заболеваниями — присутствие животных и собак в особенности может благотворно влиять и на людей с различными психическими заболеваниями, такими как детский церебральный паралич, аутизм, гиперактивность, болезнь Альцгеймера[5].

Группа психологов из США в исследовании эффекта взаимодействия слепых и собак-поводырей пришла к выводу, что слепые участники эксперимента (как имеющие собак-поводырей, так и не имеющие) более предпочитали сопровождающих собак, чем сопровождающих людей.

В России в рамках доклада на московской конференции по канистерапии, проводящейся в 2009 году, кинолог-исследователь собак северных пород Елена Поцелуева представила программу взаимодействия северных ездовых собак и слепых или слабовидящих детей. Программа была опробована при участии одного из московских фондов и разработана для общего развития детей с недостатками восприятия, повышения их интереса к познанию окружающего мира. Обычно у таких детей стимулом к отказу от обучения служит отсутствие связи между воспринимаемой на слух учебной информацией и окружающим миром. Программа даёт возможность получить знания без зрительной информации. Например: дети знакомятся с разнообразием климатических зон Земли при помощи тактильного восприятия разницы шерсти собак разных пород из различных областей. При ощупывании лап разных собак можно судить об их назначении, какую работу они выполняют. Этим же способом дети могут подробнее узнать о быте северных народов, то есть хозяев этих собак. Также детям дают возможность сравнить звуки, которые издают собаки, — например, лай практически не нужен ездовым собакам, а вот звонкий лай используют оленегонные собаки и пастушьи[3][неавторитетный источник?]. Подобные исследования проводились и среди слабослышащих людей. При использовании собак участники эксперимента обнаруживали повышение чувства безопасности, понижение чувства одиночества и повышенное социальное взаимодействие[5].

Проблемы влияния канистерапии на самих собак[править | править код]

Лабрадор ретривер

На основании большого количества результатов исследований специалисты[кто?] в области психиатрии склонны полагать, что животные играют существенную роль в жизни людей. Собаки располагают к общению и обеспечивают поддержку, проявляя свою любовь и преданность человеку. Однако этическая сторона вопроса также остаётся не на последнем месте. Как методы канистерапии, положительно влияющие на людей могут влиять на самих животных? К сожалению, собаки не могут сообщить о своих ощущениях человеку напрямую, поэтому соблюдаются определённые принципы, основанные на соблюдении комфортных условий для животных при использовании канистерапии. В этих случаях необходимо соблюдать условия, в которых оба субъекта общения находятся в равных позициях и получают одинаковое удовольствие от пребывания друг с другом. Те моменты, когда один решает свои проблемы и поправляет здоровье, а другой вынужден выполнять приказы, терпеть, а порой и испытывать боль, ни в коем случае не должны практиковаться[5]. В соответствии с исследованием, проведённым в Ставрополе, собаки подвергаются психическим нагрузкам во время занятий. Именно поэтому ставропольские специалисты канистерапии используют в работе не одну собаку. Оптимальным является режим, когда собака в течение дня отрабатывает максимум 4 часа, после чего на 2—3 суток отправляется на отдых (в данном случае используется свободный выгул за городом и стайное содержание). Всего работают 7 собак, поочерёдно подменяя друг друга.

Для канистерапии пригодны собаки любых пород и беспородные. Статистика старейшей организации, тестирующей собак-терапевтов с 1974 года, — Therapy Dog International (TDI) — не показывает преобладания каких-либо пород в качестве собак-терапевтов. Собаки предварительно тестируются по специальным поведенческим тестам на отсутствие агрессивной реакции к людям, собакам, отсутствие страха перед громкими звуками и нестандартными предметами (например, раскрывающимся зонтом). После этого собаки проходят обучение, завершающееся сдачей экзамена и получением свидетельства «собака — средство реабилитации». Собака-терапевт — не порода, а стандарт обучения.

Собаки мелких размеров успешно используются при работе с взрослыми, пожилыми и лежачими пациентами, пациентами хосписов. Крупные и средние собаки пригодны для работы с детьми и подростками, страдающими различными заболеваниями. Выбор размера и породы собаки-терапевта определяется стратегией реабилитации, а не личными пристрастиями специалиста-канистерапевта[9].

Для детей с девиантным поведением, психологическими отклонениями или имеющих ограниченные возможности часто используются северные ездовые собаки — маламуты, хаски, самоеды, чинуки, чукотские и таймырские ездовые собаки. Собаки этих пород отличаются особым доброжелательным отношением к людям, и в особенности к детям[10][неавторитетный источник?]

По опыту Ставрополя, не самыми подходящими для терапевтической работы оказались пудели, разновидности «той» и некоторые другие декоративные породы. В силу особенностей психики они быстро устают и отказываются от работы и требуют очень длительной реабилитации, врождённая слабость психики не позволяет применять этих собак без вреда для них самих. Возможности собак декоративных пород ограничиваются рамками реабилитации и лечебной кинологии, но для терапии эти возможности недостаточны[источник не указан 2787 дней].

Для канистерапии существуют определённые противопоказания к проведению занятий. Это лабораторно подтверждённая аллергия на панель аллергенов «домашние животные», заболевания верхних дыхательных путей, повреждения и заболевания кожи, инфекционные заболевания, повышенная температура, фобии, направленные на животных. При наличии тревожности и страхов, связанных с животными (не следует путать эти страхи с фобиями), занятия канистерапией возможны под контролем психолога, по специальной программе.

Кроме противопоказаний, существуют и осложнения канистерапии. Самое распространённое из них — развитие гиперпривязанности к одному животному, оно является типичным следствием работы неквалифицированного канистерапевта.

с 1976 года энималтерапия с собакой, она же канистерапия, применяется в различных клиниках, реабилитационных центрах, домах ухода, военных госпиталях и других подобных учреждениях. Международная база медицинских исследований Pubmed содержит более 230 статей о применении канистерапии в медицинской практике и около 1500 статей о применении энималтерапии [2].

  • С 1 июля 2010 года в Польше специальность «канистерапевт» внесена в государственный список профессий благодаря инициативе Польского общества канистерапии (PTK)[11].
  • В некоторых клиниках Германии официально применяют канистерапию [3].
  • На двух специальных фермах при больнице[какой?] содержатся животные от мелких (которых можно взять в руки) до крупных (например, верховых лошадей)[12].
  • В Норвегии подготовкой собак-помощников занимаются целые государственные учреждения и благотворительные сообщества. Щенков для этих целей зачастую бесплатно предоставляют владельцы собачьих питомников[источник не указан 2787 дней].
  • В США 95 % животных, используемых в психотерапии, составляют собаки[4][неавторитетный источник?].
  • В Великобритании в Исследовательском центре выявления рака и биологических опасностей с помощью собак (англ.  Cancer and Bio-Detection Dogs research center) в Эйлсбери производится целенаправленное обучение собак, направленное на распознавание опасного уровня глюкозы в крови диабетиков. По завершении обучения они будут переданы больным с сахарным диабетом 2-го типа[3][неавторитетный источник?].
  • В Финляндии в ряде городов практикуется помощь собак для корректировки логопедических проблем у детей[13][14].
Прогулка детей с ездовыми собаками в России

На данный момент активно продвигаемый подход, называемый канистерапией, не в состоянии реализовать заявленные психотерапевтические возможности, поскольку фактически не работает с психикой объекта. Практические методики опираются исключительно на кинетико-тактильные взаимодействия, но не используют социальные (личностные и партнерские) возможности, сосредоточившись на соматической помощи.

В то же время, в Санкт-Петербурге предпринимаются успешные эксперименты по переносу методик коррекции психики животных на детей с нарушениями психического развития. Основу методики составляет взаимная подстройка ведущего (человека), посредника (собаки) и объекта (в данном случае — ребенка). Средством такой психотерапии служит координация локомоторных функций. Мышечные обратные связи и единые законы организации нервных процессов обуславливают закрепление и обобщение механизмов координации на все уровни деятельности нервной системы, вплоть до психики и интеллекта (аналогично, например, "пальчиковой гимнастике" и другой микромоторике).

Попытки использования элементов канистерапии в России известны достаточно давно. Ещё в 1940-е годы многие увлечённые собаководы использовали интерес детей и подростков к собакам при работе с беспризорниками и «трудными подростками». Многочисленные клубы юных собаководов частично применяли и принципы канистерапии, «пёсотерапию» упоминает в своей книге «Мои друзья» писатель и журналист Борис Рябинин. Термин «канистерапия» и первые попытки работы в этом направлении возникли в 1990-е годы одновременно в Москве, Петербурге, Мурманске и других городах России. Написаны книги и статьи о клиническом применении метода — как очень популярные, так и полунаучные. Первые попытки организовать применение канистерапии в соответствии с медицинскими представлениями о нейрореабилитации, двигательной, психологической и социальной реабилитации были предприняты с середины 2000 некоторыми специалистами, совмещавшими медицинское образование и интерес к данному методу. В 2011 году в России создана организация, объединившая канистерапевтов России, — Сообщество поддержки и развития Канис-Терапии, с 2014 года СПРКТ представляет интересы канистерапевтов в Союзе реабилитологов России [4]. Усилиями организации канистерапия достигла признания в рамках традиционной медицины, в ВАК-рецензируемых журналах напечатаны первые статьи об отечественных клинических исследований эффективности канистерапии [5]

В Петербурге и Ленинградской области с 2007 года работает Благотворительная общественная организация «Собаки для жизни». Основателем и президентом организации является Людмила Амарантова. Организация регулярно проводит занятия канистерапией в различных учреждениях города и области. Среди постоянных партнёров Благотворительной общественной организации «Собаки для жизни» — Центр речевого развития «РАС-тишки», школа-интернат № 1 имени А. А. Грота для незрячих и слабовидящих детей, коррекционная школа-интернат № 9 для детей с ДЦП, Государственная библиотека для слепых и слабовидящих. Организация активно сотрудничает с петербургским Социальным гериатрическим центром «Опека»[15]. Волонтёры организации проводят регулярные занятия канистерапией в пансионатах для престарелых этой сети: «Южном», «Кондратьевском», «Приморском» и других. По данным на 2014 год, в штате БОО «Собаки для жизни» работают около тридцати волонтёров.

  • Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением. — Москва: Медицина», 1989.
  • Субботин А. В., Ращевская Л. Л. Лечебная кинология. Теоретические подходы и практическая реализация. — Москва: «Макцентр. Издательство», 2004.
  • Pichot T., Coulter M. Animal Assisted Brief Therapy: A solution-Focused Approach / Teri Pichot, Marc Coulter. — USA: The Haworth Press, Inc., 2007.
  • Levinson B. M. The dog as a co-therapist / Boris Mayer Levinson. — Москва: Mental Hygiene, 1962.
  • Поцелуева Е., Озерова М., Чебыкина Л. Ездовые собаки. — Москва: Центрполиграф, 2002.
  • Мальцева М. Н. Основы канис-терапии // Собачий остров : журнал. — СПб: Благотворительный фонд «Верность», 2013. — № 1(21). — С. 16—19.
  • Амарантова Л. Как собаки становятся терапевтами? // Собачий остров : журнал. — СПб: Благотворительный фонд «Верность», 2011. — № 4(12). — С. 14—15.
  • Серова Е. Лекари от природы // Собачий остров : журнал. — СПб: Благотворительный фонд «Верность», 2010. — № 1(4). — С. 26—27.

ru.wikipedia.org

Солнечные псы спешат на помощь

Вы когда-нибудь слышали о собаках-терапевтах? Я, например, узнал недавно и случайно, копаясь в интернете. Оказывается, в Москве уже 15 лет развивается канистерапия - реабилитация с помощью солнечных псов. Звание заслужили своей добротой и любовью к "особенным" детям. Принимают в свои объятия всех, кого окружающие порой воспринимают настороженно. Как ребенку с ДЦП, аутизмом и другими отклонениями попасть на бесплатный прием к хвостатому терапевту - читайте в материале "РГ".

 

Рецепт лохматого

В коворкинг-центр НКО на Петрозаводской улице, где проходят занятия канистерапией, корреспонденты "РГ" пришли утром. Захватили сменную обувь, как нас и просили накануне. У входа встречают соскучившиеся по общению собаки. Первое знакомство продлится недолго. Лохматых "врачей" уводят в комнату за стеклянными дверьми. Там они и дождутся своих главных гостей - "особенных" детишек. Заболевания у всех разные, у кого-то - тяжелые. Занятия начинаются с легкой разминки, дальше все зависит от диагноза. Одни прогуливаются с собакой и напевают песенки, задавая нужный темп ходьбы. Вторые - дают питомцам команды, третьи - разрабатывают кисти рук, как бы массируя пса. Некоторые и вовсе лежат на коврике, укутавшись мягкими и теплыми собаками как одеялом. Так дети расслабляются и выравнивают дыхание. В отдельных случаях - приводят в чувство опорно-двигательный аппарат. Животные для них еще и друзья. Для кого-то - единственные, всегда выслушают и поймут.

Канистерапия - не панацея, а лишь часть комплексной реабилитации

Вот девятилетняя девочка аккуратно вышагивает со своим четвероногим другом. Это сейчас так, а семь лет назад, когда ее впервые привели родители, были серьезные проблемы с координацией, не ощущала собственного тела. Начинали с малого, постепенно увеличивая время тренировок. "У дочки - туберозный склероз, словарный запас не велик, но она стала контактнее, - поделился папа Александр Рыжков. - Собаки помогли ей понять свое тело". Ольга Железнова свою дочь с ДЦП тоже привела семь лет назад. "Она ходила боком по лестнице, приставляя одну ногу к другой. После первого же занятия пошла вниз как обычный человек, - рассказала Ольга. - Этот случай добавил ей уверенности. Она научилась вставать и садиться на пол. Нужно было на что-то опереться, рядом вовремя оказались собаки". По словам мамы, дочка ранних подъемов не любит. К собакам же собирается за пять минут и без капризов. Охотнее стала общаться и с людьми, хотя раньше держалась в стороне. Теперь может запросто заговорить с незнакомым человеком, спросить, как у него дела. На контакт, правда, идут не все. "Такие ситуации с ней обсуждаем, чтобы была к этому готова", - говорит мама девочки.

Стоят в сторонке

Проект "Солнечный пес" вырос из школьного кружка для учеников, имеющих различные нарушения в развитии. Сейчас занятия посещают дети от года до 27 лет. В данном случае 27-летние - такие же дети, объясняет канистерапевт Татьяна Любимова. Одни привыкают к собакам сравнительно легко, другим требуется время. Многое в этом смысле зависит от диагноза. Встречаются дети с кинофобией. Так называют страх перед собаками. Ребят с этой проблемой не так много, но они есть. "Бывало, при виде пса дети перепрыгивали через двухметровый забор или вмиг оказывались на голове у мамы. И я не преувеличиваю, - вспоминает Любимова. - Некоторые родители возят своих детей в центры реабилитации на другой конец Москвы, иногда им приходится искать обходные пути, чтобы миновать бездомных собак и даже стаю голубей или воробьев. Некоторые, увидев пса, падают в обморок.

С такими детьми стараемся работать мягко и аккуратно". В самых тяжелых случаях на адаптацию уходит около года. Этим, например, страдает мальчик, приехавший в Москву из небольшого городка Зея Амурской области. По словам Татьяны Любимовой, у паренька прогресс на лицо. После сложного перелета вошел в зал один, папа остался наблюдать через стекло. Мальчик впервые сам протянул руку и решился-таки погладить собаку. С этого шага и начинается полная реабилитация, заметила Любимова. Ухаживает за ребенком отец. Заработки случайные, поэтому в столицу выбираются от случая к случаю. Обычно сразу на месяц. Сынишка успевает пройти реабилитацию в одном из центров, заодно и собак навестить. "В наших краях хорошего канистерапевта найти сложно, - объясняет папа Олег Хоменко. - Есть что-то похожее в Хабаровске, но на любительском уровне".

Бывает, канистерапевтам приходится успокаивать родителей. По словам Любимовой, мамы обычно тревожные и усталые. Как правило, ничего хорошего о своих детях не слышат. "К нам пришла семья с трудным малышом. Мы сделали исключение и разрешили папе вдоволь пообниматься и потискать собак, - рассказала она. - Обычно этого не разрешаем, но нужно было, чтобы папа расслабился и просто выдохнул".

Канистерапия - не панацея, подчеркивает Любимова. С одним срабатывает на втором-третьем занятии, с другим нужно заниматься несколько лет. Тут важен комплексный подход - отбрасывать другие виды реабилитации нельзя.

Душа компании

В проекте участвуют восемь собак. Все - девочки. Самой старшей -15,5 года. Нику в шутку зовут академиком. Младшему "научному сотруднику", Руви или крошке Ру, 2 года. Собаки, а это золотистые ретриверы и лабрадоры-ретриверы, прошли спецподготовку. Их еще малышами воспитывают кинологи. Из десяти щенков к году в лучшем случае остаются два-три, годные к службе терапевтом или поводырем. Дальше снова обучение: смотрят на темперамент. Ретриверы отличаются дружелюбной внешностью, приятной на ощупь шерстью, мягким характером, отличной памятью и тягой к учебе. Все люди для них - друзья. И стрессоустойчивы, что немаловажно. Дети разные - и ущипнут, и за ухо дернут. Нужна выдержка, как у айсберга. Записать ребенка на занятия можно по телефону, указанному на сайте guidedogs.ru.

rg.ru

что такое канистерапия и кому это нужно

Канистерапия — это вид анималотерапии (в России её ещё иногда называют зоотерапия или пет-терапия, от английского pet — домашнее животное, питомец), метод медицинской и социальной реабилитации с использованием специально отобранных и обученных животных — собак-терапевтов. Автор «Дейли Бэби» вместе с клиническим психологом, специалистом канистерапии и хозяйкой трёх собак-терапевтов Любовью Владыкиной рассказывают, что такое канистерапия, какие собаки действительно могут помочь и кому это нужно.

Канистерапия: начало

Терапевтический эффект от общения с животными был известен давно — как минимум, со времен Гиппократа. Но впервые о том, что присутствие собак положительно сказывается на состоянии пациентов, заговорили в XVIII веке. В 1790 году в графстве Йоркшир филантроп Уильям Тьюк открыл больницу для душевнобольных. Именно здесь врачи впервые заметили, что присутствие собак снижает уровень агрессии и уменьшает число приступов у пациентов.

Целенаправленно использовать собак в работе и сформулировать концепцию пет-терапии первым смог американский психиатр Борис Левинсон лишь в 1960-х годах, когда увидел, что маленькие пациенты положительно реагировали на его собаку по кличке Джингл. По одной из версий, однажды пес ворвался в кабинет во время сеанса с девятилетним аутичным мальчиком, с которым Левинсону никак не удавалось наладить контакт. Увидев собаку, мальчик поднялся ее погладить, и родители попросили и впредь пускать Джингла в кабинет на время занятий. Психиатр сопротивляться не стал и не ошибся, ведь совсем скоро работа сдвинулась с мёртвой точки.

По другой версии Джингл находился в приёмной во время работы психиатра. Так или иначе, профессиональное сообщество не восприняло выводы Левинсона всерьёз. Однако как раз в этот период в печати в большом количестве стали выходить работы Зигмунда Фрейда и воспоминания о нем друзей и учеников. И тогда выяснилось, что опыт Фрейда подтверждал абсолютно все выводы Левинсона: оказывается, отец психоанализа часто позволял любимому чау-чау Йофи присутствовать на своих сеансах и был убеждён, что это помогает ему выстроить доверительные отношения с пациентом.

На что жалуетесь?

К пет-терапии сегодня прибегают в самых разных случаях. Широко распространена практика использования животных в домах престарелых, где они помогают пожилым людям справляться с рассеянностью, страхами и стрессом. Собаки способны оказывать положительное влияние на ход лечения депрессии, бессонницы, расстройств пищевого поведения, неврозов, восстановление после травм, инсультов, стрессовых других расстройств, коррекцию ДЦП, синдрома Дауна, болезни Альцгеймера различных видов деменций, а также расстройств аутистического спектра (РАС).

«В моей практике был мальчик 12 лет, замкнутый, застенчивый, безынициативный, с низкой успеваемостью и социальной активностью. Его поведение в школе часто было деструктивным — он срывал пожарную сигнализацию, пугал других детей, игнорировал замечания учителей. После 3-4 занятий с собакой он наладил отношения со сверстниками, по собственной инициативе вступил в контакт с учителем, предложил свою стратегию исправления отметок и довольно успешно закончил учебный год. Его самооценка приблизилась к адекватной, он стал более объективно оценивать свои возможности, лучше осознавать, чего он хочет, в лучшую сторону изменились и отношения с членами семьи. Тем не менее, мы продолжим работу с началом учебного года», — делится опытом клинический психолог, специалист канистерапии Любовь Владыкина.

