Собаки это прирученные волки


История происхождения собак: приручение волков, одомашнивание

Всему человечеству известен неоспоримый факт о том, что собака является самым лучшим, единственно верным другом человека издавна. Собаки верно и ревностно служат человеку до конца жизни и всегда рядышком, охраняя его.

Когда людям трудно и в жизни тяжелая пора, верный друг – собака даст поддержку и будет рядом, когда же наступают веселые события, пес будет радоваться наравне с человеком. Он не оставит никогда ни в беде, ни в радости. В наше время круг использования собак весьма велик, существует несколько способов служения собак – это и собаки-полицейские, и собаки-охотники, и сторожевые собаки, и полицейские собаки, и прочие.

А ведь собаки не всегда были такими милыми и преданными человеку животными. Собаки в древнем мире – это опасные для человека хищники, способные своими клыками калечить и даже убивать людей. Это были не те собаки, которых мы привыкли видеть ежедневно, это были их предки, которые в современной истории называются «волками» и являются хищниками.

Хищные предки собак обитали в лесах и вели охоту на различных животных, но со временем, переловив всю добычу, собаки начинали испытывать голод продолжительное время, и это грозило по-настоящему ужасными последствиями для людей и их детей. Довольно-таки скоро волки начали посещать покинутые людьми стоянки и получили возможность иной раз поживиться чем-либо съестным и даже вкусным.

По своей натуре предки собак были похожи на людей. Они всегда старались собираться в стаи, помогали друг другу, приносили добычу на всех и очень интересовались происходящим вокруг. Поедание остатков пищи на бывших стоянках людей было более доступным способом пропитания волков, чем охота на мало-мальски появлявшуюся дичь в лесах, и поэтому к такому способу кормления звери очень быстро привыкли.

Но ведь люди не жили долго на одном месте, они перемещались с одной стоянки на другую в поисках пропитания и лучшей жизни для себя. Волки не придумали ничего иного, как следовать за людьми по всем их стоянкам. Теперь они оказались не привязанными к одному месту, а вели кочевнический образ жизни. Теперь это были уже не дикие волки, а наполовину домашние – еще не собаки, но уже и не волки.

Человек же, в силу некоей доброжелательности и любопытства, не стал прогонять или убивать животных, позволяя им жить рядом, присматриваясь к ним. Волки не подходили близко к людям, и те не чувствовали себя в какой-либо опасности в обществе зверей. В это же самое время люди начали обращать внимание на животных, приглядываться к ним, к их повадкам и поведению на охоте.

Приходило понимание того, что в тандеме сила и ловкость волка прекрасно сочетается с умом и хитростью человека, остается лишь каким-то образом добиться взаимопонимания и ходить вместе на охоту. Но до объединения собак и людей прошло еще немало времени. Не хватало смелости ни той, ни другой стороне подойти ближе. В итоге такое соседство стало уже привычным и для волков, и для людей.

Ни те, ни другие не боялись друг друга и жили мирно, как добрые соседи. Но все случается, и однажды один самый любопытный волк и не менее любопытный человек все же пообщались. Этот первый их контакт был неумелый, робкий, но все же положил начало совсем другому общению между животным и человеком. Постепенно началось одомашнивание волка, все происходило медленно и размерено. Прошло время, и волки уже грелись возле костра рядом с человеком, ели из рук человека, позволяли себя трогать.

Животные становились все смелее и незаменимее. Примерно в этот период люди дают новому одомашненному виду волка новое имя – собака. Конечно, после присвоения нового имени собаки не стали полностью ручными. На это понадобилось немало времени. В наше время приручение дикой собаки совершенно невозможно. Даже если уже есть уверенность, что собака полностью одомашнена и подчиняется человеку, все равно рано или поздно ее звериная сущность даст о себе знать, и это влечет за собой иной раз тяжелые последствия.

Для полного подчинения в диком животном приходится менять все повадки и характер, а всего лишь несколько лет, потраченные на это, не дадут результата. Изменения должны происходить в течение веков, причем в этом должно участвовать немалое количество людей, способное преобразовать один вид животных в другой, новый, совершенный и домашний.

Ведь в случае одомашнивания собаки было потрачено не менее 10 веков для завоевания взаимного доверия и полного подчинения животного человеку. Скорее всего, волки – это именно те животные, которые должны были подружиться с каким-либо другим видом животных, в данном случае это был человек, что еще лучше. Одомашнивание волка – это невероятная удача, выпавшая единственный раз человеку в истории, ведь больше ни с одним видом хищников подружиться не удалось. Можно с уверенностью сказать, что дружба человека и собаки – это на века.

dogsecrets.ru

От волка - к другу. Прирученные волки и одичавшие собаки – кто они? - Экстремально

Не смотря на все разнообразие собак, все они принадлежат к одному и тому же биологическому виду - это волк обыкновенный, или серый Canis lupus. Абсолютно все собаки, и пекинесы, и чихуахуа - те же волки, и отличить их от диких волков на основе генетического анализа не так уж просто. Разница лишь в том, что это мутировавшие волки, обретшие свои нынешние формы в результате тщательнейшей селекции человеком.

Мутация – это любое изменение генов, как плохое, так и хорошее, которое, в частности, приводит к изменению внешнего вида и характера.

Но как, от кого и когда произошли первые собаки и почему они стали жить рядом с нами?

Зарождение дружбы

Существует миф о том, что наши предки были охотниками-собирателями. Но это было не совсем так. Охотниками они стали позже. А по началу первые люди, наиболее вероятно, были "падальщиками"-подбирателями и отбирателями. У кого же они отбирали мясо? А отбирали они его у своих будущих "лучших друзей".

В поисках мяса первобытные люди следовали за стаями волков и диких собак затем, что бы срезать или сгрызть остатки мяса с костей заваленной хищниками добычи. Позже, поумнев и вооружившись, люди стали попросту отбирать мясо. Так они продолжают действовать и поныне в некоторых отдаленных уголках нашей планеты. Так племя Кааду Куруба, обитающее в горных лесах Индии, отбирает добычу у индийских долов, называемых в России красными волками. Последние, завидев человека, просто прекращают охоту.

Другой миф повествует о том, как прекрасным солнечным утром эпохи мезолита первобытный человек по имени Бома отправился в лес и принес оттуда волчонка, которого выкормил и воспитал, и с тех пор рядом с человеком жила собака. На самом же деле все было куда проще. В то время, когда человек уже научился изготавливать хорошее оружие и перешел от собирательно-отбирательного образа жизни к активной охоте, люди и волки поменялись ролями.

Небольшие по количеству группки умелых охотников, убивая больших животных, получали больше мяса, чем они могли съесть и заготовить, и остатки добычи оставались падальщикам. Теперь уже стаи волков всюду следовали по пятам людей за легким кусочком мяса. Сидя у костра, люди наверняка подкармливали круживших вокруг хищников, и вскоре некоторые, возможно более слабые и менее удачные в охоте животные, вовсе разучились охотится самостоятельно, а составили компанию на охоте уже человеку. Таким образом, начался постепенный процесс превращения дикого волка в друга человека. Этой наиболее вероятной версии придерживаются сейчас большинство ученых, изучающих вопрос происхождения собак.

Кем они были?

До сих пор неисследованным остается вопрос, от какого же дикого животного происходят самые первые собаки и как они выглядели. Дело в том, что волк обыкновений (Canis lupus) – из всех млекопитающих имеет самую обширную область обитания – на разных материках, на травянистых равнинах, в тундре, лесах, болотах и пустынях. Приспосабливаясь к разнообразным условиям этих мест, волки образовали около 39 подвидов, отличающихся друг от друга размерами, пропорциями, густотой, длинной и окрасом шерсти. Совершенно очевидно, что предком большинства нынешних пород собак был не тот огромный серий волк, который бегает по просторам Сибири. Но какой же волк был родоначальником этого огромного племени?

Считается, что первых собак человек приручил около 14 000 лет назад где-то на Ближнем Востоке или в южной Азии. В то время большая часть нынешних умеренных широт была покрыта ледником, и ледниковый период лишь только близился к концу. Просторы южной Азии были тогда несколько иными и волки, от которых произошли собаки, тоже. Определить от каких именно волков произошли первые собаки и как выглядели наши первые соратники, возможно, никогда и не удастся. Но чтобы приблизится к истине, мы должны посмотреть на самые древние из известных человеку породы собак. Все они довольно близки по своему внешнему виду и образу жизни к волкам, унаследовав и хорошо сохранив общие первоначальные черты. Они имеют приближенные к волчьим пропорции тела, прямостоячие уши (отличительная черта всех диких псовых), длинные и широкие морды, боле длинные клыки, самый высокий среди собак интеллект. Но все же они меньше волков, имеют саблевидные, закрученные к верху собачьи хвосты и, как правило, рыжеватый окрас. Также они приобрели ряд новых черт поведения и биологии, отличающих их и от волков, и от большинства домашних собак. Таким образом, эти собаки являют собою некую архаичную, переходную форму между ними. Возможно, именно такими были предки современных домашних собак, а эти являются их прямыми потомками, дожившими до наших времен. Чтобы разобраться в этом, нам следует взглянуть на каждую из них.