Учёные установили, что острый собачий нюх способен определять редкие сочетания белков в злокачественных опухолях и отличать одежду здоровых детей от одежды детей с РАС. Также, согласно исследованиям канадского института Калгари в детской больнице Альберты, собака способна предчувствовать эпилептический припадок, как минимум, за 20 минут. Учёные и врачи наблюдали за 45 семьями, в которых есть дети-эпилептики, переживающие приступы не реже раза в месяц. В 20 семьях отметили, что собаки реагируют на приближение припадка, в 10 из них животные пытались доступными им способами оповестить ребёнка или его близких об этом.

Заявлять, что канистерапия «лечит» все эти болезни нельзя, это все-таки способ социальной и медицинской реабилитации и абилитации. Однако существует огромное количество научных исследований, подтверждающих положительный эффект от подключения анималотерапии к основному курсу лечения.

Любовь Владыкина утверждает, что результат в канистерапии, как и во всех видах социально-психологической реабилитации, сильно зависит от регулярности и продолжительности занятий: «Бывает, что результат виден сразу, как, например, у детей с ДЦП или взрослых с депрессией. А вот чтобы добиться значимого и видимого результата при РАС или ментальных нарушениях, приходится работать долго. Самый простой пример успеха — это когда ребенок переносит навыки общения, полученные во время работы с собакой, на взаимодействие со сверстниками».

Не просто собаки

Несмотря на то, что общение с большинством собак — сплошное удовольствие, стать терапевтом способен далеко не каждый пёс. И дело тут совсем не в породе или внешнем виде.

Если вы хотите завести собаку-терапевта, лучше всего пойти в зоомагазин или к заводчику вместе с методистом или специалистом канистерапии. Или же попытаться найти щенка у толкового заводчика. Любовь Владыкина — хозяйка трёх собак-терапевтов, отмечает: «Есть определённые качества, которыми должна обладать собака, чтобы пройти тестирование на пригодность — сильная нервная система, низкая возбудимость, лояльность к другим собакам, доброжелательность и направленность на человека. Она изначально должна проявлять высокую эмоциональную чувствительность в отношении людей и быстро адаптироваться к условиям среды. Разыскать такого пса сложно, но возможно: надо выбирать сначала заводчика, потом смотреть на родителей щенков, ходить на выставки, читать о собаках».

Специалисты канистерапии не пришли к единому мнению о том, какие породы подходят для этой работы лучше всего, так что, вероятно, дело вовсе не в породе. Однако существует довольно стойкое убеждение, что псы бойцовских пород станут плохими кандидатами на роль собак-терапевтов: несмотря на то, что они могут быть вполне дружелюбны, их характер довольно резок. Также специалисты не рекомендуют обучать на роль терапевта собаку, взятую из приюта.

«Есть такой фактор — депривационный синдром, проще говоря, страх нарушения привязанности. Собаке из приюта трудно видеть около своего хозяина другого пса. Нельзя сказать, что она не совсем непригодна для такой работы. При условии, что хозяин будет уделять ей должное количество внимания, её можно задействовать на групповых, массовых мероприятиях, но в такую собаку нужно вложить в разы больше ресурсов, чем в собаку, которая родилась в принятии любви. Тут всё как с людьми», — поясняет Любовь Владыкина.

Трое в лодке, считая собаку

Если пустить в комнату к ребёнку с особенностями развития собаку-терапевта, это ещё не будет считаться канистерапией. Для канистерапии нужны люди: канистерапевт и вожатый.

«В процессе обучения работе в этом формате существует разделение на „специалистов“ и „вожатых“. Специалист канистерапии — это всегда человек, имеющий высшее психологическое, педагогическое или медицинское образование. Он обязан постоянно учиться, проходя курсы повышения квалификации по своей основной специальности и изучая профессиональную литературу, посвящённую разбору тех или иных методик социально-психологической реабилитации и адаптации, посещая различные семинары и тренинги, связанные с личным и профессиональным развитием. А вожатый — человек, чья задача установить максимально качественный контакт с работающей собакой и постоянно продолжать её обучение. Основная задача вожатого — быть посредником между специалистом и собакой, управляя питомцем так, чтобы его действия пациенту казались осмысленными и самостоятельными», — объясняет Любовь Владыкина.

Перед тем, как привести щенка на обучение, хозяин сдаёт свой собственный экзамен, для которого необходимо хорошо понимать принципы общения с пациентами разных возрастов и состояний, правила безопасности и гигиены.

Как всё устроено

Обучение собаки-терапевта лучше начинать в щенячьем возрасте с самой обычной дрессировки для домашних животных, чтобы она освоила стандартные команды и наладила контакт с хозяином. И только после получения базовых навыков можно задумываться о специальных.

Мы уже говорили, что не каждый пёс способен стать терапевтом. Если вы покупали питомца без помощи профильного специалиста, за экспертизой направляйтесь в один из центров канистерапии. Там собака пройдёт тестирование, по результатам которого станет понятно, подойдёт ли она для этой непростой работы. Наиболее часто звучащий вердикт для собак, потенциально годных для канистерапии — «подходит с доработкой определённого перечня качеств». Это значит, что дальше вам необходимо скорректировать эти замечания.

Если специалисты увидели, что у вашей собаки есть все предпосылки для карьеры терапевта, а вы твёрдо решили стать ответственным вожатым, приготовьтесь много и упорно трудиться вместе со своим питомцем и приходите на курсы для новичков.

«Во время занятий учится не только собака, но и хозяин, потому что самое важное в процессе — эмоциональная связь между ними. В обучении первое, на что обращается внимание, — это саморегуляция. Дальше расширяются адаптивные возможности вожатого, и через него собака учится делать всё то, что умеет он. Потом они, помимо отработки стандартных вещей типа выдержки, безусловного безупречного послушания — голосом, жестом, движением брови, — нарабатывают комплекс правильных реакций на те или иные проявления и особенности пациентов: ходунки, костыли, трость, шум и грохот, ими производимый, чтобы собака не только не пугалась, но даже не обращала на них внимания, воспринимая как норму. 

На практические занятия приходят люди, а дальше, если собака по результатам внутреннего тестирования признается готовой, её приглашают на занятия, где она сначала сидит на выдержке и наблюдает, как хозяин работает с другой собакой, или сама работает в облегчённом формате — например, привлекается всего несколько раз за занятие. Постепенно пара включается в полноценную работу, и со временем может участвовать в сеансах канистерапии в таких тяжёлых местах, как хоспис. Но всё зависит от собаки и хозяина. Иногда бывает наоборот, с паллиативных служб она начинает, и переходит к тому, что обывателям кажется попроще, а для собаки сложнее — индивидуальной работе», — объясняет Любовь Владыкина.

Обучение длится, в среднем, 6-7 месяцев, по одному занятию в неделю. Потом начинается точечная коррекция того, на что указывают специалисты после наблюдения за собакой или хозяином в рамках мероприятий, на которые пара допущена.

Обычно от прихода собаки на занятия до того, как она будет признана специалистом, проходит от полугода до 2 лет — всё зависит от пары.

Экзамены собака всегда сдаёт вместе со своим вожатым, и сертификат собаки-терапевта даётся один на пару. В идеале, квалификацию собаки нужно время от времени подтверждать, однако на деле это непросто. Впрочем, отсутствие квалификационных дипломов на профессиональную пригодность животного не влияет — если собака постоянно находится в работе, она не растеряет навыков. Если же она прерывается на длительный срок, ей приходится начинать почти сначала: с наблюдения и постепенного погружения в занятие.

После того, как собака признается полностью готовой, начинается индивидуальная или групповая канистерапия с реальными пациентами: «Перед тем, как начать, определяются задачи, стоящие перед командой, которой предстоит работать с конкретным ребёнком или взрослым, нуждающимся в этом виде социально-психологической работы. Затем специалист канистерапии формирует индивидуальную программу работы, учитывающую все особенности и возможности клиента. Занятия планируются с учётом рекомендаций лечащих врачей, интересов пациентов и их семей. Программа построена на поэтапном наращивании темпа и сложности задач, а собака играет роль мотиватора и безусловно безоценочного, принимающего помощника. 

Благодаря слаженной работе команды — специалиста канистерапии, вожатого и хорошо обученной собаки, — человек незаметно для себя, в игре и с удовольствием, преодолевает те трудности, которые перед ним стоят и которые раньше считались им непреодолимыми. Вообще, всё занятие строится на основе игры, что не только помогает в преодолении трудностей, но и поднимает настроение, приносит удовольствие. Как и в любой игре, в процессе канистерапии каждый участник вносит свой равноценный вклад», — рассказывает Любовь Владыкина. «Местом работы» собаки может быть что угодно: центр социальной реабилитации, хоспис, медицинское или учебное заведение, детский дом, иногда даже обыкновенная квартира.

Для того, чтобы успешно заниматься с любимым псом канистерапией, нужно хорошо понимать своего питомца и обладать высокой мотивацией. Именно вожатый руководит действиями своей собаки, именно на нём лежит ответственность за её поведение, а значит, и ход занятия, и в конечном итоге — результат. «Иногда случается, что хозяин устаёт от учёбы раньше, чем она завершится, иногда собака не доходит до конца. Это всегда очень грустно, но так бывает. Поэтому самое важное — с самого начала адекватно оценить все ресурсы, которых эти занятия потребуют и убедиться в своей готовности к долгой и кропотливой работе», — рекомендует Любовь Владыкина.


— поделитесь с друзьями!


Эксперты: Любовь Владыкина Подпишитесь на нас в фейсбуке:

Читать дальше

dailybaby.ru

Канистерапия. Подбор собак, особенности и результаты

Общение с животными приносит человеку не только приятные эмоции, но и способствует лечению многих заболеваний. В частности замечено, что дельфины, кошки, собаки, лошади и некоторые другие животные способны оказывать благотворное влияние на здоровье человека.

Особое место в энималотерапии занимают собаки. То, что четвероногие друзья человека помогают облегчить состояние больных, было замечено еще три тысячелетия назад. Со временем канистерапия, а именно так называется лечение через общение с собаками, стала более популярной в как в нетрадиционной, так и в официальной медицине. Сам термин произошел от латинского слова короткого canis, что в переводе на русский язык означает «собака».

Положительные результаты канистерапии

Общение с собаками облегчает течение многих психических, неврологических и сердечно-сосудистых заболеваний. Оно влияет на общее эмоциональное состояние человека, помогая ему лучше адаптироваться в обществе и быстрее пройти этап реабилитации послелечения. Большое значение играют и собаки-поводыри, без которых очень сложно обойтись людям с ограниченным зрением. Обученные собаки чувствуют приближение припадка эпилепсии и заставляют больного человека отойти в безопасное место.

Благотворное влияние собаки оказывают и на людей престарелого возраста. Замечено, что в результате канистерапии происходит повышение умственных и двигательных способностей. У пожилых пациентов престарелых домов и клиник улучшается сон, они становятся менее мнительными и рассеянными.

С собаками полезно общаться детям, которым поставлен серьезный диагноз. Результатом такой терапии у детей с ДЦП является улучшение координации движений и снижение частоты депрессий. Дети-аутисты реже замыкаются в себе и чаще реагируют на сигналы окружающего мира.

Положительные результаты канистерапии до конца еще не нашли научного объяснения. Но на сегодняшний день уже известно, что в организме человека выделяется гормон окситоцин, который положительно влияет на работу функциональных систем.

Подбор собак для канистерапии

Чтобы животное могло оказывать помощь в лечении и восстановительном периоде, его готовят кинологи по специализированным программам. Такая дрессировка включают обучение определенным командам. Каждая собака, прошедшая подготовку имеет соответствующий сертификат.

Для этих целей подходит далеко не каждая собака. И дело не породе или внешних данных. Как показывают исследования, положительные результаты дает общение с собаками любой породы. И все-таки собаки некоторых пород более обучаемы в этом плане и дают более эффективный результат. В этот список попадаю колли, лабрадоры, спаниели, сенбернары, боксеры, ньюфаундленды, ризеншнауцеры и терьеры.

Большее значение в кинистерапии имеет характер животного. Питомец обязательно должен быть уравновешенным, спокойным, ласковым. Кроме того, в качестве критериев учитывается интеллект питомца и его способность идти на контакт с человеком.

Особенности канистерапии

Результат взаимодействия пациента с собакой во многом зависит от настроя самого человека. Далеко не все положительно относятся к обществу животного. Если существует такое психологическое неприятие, то терапия не принесет положительных результатов и даже скорее усугубит ситуацию.

Следует учитывать и тот факт, что в ряде случаев сам питомец может страдать от использования его в качестве лекаря. Именно поэтому к подбору подходящих кандидатур на эту роль следует подходить очень ответственно.


mysobaka.ru

Канистерапия: как могут лечить собаки


Для наших детей домашние животные могут стать настоящими друзьями. И общение с пушистым зверьком способно не только приносить радость ребенку. Уже несколько десятилетий успешно развивается канистерапия — нетрадиционная психотерапевтическая методика, для которой используются специально обученные собаки. Чем и кому может помочь «лечебная» собака? Может ли ваш любимый пес стать психотерапевтом для ребенка? На эти вопросы отвечает психолог Ульяна Наумова.

Ульяна Наумова, специалист по песочной терапии, детский психолог

Что такое канистерапия

Давным-давно людьми были приручены собаки. Вернее, это были предки собак — волки. Человек еще на рассвете своей истории нуждался в помощнике, защитнике, друге. И этим универсальным помощником и компаньоном стала собака. Много веков спустя появился метод терапевтической помощи людям — канистерапия. Специально обученные собаки помогают взрослым и детям с ограниченными возможностями. Основные задачи такой терапии — это социализация, реабилитация и адаптация при помощи собак. Среди показаний для канистерапии — агрессия, гиперактивность, проблемы с памятью, речью и моторикой, неврозы, аутизм, депрессия.

В чем суть канистерапии? В тесном контакте человека и обученного животного: общение, кормление, игры с собакой.

Какие собаки подходят для терапии

Не каждая собака может стать терапевтом. Чтобы начать работать, она должна обладать рядом качеств: быть дружелюбной по отношению к незнакомым людям, уметь хорошо себя вести в общественных местах, спокойно реагировать на различные звуки и раздражители. Самые популярные породы собак, используемые в канистерапии, — лабрадоры, ретриверы и другие виды, обладающие названными качествами.

Собака проходит курс специальной дрессировки и сдает экзамен. Все это достаточно сложно, но интересно.

Несомненно, собаки могут помогать людям с разными диагнозами. Но здесь нужна, на мой взгляд, серьезная подготовка как собаки, так и хозяина.

Канистерапия и ваш питомец

Меня часто спрашивают родители: «А может ли моя собака быть терапевтом для моего ребенка?» Безусловно, может, если ее серьезно подготовить! Я считаю, что одно лишь присутствие собаки в доме уже создает лечебный эффект. Собака помогает успокаиваться гиперактивным детям и бороться со страхами тревожным и пугливым малышам, учит сопереживать, развивает чувство ответственности, способствует самоорганизации! Любой родитель скажет вам, что если ребенок научится справляться с такими трудностями, то это уже очень здорово! А собака сможет помочь в воспитании ребенка.

Собаку надо тоже воспитывать. Пусть ребенок под вашим руководством возьмет на себя ответственность за это: учит четвероногого друга командам, играет с ним в игры. Тогда чувство своей значимости, уверенности в своих силах, важности его в этом мире будет расти в вашем ребенке с каждым днем! Параллельно повысится и его самооценка, а это очень важно для эмоционального и умственного развития вашего малыша. Ведь если ребенок чувствует себя успешным, то и ему будет проще добиваться поставленных задач в различных сферах.

Мой личный опыт

Я очень люблю собак и восхищаюсь людьми, которые работают с ними и помогают детям справляться с различными трудностями в жизни. У меня самой живут две собаки: лабрадор Фаня и карликовая такса Папусик. Я наблюдала, как мои собственные дети растут вместе с ними, как собаки влияют на поведение и самочувствие моих детей, и решила привести собак в детский центр, где я работаю.

Сначала мы просто играли вместе — я, дети и собаки. Потом решили попробовать почитать собакам сказки. И удивительно: дети, которые отказывались от книг дома, с удовольствием начали читать собакам. Значит, у ребенка поменялась мотивация, а в результате, хоть и не сразу, появилась любовь к чтению.

Как можно проводить занятия дома

Любой родитель сможет организовать у себя дома такие же занятия, как и я. Стоит только захотеть!

Занятия проходят в несколько этапов. Сначала, на индивидуальном занятии, ребенок играет с собаками, гладит, причесывает, угощает, выбирает книгу для чтения, разговаривает с собаками, спрашивает, что бы они хотели сегодня послушать? Затем мы вместе усаживаемся на ковер в подушки, Фаня ложится между мной и ребенком, а Папусик забирается на руки читающему и «внимательно» смотрит в книгу. Иногда собакам так нравится слушать, что кто-то из них даже начинает храпеть! Радость от такого момента еще выше. Ведь не каждый умеет так хорошо читать, что даже собака заслушалась! После чтения мы начинаем дрессировать собак. Я показываю команды, ребенок пробует сам. Обычно после занятия каждый малыш уходит в полном восторге, что сегодня у него получилось научить собаку какой-то команде.

Если на занятие приходит застенчивый и пугливый ребенок, то через месяц занятий дважды в неделю его страхи рассеиваются, появляются новые друзья и интересы, улучшается успеваемость в школе. Это ли не чудо?

А что если ребенок гиперактивен и достаточно агрессивен? Здесь собаки тоже могут помочь. В таком случае мы учим животных тихим командам, выдержке, приказываем: «Умри» (собаке нужно лежать и не двигаться какое-то время). Ребенок видит, как животное старается, и начинает тоже пытаться контролировать свою импульсивность.

Я очень люблю своих собак, дети это тоже чувствуют. Когда у моей Фани был юбилей, 10 лет, мы решили отпраздновать ее день рождения все вместе в детском центре. Придумали и написали сценарий, пели песни и читали стихи про собак, играли в разные игры, превращались в собачек и веселились, ели торт в виде кости, а для именинницы Фани был приготовлен десерт из мясного фарша в форме косточки. Сколько мы услышали теплых слов и благодарностей от детей!

Если вы хотите, чтобы ваши дети росли счастливыми, заведите собаку! Она может стать для ребенка не только хорошим другом, но и своего рода доктором.

Читайте также:

Эти 5 игр сделают вашего ребенка добрее и заботливее

Песочная терапия дома: 7 интересных и полезных игр с песком

10 сказок для тревожных детей

Фото: из личного архива автора /Elena Nasledova/Africa Studio /Shutterstock.com

www.kanal-o.ru

Канис-терапия: человек и его собака

Опубликовано на сайте Милосердие.ру

Казалось бы, что такого? Ходишь себе с собакой по кругу, командуешь: «рядом», «сидеть». Собака воспитанная, слушается, даешь ей печенье из сумочки. Животное ласковое, шерсть мягкая – приятно погладить. Но почему же тогда эта деятельность называется терапией? Такой вопрос возникнет, если не знать, что мальчику, который уверенно водит собаку по залу и выполняет с ней несложные трюки, 18 лет, и только в 7 он встал с инвалидной коляски. Степа плохо видит, у него ДЦП и нарушена пространственная ориентация. Несколько лет назад его возле метро покусала стая бездомных собак, и когда мама впервые привела его сюда, он не мог даже войти в зал – замирал возле двери и закрывал голову руками. Зная всю его предысторию, начинаешь думать, что эти собаки, правда, творят чудеса. На самом деле, чудес они не творят, «голден ретриверы – это не золотые волшебные таблетки, это всего лишь одно из средств реабилитации», – поясняет автор первой в России программы по канис-терапии Татьяна Любимова.

Мальчик с собакой

Олли в семье Любимовых появилась 9 лет назад. Диагноз, поставленный старшему сыну, и сейчас повторить страшно, а тогда надо было как-то с ним жить. «Очень тяжелый инвалид, – рассказывает Татьяна, – тяжелая симптоматика. Лежачий, но с сохранным интеллектом. Мы стали заниматься иппотерапией, и это дало неожиданные результаты. После этого наш доктор порекомендовала завести собаку».

Породу выбрали, вспомнив слова ветеринарного врача Джеймса Хэрриота, в одном из рассказов которого описан ретривер, целый год просидевший по вине своих неадекватных хозяев в темном грязном сарае: «…другие стали бы трусливыми и злобными, но этот пес был из тех, кто ничего не требует, кто беззаветно верит людям и принимает от них все, не жалуясь».

«Думаю, Сашиными молитвами – он очень хотел собаку – мы нашли Олли, – вспоминает Татьяна. – Когда мы приехали смотреть, заводчик рассказывал нам о том, как мама этого щенка, никогда никем не дрессированная, просто-таки “пасла” на улице ребенка с плохим зрением. И вот мы увидели живого голдена – и поняли, что пропали! Все наши накопления ухнули на покупку полуторамесячного щенка».