Каролинские собаки (елле)

Обитают в субторпических лесах юго-востока США. Это полудикие собаки, так как существенную часть их рациона составляют объедки из мусорных баков пригородов. Но во многом они сохранили типичный для волков образ жизни, характерный всем стайным представителям семейства псовых. Прежде всего, это коллективная охота, происходящая так же, как и у волков, и четкая иерархия. Однако, в отличии от волков, щенкам елле предоставляется право есть первыми. Кроме этого, елле присуща еще одна отличительная черта поведения, не наблюдающаяся у остальных представителей семейства. В осенний период, преимущественно самки, роют носами небольшие ямки в земле, похожие на те, которые выкапывают носом, когда ищут мелкую земляную живность. Эта черта поведения не наблюдается ни у волков, ни у лис, ни у других видов псовых и ее смысл остается неизвестным.

Никто не знает, откуда появились эти собаки. Вероятно, они попали сюда с первыми людьми, заселившими эти места. В последствии елле одичали и распространились по лесам. Но на сегодняшний день каролинские собаки столкнулись с проблемой, которая угрожает всем диким собакам и волкам. Это проблема смешения с домашними собаками. В США каролинская собака была зарегистрирована как порода и начала разводится. Обладая первоначальными волчьими качествами, такими как высокий интеллект и лучшие физические данные, они занимают призовые места на соревнованиях и завоевывают все большую популярность. Но вопрос об их происхождении оставался туманным, пока как-то одному человеку не пришла в голову мысль, что елле по своему внешнему виду – вылитый динго. Как же одни и те же собаки могут обитать на разных континентах, разделенных тысячами километров океана?

Назад к истокам

Первые свидетельства жизни человека и собаки были найдены на Ближнем Востоке. В склепе 12000-летней давности был найден скелет волчонка. А чуть позже в том же регионе нашли погребение со скелетом человека, держащего в руках щенка. Приручив собаку к концу ледникового периода, человек двинулся на восток вслед за стадами копытных на освоение новых земель, а затем на юг в Австралию, и на север к Северной Америке. По мере расселения племена оседали, а с ними обосновывались и собаки.

Собаки изгнанники

Объяснением схожести елле и динго, а так же доказательством того, что они мало изменились от своих предков, являются индийские бродячие дворняги "Парии". "Пария" – означает "изгой". Как и елле, они не полностью дикие, так как живут по соседству с человеком и питаются отбросами на мусорных кучах. Они немного меньше елле, имеют практически одинаковый, как правило, рыжеватый окрас, и обладают всеми первичными чертами.

Чистокровность этих собак тоже находится под угрозой. Но племя Сантал, осевшее тут, содержит этих собак с древних времен и использует их для охоты круглый год. Первобытная смелость позволяет им атаковать и слонов, и тигров. Люди Сантал верят, что собаки жили с ними со времен возникновения племени - по меньшей мере двадцать шесть веков. Племя представляет собой генетически изолированную популяцию, стало быть, и собаки также были изолированы и являются поистине чистокровными и мало чем изменившимися за тысячи лет.

Динго (Canis lupus dingo)

Динго попали на Австралийский континент более четырех тысяч лет назад, приплыв на плотах с переселенцами из Азии. Попав туда, они полностью одичали и заселили всю его территорию, населив влажные леса, горы и пустыни. Ворвавшись в местные экосистемы, динго коренным образом изменили их. Все млекопитающие Австралии – сумчатые животные. Динго, будучи плацентарными, как и все остальные звери вне Австралии, намного более совершенны во всех аспектах: в размножении, физически, интеллектуально. Местные виды, не знавшие доселе столь превосходящего по возможностям их хищника, не были готовы к тем взаимоотношениям, которые тот им предложил. Вскоре большое количество животных, безбедно живших в Австралии миллионы лет, были безвозвратно съедены с лица Земли. Но одной из самых печальных потерь, было вымирания коренного хищника местной, законной фауни – сумчатого волка. Этот интереснейший зверь попросту не выдержал конкуренции с динго и исчез с континента еще в доисторические времена. Тем не менее, динго прочно заняли свое новое место в измененном ими мире, и со временем в нем установился баланс, сделав их неотъемлемой частью местной природы.