Появилась собака, а что с ней делать семья совершенно не представляла, пока не нашла центр «Собаки – помощники инвалидов», инструктор которого занялась серьезной дрессировкой. «В год это была уже воспитанная собака, которой Саша страшно гордился, – говорит Татьяна. – Олли просто перевернула всю нашу жизнь. Раньше люди на улице видели неполноценного ребенка, а тут они стали видеть счастливого ребенка, у которого есть очень красивая большая собака».
А потом Саши не стало…

Куда податься?
«С Сашей мы ездили в психотерапевтический лагерь и там занимались с Олли и с другими детьми, – о своем первом опыте работы рассказывает сейчас уже профессиональный канис-терапевт Татьяна Любимова. – Из восьми детей, которые боялись собак, в конце смены шесть бежали к собаке, обнимали, водили на поводке. Один аутичный мальчик начал общаться: во время вечерней сказки он забирался с Олли под стол, гладил ее и что-то там рассказывал на ушко. Педагог, который до этого с ним работал, был в шоке».

У Татьяны остались собака и небольшой опыт работы с аутистами, даунятами, ребятами с ДЦП. Она стала приезжать в инвалидные организации на праздники, проводить занятия с желающими прямо в парках (помещения не было), а о своей деятельности рассказывать в Интернете.

Татьяна Любимова -- канис-терапевт, создатель и руководитель группы «Солнечный пес», автор первой в России реабилитационной программы по собакотерапии

Вскоре появились единомышленники – волонтеры, желающие помогать на занятиях, и организации, готовые на несколько часов в неделю предоставлять помещение. Группа получила название «Солнечный пес». Сегодня группа – это Татьяна, 3 волонтера, 5 собак, трех из которых содержат Любимовы, и около 50 ребят в возрасте от полутора до двадцати лет, приходящие заниматься.

«Многим из наших детей просто некуда больше пойти, – говорят волонтеры, – потому что с их диагнозами не берут в реабилитационные центры. ДЦП и слепота, тяжелый аутизм, множественные поражения нервной системы – с советского времени это дети вне образовательного процесса. А для тех, кому исполнилось 18 лет, вообще нет специальных учреждений».

Возможности нескольких человек и нескольких собак не безграничны. Тем не менее, руководитель «Солнечного пса» Татьяна Любимова говорит: «Стараемся никому не отказывать. А куда им еще податься?»

С любовью и вниманием
На вопрос «как это работает», Татьяна отвечает цитатой из Честертона: «с тех пор, как у меня есть собака, я сильнее ощущаю, что я человек». Каким бы сложным ни был ребенок, каким бы страшным ни был его диагноз, и как бы глубока ни была его умственная отсталость, как только он берет в руки поводок, он ощущает себя человеком – так принимает его собака, так начинает воспринимать себя и он сам.

«К нам на занятие пришла девочка, которая совершенно не умеет командовать, – приводит пример Татьяна, – она просто не может дать команду, не получается у нее. И мы делали такое упражнение – ей надо было подвести собаку к кругу на ковре и поставить собаку передними лапами на этот круг. Молодая собака Джойка честно ждала, но, не дождавшись команды, вздохнула и сама повела эту девочку. А девочка почувствовала себя в команде, что ей кто-то помогает, что она не одна в этом мире, и ей уже не так страшно, потому что есть существо, которое принимает ее такой, какая она есть».

Уже потом собака, зная, что ребенок сам может выполнить какое-то задание, будет слепнуть, глохнуть и просто ждать, когда маленький человечек сделает то, что он может и умеет. А сперва она приходит на помощь, часто с такими необычными детьми находя большее понимание, чем с детьми обычными, здоровыми.

Бывает, ребенок боится собаки, и занятие за занятием терапевт терпеливо помогает ему приблизиться к ней, протянуть руку, первый раз прикоснуться к мягкой шерсти. А бывает, ребенок кричит, плачет, брыкается, увидев собаку, но терапевт не жалеет его, а заставляет вместе с собакой лезть в тоннель. Потому что на самом деле тот вовсе не боится, но не привык, что ему указывают, как поступать. «Всем объясняем, что как бы, казалось, жестко мы ни работали, мы этого ребеночка любим!» – говорят здесь.

«Андрюша раньше очень ревниво относился к тому, что на занятия приходит и его сестра, – рассказывает Наталья, мама 7-летнего сына и 5-летней дочки. – У него аутичные черты, а сестра здоровая. Сейчас он ей уже позволяет работать вместе с собой». Наталья очень активно занимается реабилитацией Андрюши, благодаря чему сейчас ему уже не ставят однозначный диагноз. Он стал реже капризничать и может общаться с другими детьми. Терапевты специально просят приводить на занятия не только его, но и сестру.

Андрюша. После занятий канис-терапией почти все симптомы исчезли

Андрюша раньше очень ревниво относился к тому, что его младшая здоровая сестренка тоже занимается с собаками. Сейчас позволяет ей работать вместе с собой

«Для ребенка с аутизмом, – поясняет Татьяна Любимова, – очень важно действовать по правилам, в рамках, которые выставляет ему общество, но не которые он обществу диктует. Андрюша, например, в любой группе старается быть первым, но если его учительница в школе посадит на вторую парту, например, а он не согласен, это может вызвать очень серьезный конфликт. Рано или поздно он с этим столкнется. Лучше мы сейчас с ним эти вещи проработаем, и он в будущем сможет принимать правила игры».

Дети с совершенно разными диагнозами могут заниматься в одной группе, выполнять на первый взгляд одинаковые упражнения, но цели и задачи перед каждым из них стоят свои. Если для ребенка с ДЦП наиболее важна пространственная ориентация, то для девочки с олигофренией первоочередным будет тренировка памяти и внимания. Некоторым ребятам достаточно только дать направление, и они сами будут работать вместе с собакой под незаметным, но чутким контролем волонтера. А бывает, что с одним ребенком занимаются все волонтеры.

Лекотека -- специализированная группа для детей с нарушениями развития -- московского детского сада №26 уже не первый раз приводит сюда своих маленьких подопечных. На фото: Вика, 5 лет

Собака чувствует, что может, а что не может сделать ребенок. Если ребенок с чем-то не справляется, то животное ему помогает. Если ребенок может, но капризничает и не хочет, то собака «слепнет», «глохнет» и просто ждет

Каждый ребенок особенный, и каким должен быть подход конкретно к нему, может определить только специалист.

Добро надо делать грамотно
«Солнечный пес» – это уникальное для России явление. В разных регионах страны появляются организации, делающие попытки заниматься канис-терапией, но часто их деятельность ограничивается лишь разовыми встречами детей и животных. «Максимального психотерапевтического эффекта можно добиться только с достаточно серьезными занятиями, – говорит автор программы канис-терапии Татьяна Любимова. – Не надо забывать, что “причинить” добро – это не то же самое, что сделать добро. Добро надо делать грамотно!»

Идея «собачьей терапии» появилась всего лишь 50 лет назад, когда американский врач Борис Левинсон впервые заметил, что пациенты легче идут на контакт, если в кабинете находится его любимец-ретривер. Опыт в этой области, накопленный за прошедшие полвека, пока еще очень мал. И самая частая ошибка – заблуждение, что для канис-терапии достаточно собаки, кинолога и психолога. «Подходит далеко не всякая собака, – объясняет Татьяна, – и даже из породы золотистых ретриверов не у каждой подходящий характер. Самая, казалось бы, хорошая воспитанная добрая собака, если нет правильной организации, может прыгнуть лапами на нашего ребенка, просто желая с ним поздороваться, а он, в отличие от здорового ребенка, который просто рассмеется, упадет и сильно ударится, потому что не умеет группироваться. Это, конечно, грубый пример. Но на самом деле, если не знать всех тонкостей, то ребенок от встречи с собакой ничего, кроме положительных эмоций, омраченных ложкой дегтя в виде риска травмы, не получит».

Родители часто пытаются ухватиться за любую соломинку, за любое предложение, но не всегда попадают в руки профессионалов. Некоторые сами заводят собак, надеясь, что это поможет. Однако эти люди часто не подозревают, что вместе с собакой они приобретают целый набор проблем и хлопот, не задумываются, что при ряде диагнозов иметь дома собаку противопоказано.

А даже если семья находит хорошую терапевтическую программу, родители не всегда понимают, что терапия – это лишь одна из мер комплекса реабилитации, наряду с массажем, душем, ванной, гимнастикой, развивающими занятиями… Это не лечение, не панацея, и результаты могут быть очень значительными, а могут – чуть заметными.

При повышенном тонусе ребенка необходимо расслабить. Да и просто большое удовольствие полежать в живых теплых «подушках»

За хорошую работу собакам полагается лакомство. У ребенка, когда он достает печенье из сумочки и подает его животному, развивается мелкая моторика

В «Солнечном псе» бывают индивидуальные занятия, а бывают групповые. Занятия проходят в центре «Наш Солнечный мир» (Сокольники), в Культурно-просветительском центре во имя Иоанна Златоуста при храме свв. Космы и Дамиана на Маросейке (Китай-Город) и в школе № 1492 в Южном Бутове. «Собака – не панацея и не золотая волшебная таблетка, - подчеркивают специалисты, - это всего лишь одно из средств реабилитации»

Четырнадцатилетний Андрей -- сын одного из волонтеров и так называемый опорный ребенок. «Мы часто ставим здорового ребенка впереди группы, потому что детям так проще увидеть, что кто-то делает, чем понять наши объяснения», -- говорят волонтеры

Быть счастливыми
«К нам приходят родители, у которых дети с очень тяжелыми нарушениями, – рассказывает Татьяна Любимова, – и, как правило, они сами нуждаются в очень плотной систематической помощи психотерапевта. Потому что если родители напряжены или боятся, то они тормозят развитие своего ребенка. А иногда приходят в таком состоянии, что даже не знаешь, к кому первому бросаться – к ребенку или к маме…»

Родители устают, выматываются, часто без посторонней помощи не могут привыкнуть к своему ребенку такому, какой он есть, – и до конца не приняв ситуацию, они загоняют и себя, и его в угол. «У нас мама одна – причем у ее сына не самый сложный случай – слишком сильно зависла вот в таком неприятии, и мы как-то разложили мальчика между собаками, он лежит, расслабился и засмеялся. А она ему так раздраженно: “да чего же ты опять смеешься?!” Он ей отвечает: “от счастья”. Тут она изменилась в лице, и эта ледяная стена, которая была между мамой и ребенком, начала таять. Мама увидела своего сына совсем другим и увидела, что он может быть счастливым, и она вместе с ним тоже».

Людей вообще не очень правильно сравнивать друг с другом, а в случае с особыми детьми – это и вовсе противопоказано. «В нашем случае, – говорят волонтеры, – сравнивать каждого ребенка можно только с ним самим в прошлом, тогда становятся заметны какие-то маленькие плюсики, маленькие шажочки вперед. Иначе, кроме депрессии, ничего больше не получишь. Можно же тогда и со здоровыми детьми начать сравнивать, тогда вообще все погибло и пропало!»

Часто после постановки диагноза семья оказывается в своего рода вакууме – прежние социальные связи нередко прерываются, а новые не появляются: родители не знают, куда можно пойти с ребенком, где можно получить реабилитационную помощь, где производится специальное оборудование. А приходя в «Солнечный пес», они обретают и новый круг общения, в котором все друг с другом делятся новостями – где можно еще какую-то помощь получить, на какие занятие можно записаться, и поддержку канис-терапевтов, которые всегда находят, за что похвалить ребенка: «Даже если кажется, что совсем все плохо, после каждого занятия маленький шажочек все-таки сделан. И очень важно, чтобы родители уходили от нас утешенные, с улыбкой, зная, что сегодня их ребенок молодец, – говорит Татьяна и как специалист, и как мама.– У нас девочка Соня, одна из первых наших детей, придумала такое слово “мужилить”. И вот у нас родители друг друга мужилят, заставляют друг друга мужаться. Во-первых, потому что когда видишь другие семьи, понимаешь, что не один такой несчастный, а во-вторых, потому что можно друг другу помогать, а помогать кому-то – это ведь тоже счастье».

Шаг за шагом
Хотелось бы написать, что самое главное, что дает «Солнечный пес», – это как раз умение радоваться несмотря ни на что. С одной стороны, да, это ведь и есть, может быть, самый важный жизненный навык. Но с другой, все-таки здесь это дополнительный бонус, а приходят сюда за маленькими и большими – у кого как – сдвигами в развитии ребенка.

И сдвиги есть – один ребенок научился читать по бирочкам с именами собак, а другой – читая в перерывах между занятиями своему любимцу сказки, кто-то после канис-терапии стал самостоятельно добираться до школы, а кто-то, наконец, вышел на контакт с тренером и начал обращать внимание на окружающих людей.

«Иногда просто страшно представить, как некоторые наши родители везут ребенка через весь город, а то и из дальнего Подмосковья, несколько часов только ради 15 минут общения с собакой, – вздыхает Татьяна. – Я объясняю, что ничего обещать нельзя, что нет никаких гарантий. А они: да нам бы просто выйти из дома и куда-то пойти».

Всего в программе участвуют пять ретриверов: три живут у Татьяны и еще двоих приводят волонетры

В России почти не поддерживаются реабилитационные услуги для людей с ограниченными возможностями. Но терапевты «Солнечного пса» не жалуются, а делают то, что делают, сетуя только, что нагрузка на имеющееся сейчас количество собак уже на пределе. Нужны еще волонтеры, нужны собаки, нужно свое помещение и финансирование, чтобы можно было заниматься полноценной разработкой программы канис-терапии и обучением специалистов.

А пока всего этого нет, Татьяна и ее волонтеры продолжают работать благодаря неравнодушию отдельных людей – кто-то помещение выделяет, кто-то оказывает минимальную финансовую помощь, чтобы можно было покупать оборудование для занятий и амуницию для собак. Занятия в «Солнечном псе» бесплатные – и это принцип, потому что и без того ограниченные средства большинства приходящих сюда семей почти целиком уходят на лечение.

Перспективы развития канис-терапии в нашей стране пока что довольно туманны, но автор программы Татьяна Любимова не унывает. Может быть, потому что уже привыкла со своими подопечными двигаться шажок за шажком, радуясь каждой маленькой перемене, зная, что самый малюсенький сдвиг – это точка отсчета нового старта.

Читайте также:

Чаще всего в нашей группе канис-терапии «Солнечный Пёс», где специально обученные собаки работают с детьми-инвалидами, мы общаемся с их мамами. Папы как бы растворяются в жизненной дали ещё до рождения ребёнка. Некоторых мы вообще никогда не видели. Привозя своих детей на машине, они даже не выходят из нее.

16 Июн 2008 | Татьяна Львовна Любимова | Продолжение

И вот однажды мы положили Костю между собаками – есть у нас такая команда «коврик!», когда собаки лежат спинами друг к другу, а ребёнок между ними греется и расслабляется. Даже с сильной спастикой малыши становятся мягкими и расслабленными, что уж о Косте говорить. И от избытка чувств потёрся Костя головой о мохнатую собачью голову, и вдруг рассмеялся. Мама его, как всегда, раздражённо спрашивает: «Ну, что ты смеёшься опять, что?» А сын с неподражаемой интонацией ей вдруг отвечает: «От счастья!»

4 Фев 2008 | Татьяна Львовна Любимова | Продолжение

Болезнь ребёнка- это не только страдания ребёнка. Рядом с ним борются, любят, страдают, бьются, близкие ему люди. Иногда кажется, что сил уже нет, те, кто испытывал это состояние, хорошо знают, как хочется иногда отвернуться лицом к стенке и не шевелиться, ничего, никого не видеть, ни с кем не общаться.

14 Фев 2007 | Татьяна Львовна Любимова | Продолжение

Мне трудно рассказывать, как живут семьи с детьми – инвалидами. Это ОЧЕНЬ тяжёлая жизнь. Но раз в году благодаря вашим сердцам происходит настоящее чудо ,и люди, которых в силу болезненного состояния общества в нашей стране не принято пока что замечать и помогать им, пусть пока раз в году- они чувствуют себя не просто людьми, а – СЧАСТЛИВЫМИ ЛЮДЬМИ

1 Фев 2007 | Татьяна Львовна Любимова | Продолжение

Эти люди живут совсем рядом с нами. Но их стараются не замечать. Они живут в особом мире, о существовании которого могут не догадываться даже ближайшие соседи. Они могут быть невероятно талантливыми и душевно богатыми людьми, но общество упорно отвергает тех, кто не вписывается в прокрустово ложе всеобщей похожести.

5 Июл 2006 | Татьяна Львовна Любимова | Продолжение

В нашей группе коррекции для детей–инвалидов занимается аутичная девочка. Я счастлива, что знаю этого человека. Потому что, когда случайно обнаружилось, что эта девочка умеет писать, мы поняли, что были бы беднее, если бы не узнали благодаря ей, что
СТЫД – это огонь, выжигающий грех из души человека.
ДУША – это место, которое человек заполняет Богом или сатаной…

17 Фев 2006 | Татьяна Львовна Любимова | Продолжение

www.pravmir.ru

как собаки помогают справиться с детскими заболеваниями

Соня с родителями приехала с Закарпатья. Они специально сняли квартиру в Киеве, чтобы ходить на занятия по канистерапии.

«Речь у девочки была в виде звуков, она не оформляла их в слова. Занимались мы много – 10 месяцев.  Когда в сентябре после летних каникул мы зашли к Соне на урок, при виде собаки девочка громко и четко на всю комнату закричала: «Собака!» Соня заговорила. Наш верный Мишка тут сыграл не последнюю роль», – рассказывает Валерия Кукса, детский психолог Центра «Я+семья» при общественной организации «В дитячих долонях».

Канистерапия или лечение с помощью собак – этот метод реабилитации практикуют как в паре с традиционной медициной, так и как самостоятельный вид борьбы с недугами. Уже доказано позитивное влияние четвероногих «медиков» на самочувствие детей, страдающих ДЦП, аутизмом, гиперактивностью, сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями.

Отцом канистерапии считают американского детского врача-психиатра Бориса Левинсона. Еще в 1960 году он проводил работу с детьми с нестандартными особенностями развития, а его пес породы золотистый ретривер, время от времени становился участником процесса. Так, доктор заметил, что, вступая в контакт с ребенком, собака была отличным посредником между ним и окружающим миром.

Взаимодействие детей с собаками значительно отличается от контакта с другими животными – лошадьми или дельфинами. С ними ведь полноценно не поиграешь. Чего не скажешь о собаках — они, наверное, единственные животные, которые беззаветно привязываются к хозяевам. А это, по словам медиков, помогает детям принимать себя со всеми особенностями!

«Детям с особенностями психического развития очень трудно концентрировать внимание. Это очень сложный процесс, а собака им помогает. Животное служит эмоциональным стимулом для мозга. Если, к примеру, пёс задержится на минуту, то ребенок тоже будет сидеть и ждать. А это уже результат! Деткам с расстройством аутического спектра очень тяжело контактировать с другими людьми. А с собаками – куда проще! 99 % наших детей без проблем заводят с ними дружбу. Бывало даже все занятие ребенок просто лежит на нашем лабрадоре», – рассказывает Валерия Кукса.

Четвероногие «терапевты» попадают в семьи еще щенками. В процессе взросления их учат правильно вести себя с детьми на игровых площадках, в парках, на улицах и даже в общественном транспорте. Задача кинологов — научить собаку четко различать, в каких местах и ситуациях следует «работать по специальности», а когда можно порезвиться или отдохнуть. Для этого разрабатываются системы послушания и поведения в городе, проводятся общие тренинги для работы с детьми.

«Я уже четыре года работаю с собаками-терапевтами. Для правильной подготовки необходимо тренировать собаку еще с маленького возраста – от 4 месяцев. Тренировки проходят дважды в неделю по 1,5-2 часа. Важно, чтобы пес был социализирован, то есть комфортно чувствовал себя среди людей, активно взаимодействовал с детьми и взрослыми. Поэтому часто обучения проходят за пределами тренировочного центра», — говорит кинолог Андрей Каленченко.

Занятия детей с собаками-терапевтами проходят в группах или индивидуально. Учебный год длится около 10 месяцев. Все это время животное пребывает в состоянии дополнительной нагрузки. Поэтому без специального ухода и комфортных условий жизни — не обойтись.

«Когда животное привлекают к терапии, нельзя забывать, что это живое существо со своими потребностями. Очень важно следить, чтобы во время занятий собака не чувствовала физического или психоэмоционального дискомфорта. Выявить это помогут своевременные визиты к ветеринарному врачу. Не стоит забывать и о взаимосвязи здоровья животного с качеством его питания. К примеру, золотистые ретриверы чаще других крупных пород склонны к болезням сердца. А лабрадоры — к заболеванию суставов.

Также обе породы склонны к набору лишнего веса. А вот немецкие овчарки, которые также используются в канистерапии, подвержены различным кожным заболеваниям и имеют чувствительную пищеварительную систему. Поэтому и рационы должны отвечать этим потребностям. Для лабрадоров полезными будут диеты с достаточным содержанием омега кислот, а для золотистых ретриверов — еще и с правильным уровнем таурина (аминокислоты, недостаток которой может спровоцировать развитие кардиомиопатии). А вот немецким овчаркам нужен рацион с лекгоусваиваемыми белками, фрукто- и олигосахаридами для стабилизации процессов пищеварения, а также специальным комплексом, способствующим поддержанию здоровья кожи», – рассказывает Юлия Романишина, эксперт Royal Canin.

Собаки-«терапевты» – неутомимые трудяги, верные друзья и надежные помощники. Именно они ищут и находят путь к сердцу ребенка, мотивируют его и приводят в благоприятное психо-коррекционное состояние. Поэтому забота о полноценном отдыхе, сбалансированном питании и здоровье в целом четвероногого «доктора» должна быть в приоритете.

Фото: предоставлено рекламодателем

tvoymalysh.com.ua

Как собаки лечат детей

Б. Левинсон – американский психотерапевт в 1961 году сделал замечательное открытие. Врач заметил, что его пациенты лучше чувствовали себя, если в кабинете находится собака. Мы же все знаем о собаках довольно интересные факты и это преданное животное уже много столетий живет с человеком. Собака не зря считается его лучшим другом. Большинство владельцев собак подтвердят тот факт, что собака удивительным образом чувствует хозяина, а многие согласятся, что к детям у этих животных особое дружелюбное отношение.

Большого внимания заслуживают золотистые ретриверы (голден-ретриверы). Эти собаки – источники невероятной любви и доброты к окружающим. Они проявляют удивительную нежность и искреннее желание быть рядом с человеком, показывать ему свою преданность и любовь. Эти качества ретриверов используют доктора в работе с особенными детьми, в частности с детками, страдающими на аутизм.

Данный метод лечения и реабилитации с участием специально обученных собак получил название канистерапии (от лат. canis — собака). Канистерапию применяют для помощи деткам, страдающим синдромом Дауна, ДЦП, аутизмом, умственной отсталостью, с соматическими заболеваниями. После таких занятий с собаками у них улучшается координация движений, снижаются спазмы. Дети стают более самостоятельными, легче идут на контакт. Собаки чувствуют этих детей, они как будто настраиваются на их волну. Дети расслабляются с ними, свободно играют, двигаются. Пес вовлекает ребенка в игру, в общение, стимулирует к движению, к тактильным ощущениям. Ребята обнимают, гладят, прижимаются к собакам, ощущая их тепло и, наверное, искреннее принятие этих детей такими, какими они есть. Общение с ретриверами придает уверенности в себе, повышает самооценку.

Ребятишки через некоторое время начинают переносить позитивное отношение к собакам на окружающих людей, на мир в целом, чем облегчают жизнь себе и родным. В общем, эти мохнатые любвеобильные существа очень помогают детям и их родителям принять себя, свою жизнь и получать удовольствие от того, что они имеют. 

www.vospitaj.com

терапия собаками для детей, обучение лечению собаками и история канистерапии

Канистерапия (лечебная кинология) — социализация, реабилитация и адаптация людей с ограниченными возможностями при помощи лечения собаками. Для этой работы четвероногих используют гораздо чаще других животных, так как они легко обучаются выполнять словесные команды и охотно подчиняются человеку. Перед началом обучения канистерапии собак тщательно отбирают и тестируют.

На этой истории вы узнаете об истории канистерапии для детей, а также о том, как проводится лечение собаки детей и людей с различными заболеваниями.

История канистерапии (лечения собаками)

История канистерапии (лечения собаками) относит нас в 60-е годы прошлого столетия, когда детский психиатр Борис Левинсон выдвинул концепцию терапии с участием собаки. Он обнаружил, что дети, испытывавшие трудности в общении с другими людьми, положительно и активно реагировали на его собаку, которая находилась в кабинете во время лечебного сеанса. Они легко контактировали с псом, часто не обращая внимания на самого доктора. Благодаря этому врач получал возможность установить более тесный контакт с ребенком и эффективно провести лечение. Собака помогала сгладить настороженное отношение малыша к окружающей обстановке. С каждым новым пациентом открывались положительные стороны влияния животного на поведение малышей.

С тех пор этот лечение детей собаками получило достаточно широкое распространение. В настоящее время общение с животными используют для лечения, как у детей, так и у взрослых различных тяжелых заболеваний: детского церебрального паралича, аутизма, гиперактивности, проблем с сердцем и сосудами. Это направление широко развивается и распространяется во многих странах.

Очень часто собаки работают в домах престарелых. Общение с животным избавляет от страха, депрессии, напряжения, снижает рассеянность и мобилизует двигательные функции пациентов подобных учреждений. Молчуны начинают больше говорить, люди с эмоциональной неустойчивостью (приобретенной или врожденной) реагируют с неожиданным чувством и пониманием.

Лечебная кинология для взрослых

Канистерапию используют для лечения многих заболеваний. Многочисленные исследования показали, что лечебная кинология благотворно влияет не только на детей, которые в присутствии животного чувствуют себя увереннее и спокойнее (особенно в незнакомой обстановке), но и на взрослых, находящихся в больницах, реабилитационных центрах и домах престарелых.

Незаменима терапия собаками при лечении людей, страдающих аутизмом. Присутствие дружелюбного ласкового пса заметно улучшает их поведение, снижая проявления болезни, основным из которых является погружение в себя. Нахождение животного рядом, совместные игры ребенка с ним делают терапевтический процесс более приятным и продуктивным, повышают желание малыша лечиться и стараться выздороветь.

Велико значение лечебной кинологии и для взрослых людей с ограниченными возможностями. Рядом с животным они чувствуют себя в большей безопасности, менее одинокими, более свободными и независимыми.

Положительное психологическое воздействие на человека домашних животных, особенно собак, известно давно. Дети, живущие в семье, где есть псы, более жизнерадостны и активны, эмоционально устойчивы, лучше учатся и быстрее развиваются, обладают повышенным чувством ответственности.

Почему собака так хорошо влияет на людей? Потому что от остальных домашних животных ее отличает преданность человеку. Чаще всего именно собака восполняет недостаток человеческого общения. Пес всегда рад хозяину и тому, что тот всегда просто рядом. Собаке все равно, как он выглядит и сколько зарабатывает, в то время как люди всегда оценивают друг друга с различных позиций. Именно поэтому к четвероногим тянутся взрослые и дети, испытывающие недостаток в общении, любви и проявлении эмоций. Жалость со стороны пса воспринимается не как унижение, а как сопереживание. Собаки гораздо ярче выражают свои эмоции. По мнению врачей, пациенту часто легче устанавливать контакт с благодарной и дружелюбной собакой, воспринимающей его таким, какой он есть. Только после этого больной начинает больше доверять доктору, без чего лечение будет бесполезным.

Обучение канистерапии (лечебной кинологии)

В клубах служебного собаководства для проблемных детей практикуют упражнения с участием обученных животных. На таких занятиях инструкторы-кинологи показывают ребятам элементы учебной подготовки животных, тем самым снижая различные негативные реакции в поведении детей и создавая атмосферу доверия. Малышам очень интересно, как собаки выполняют различные команды и демонстрируют свою природную красоту.

Собаки помогают людям справиться со стрессами. Как правило, в семьях, где есть четвероногие обитатели, конфликтные ситуации возникают гораздо реже. Постоянное присутствие собаки рядом, действия всех домашних, связанные с ее содержанием, воспитанием и обучением, заставляют людей более тесно общаться, у них появляются совместные интересы, что, в свою очередь, делает семью дружнее.

На следующем этапе показательных занятий дети пытаются установить контакт с животными. К этому моменту в сознании ребенка уже закрепляется ощущение безопасности, и он уже сам стремится к общению. Вместе с инструктором, папой или мамой ребенок повторяет команды, называет кличку собаки, пытается прикоснуться к ней. Детям с отклонениями в психике и различными формами страхов часто удается преодолеть их при помощи четвероногих.

Затем ребенок пытается управлять действиями обученной и контактной собаки, которая выполняет простейшие элементы послушания по его словесным командам, тем самым повышая уровень детской самооценки и уверенности. Это помогает значительно снизить агрессивность малышей, уровень тревоги, снять эмоциональное напряжение и уменьшить вероятность других нежелательных форм поведения. Совместные действия с собакой в дальнейшем помогают ребенку легче устанавливать новые отношения с детьми и взрослыми.

Для такой работы собак тщательно подбирают и готовят со строгим соблюдением правил техники безопасности. Чтобы определить способности животного к терапии, необходимо всесторонне и беспристрастно оценить особенности его характера. Собака обязана спокойно и дружелюбно вести себя при встрече с посторонними людьми, так как будущие пациенты должны испытывать чувство безопасности при общении с ней.

Одна из главных целей обучения канистерапии — добиться от собаки адекватного поведения в новых необычных ситуациях. Животное должно спокойно реагировать на различные звуки и раздражители, выполнять основные команды «Ко мне!», «Рядом!», «Место!», «Нет!», «Нельзя!», «Сидеть!» и «Лежать!», послушно ходить на поводке и выполнять различные трюки, давать себя гладить, так как основные терапевтические воздействия на больного человека предусматривают возможность гладить животное.

Программа подготовки «собаки-терапевта» заканчивается экзаменом. Животное должно продемонстрировать способности хорошо вести себя в общественных местах, поэтому основное внимание уделяется не столько беспрекословному послушанию, сколько умению адекватно реагировать на окружающих людей и различные жизненные ситуации.


www.1001dog.com

Собака как средство реабилитации | Милосердие.ru

Сегодня реабилитация с помощью упражнений с собаками применяется к больным ДЦП, аутизмом, задержкой развития, черепными травмами. Канистерапия помогает при синдромах Дауна, психотравмах, тревожных и панических состояниях и др.

Десять лет назад в Петербурге возникла Ассоциация развития и поддержки канистерапии – направления в медицине по реабилитации больных с помощью специально обученных собак. Из разрозненных усилий отдельных энтузиастов, небольших кружков и групп сложилось сообщество психологов, неврологов, психотерапевтов, реабилитологов, педагогов, ветеринаров, социальных работников, специалистов по подготовке собак-терапевтов и собак-поводырей. Заместитель председателя Ассоциации развития и поддержки канистерапии Мальцева Мария Николаевна рассказывает о применении собак в реабилитации больных, об истории этого направления терапии, об успехах и проблемах.

– Расскажите, пожалуйста, об истории канистерапии. Что выделяет собак из числа других животных, используемых для реабилитации?

– Канистерапия старше всех других видов анимал-терапии, ею начали заниматься в европейских странах еще в 50-е годы 20-го века. В анимал-терапии применяются и другие животные: дельфины, лошади. Они тоже приносят хороший реабилитационный эффект, помогают восстановлению опорно-двигательного аппарата. Езда верхом на лошади дает активную двигательную нагрузку: требуется удержаться, сохранять равновесие, посадку. Но содержание дельфинов и лошадей обходится очень дорого, потому эти животные не так доступны как собаки.

Собаки же требуют гораздо меньших затрат на разведение и содержание, они знакомы и привычны нам с детства. По отношению к собакам выраженные фобии, например, страхи контактов, встречаются реже, чем к другим животным. Человек и собака общаются непринужденно, они тянутся друг к другу, история их дружбы уходит в века.

– При каких заболеваниях занятия с собаками могут приносить видимый успех?

– Сегодня реабилитация с помощью упражнений с собаками применяется к больным ДЦП, аутизмом, психическими расстройствами, задержкой развития, черепными травмами. Занятия канистерапией помогают при социальной адаптации людей с синдромом Дауна, психотравмах, тревожных состояниях, панических и поведенческих расстройствах. Помогают эти занятия и пожилым людям при реабилитации после перенесенного инсульта, при старческой деменции. Инструкторы и кураторы Ассоциации привозят собак в детские колонии для проведения сеансов социальной реабилитации среди трудных подростков. Собаки работают в детских домах, интернатах, домах престарелых. В ГАООРДИ – Ассоциации общественных организаций родителей детей-инвалидов, где мы ведем эту беседу, есть группы канистерапии.

– Всех ли собак можно использовать в канистерапии, не находятся ли какие-то породы под запретом?

– В канистерапии работают собаки породистые и беспородные, всех размеров, исключений нет. Важны индивидуальные особенности собаки, ее подготовка. Конечно, изначально собак отбирают по простым критериям. У претендента на роль «врача» должны отсутствовать агрессивность, тревожное поведение, выраженные охотничьи повадки, стремление лаять, навязчивость.

– Как ведется подготовка собак?

– Готовят собак для канистерапии долго, 6-9 месяцев. Специалисты дрессируют их по системе обучения, разработанной в Австрии, в Институте зоопсихологии Конрада Лоренца. Пройдя школу, собаки сдают экзамены, проходят проверки в четыре этапа перед комиссией. В комиссию входят врач-ветеринар, представитель страховой компании (на каждую собаку оформляется страховое свидетельство), инструктор-дрессировщик, врач общей практики. Каждый из специалистов тестирует собаку отдельно и выносит решение по своей части испытаний: собака должна быть здоровой, доброжелательной, должна сохранять спокойствие в любых ситуациях и слушаться инструктора. Всего 20 испытательных тестов. Только при положительной оценке всех специалистов собака получает сертификат «Собака – средство реабилитации».

– На занятия привозят совсем маленьких детей. Многие видят собаку впервые. Как складывается контакт ребенка и собаки?

– Дети сразу тянутся к собакам. В детях заложена любовь к волосяным покровам: они обожают теребить волосы на голове родителей, тискают мохнатые игрушки. Прикосновение к шерсти собаки, возня с ней доставляют ребенку радость. Собака теплая (нормальная температура тела собаки 38,5-39 градусов), она источает любовь и радость от общения с маленьким человеком. Дети это прекрасно чувствуют. Очень важно, что и собака тянется к человеку, так устроена ее природа. А наши собаки знают, что они работают и рвутся делать это хорошо.

– В чем секрет успеха канистерапии?

– Приведу такой пример. Врач просит ребенка: «Вытяни руку, сожми и разожми пальчики». А потом хвалит его, или, если результат неудачный, требует повторить движение еще и еще. Ребенок понимает, что от него чего-то ждут, его действия оценены плохо. Это стрессовая ситуация, и если наша задача – улучшить опорно-двигательный аппарат ребенка, то быстрого прогресса ожидать не приходится. Собака не ставит оценок действиям ребенка, не показывает, что хорошо, что плохо. Ребенок не испытывает стресса рядом с собакой. Он бросает ей мяч и раз от раза делает это лучше. Его ручка вытягивается, пальцы сжимаются и разжимаются, как и требовал врач. Только теперь ребенок проделывает это упражнение по реабилитации, играя с собакой, а не в кабинете врача. Стресс снят, успех приходит быстрее.

– Есть ли противопоказания к занятиям канистерапией?

– Противопоказания к занятиям с собаками есть, и лучше их выявить до начала занятий. У детей, да и у взрослых бывает аллергия на собачью шерсть. Это должен подтвердить аллерголог после исследований в лаборатории. Занятия противопоказаны при острых заболеваниях верхних дыхательных путей, при кожных воспалениях, в случаях боязни контактов с собаками.

– Как проходят занятия канистерапией? Для каждого больного есть своя индивидуальная программа?

– Мы давно ушли от самодеятельности и следуем точным предписаниям научных разработок. При всей кажущейся простоте этой веселой возни с собаками на каждом занятии идет запланированная работа. Результат занятий фиксируется и сравнивается с методиками. В настоящее время специалисты используют 16 методик для реабилитационного воздействия при различных заболеваниях. Разработано 20 ролевых игр, способствующих поддержанию навыков движения, счета, чтения, например, у больных после инсульта. Обязательно присутствие врача на каждом занятии. Нужно учитывать, что у пациентов возникает естественная привязанность к собаке. Мы практикуем смену собак через каждые пять занятий. Упражнения различные, они кажутся несложными, но эффект достигается повторениями. Например, ребенок плохо ходит из-за нарушений опорно-двигательного аппарата. Идти самостоятельно он не может, с помощью взрослого делает неуверенные движения. Мы предлагаем ему прогуляться с собакой. Взять поводок и вести собаку по кругу. Опыт показывает, что от занятия к занятию ребенок будет двигаться все увереннее, его внимание сосредоточено на собаке, он чувствует, что собака зависит от него. Такое естественное упражнение дает эффект быстрее, чем терапия в кабинете врача, где у ребенка, повторяю, может появиться стресс от неуспехов и боязни не выполнить требования врачей и родителей.

Вот посмотрите, тяжело больная девочка надевает на голову собаки обручи разных цветов, а потом снимает их. Не поверите, но два года назад она лежала неподвижно, не поднимая головы. Сейчас девочка может сидеть, выполняет сложные для ее заболевания движения. Обратите внимание на выдержку собаки: все полчаса занятий она будет терпеливо лежать по команде инструктора.

Мы предлагаем детям расстегнуть и застегнуть ошейник, дать собаке команду голосом и жестами. Эти и многие другие приемы используются в активной реабилитации больных с различными неврологическими расстройствами. Игровые занятия дают полноценную нагрузку разным органам движения и чувств.

– Как быстро наступает реабилитация? Бывали в вашей практике неудачи?

– Ни одного случая отсутствия прогресса не было. Родителям советуем запастись терпением. Бывает, родители, настроившись на быстрый эффект, и не получив его, прекращают приводить ребенка на занятия. Этого делать нельзя. Естественные физиологические механизмы включаются в работу от занятия к занятию, малыми шажками, но в нужном направлении.

– Ваша Ассоциация держится на энтузиазме и добровольных пожертвованиях. Расскажите, какие трудности преодолевает Ассоциация, откуда приходит поддержка?

– Если коротко, то Минздрав России признает канистерапию как средство реабилитации больных. А ветнадзор вставляет палки в колеса. Ссылаются на указание о перевозке животных по территории Российской Федерации, по которому владельцу животного необходимо иметь ветеринарное свидетельство формы № 4, оформленное государственной ветеринарной службой. Абсурдно, но если следовать этим требованиям, волонтер, владелец собаки, для каждого занятия должен ее везти на ветеринарную станцию и брать справку. Но речь идет не о путешествии в другой город, а о поездке в соседний район города. Не говоря уже о том, что у наших собак имеются ветеринарные паспорта, они проходят регулярный осмотр и контроль на гельминтов. Перед каждым занятием, согласно правилам, собаку тщательно моют и перевозят в изолированной перевозке. Положа руку на сердце, неужели есть еще необходимость в справке? Кстати, о транспортных проблемах. Не все наши волонтеры и кураторы имеют личный автотранспорт. Быстрее всего в таком случае доехать на метро. Но не всегда получается. Собак-поводырей пускают в метро, а наших собак, несмотря на то, что они тоже прошли специальную дрессуру и ведут себя образцово, не пускают.

Еще одна проблема: помещения для подготовки собак. Подготовка, как было сказано, ведется долго. Приходится выпрашивать помещение то в одном месте, то в другом. А ведь каждый год 340-350 пациентов проходят с помощью наших собак курс двигательной реабилитации и нейрореабилитации. Мы даем больным эффективное, недорогое средство терапии, возвращаем людей обществу. Хотелось бы нам и от общества видеть помощь.

– Вспомните, пожалуйста, бывали в вашей практике исключительные случаи?

– Помню такой случай: детей привезли из детского дома на занятие с собаками. Среди них был мальчик пяти лет, он вставал, но ходить не мог. Мы предложили ему простое упражнение – выгул собаки на поводке. Инструктор, как обычно, поддерживал ребенка, следя за его мышечным тонусом. В конце упражнения мальчик двигался самостоятельно. На следующий день нам позвонили из детского дома и сказали, что ребенок начал ходить. Собака сняла у ребенка стресс, помогла преодолеть укоренившийся страх болезни.

Это уже другой случай: девочку двух лет сверх меры опекала мама, ловила и сажала при каждом неудачном движении. Истеричное состояние матери передавалось ребенку, ходить она не научилась. И здесь прогулка с собакой помогла. Девочка, держась за поводок, сделала шаг, упала и посмотрела на собаку. Та спокойно сидела и ждала, когда ребенок поднимется. Спокойствие собаки передалось ребенку. Девочка поднялась, сделала еще шаг, другой, и так за одно занятие она начала ходить.

Быстрые исцеления случаются при заболеваниях с четко выраженными психологическими механизмами – стресс, испуг. Собаки могут снять такие состояния за один сеанс.

– Советуете ли вы семьям, где есть дети-инвалиды, заводить собак?

Нет, таких рецептов мы не даем. Но если семья после занятий с нашими собаками сама приходит к такому решению и спрашивает нашего совета, мы говорим, да, заводите, не пожалеете.

www.miloserdie.ru


Смотрите также