По своей сущности динго – те же волки. Они живут, как волки, небольшими стаями, в которых размножается только доминантная пара лишь раз в году (в то время как домашние собаки дважды), а если у другой самки стаи рождаются детеныши, доминантная самка убивает их. Сохранив природную агрессию, волчий интеллект и свободный дух, динго не поддаются дрессировке. Как и волки, чистокровные динго не лают, а лишь рычат, воют и жалобно подвывают. Став однажды другом человека, динго выживали целую вечность как дикий вид.

Новогвинейская поющая собака (Canis lupus hallstromi)

В 1930-х годах белые люди и дикие папуасы центральной Новой Гвинеи со взаимным удивлением обнаружили друг друга. Открыв для себя новый мир, европейские пионеры с увлечением принялись его исследовать, и в 1956 г. в лесах Новой Гвинеи был обнаружен новый, доселе не известный науке вид собак. Эти собаки водятся только здесь и за особую манеру воя им дали название новогвинейских поющих.

Они очень похожи на динго, но уступают им в размерах, имеют более короткие ноги и уши, их морда меньше и короче, а скулы шире. По цвету они бурые либо золотисто-рыжие. Имеют увеличенные клыки, с пропорцией, присущей только животным, обитающим в дикой природе. Приспосабливаясь к охоте в горах, новогвинейские собаки приобрели гибкий позвоночник, короткие ноги и подвижные стопы, благодаря чему могут взбираться даже на деревья.

Поведение новогвинейской собаки во многом отличается и от волков, и от собак. Вой их стаи напоминает солиста запевалу, которого подхватывает хор. Эти звуки сравнимы с пением птиц или китов и не похожи на голоса других пород собак. Им также присущ визг, лай, пронзительный вопль и жалобный вой. В отличии от других собак и волков при агрессии они не прижимают уши к голове, а сдвигают их впереди у лба или же опускают вниз.

Различия с динго могут объяснятся тем, что новогвинейские собаки попали на остров с людьми приблизительно на 2000 лет раньше, чем динго добрались до Австралии, около 5-6 тис. лет назад. В доисторические времена они сопутствовали человеку на охоте и жили рядом с ним. Попав сюда так давно и оставаясь в полной островной изоляции, новогвинейские поющие собаки являются реликтом, возможным прародителем всех собак.

Чистокровных поющих собак осталось мало. Особи, живущие с аборигенами, имеют примеси. В США содержится около 100 чистокровных собак, вывезенных отсюда еще в 50-е годы. Диких же собак не видели уже давно даже аборигены. Но в отдаленных высокогорных районах все еще слышен их вой и встречаются следы.

Полагают, что и динго и новогвинейские поющие собаки являются потомками азиатского волка (Canis lupus pallipes) - населяющего Иран, Индию, а также территории, лежащие между ними.

Ханаанская собака

Помимо диких и полудиких собак, одна из древнейших пород живет с человеком в регионе, откуда предположительно и произошли собаки – на Ближнем Востоке. Это спутники кочующих арабов-бедуинов – древнееврейские или ханаанские псы, служащие им как пастухи и охранники овец. Они преданы, бдительны и недоверчивы, немного драчливы. Окрас у них достаточно разнообразный и закручены кверху хвосты – неизбежный результат давней жизни с людьми, при которой постепенно теряются дикие, уже не нужные черты. Будучи умными и развитыми, они служат саперами, связистами и спасателями израильской армии. Их чистокровность также под угрозой и сегодня, несмотря на разведение в Европе и США, эти собаки находятся на грани исчезновения. Бедуинов становится все меньше, так как исчезает пустыня в ее первозданном виде, а с ними исчезают и собаки.

Похожих собак с "дикой" собачей внешностью можно встретить и у карпатских пастухов, и наверняка, в других отдаленных уголках планеты. Вполне возможно, что все они произошли от разных подвидов волка: динго – от индийского, ханаанскоий пес – от арабского, а предками ездовых лаек стали как раз северные волки. К счастью, в разных уголках нашей планеты, пока еще живут необезображеные селекцией, поистине красивые, волкообразные первобытные собаки.

extremal.mirtesen.ru

Приручение волков. Собаки. Новый взгляд на происхождение, поведение и эволюцию собак

Приручение волков

Первый вопрос: действительно ли прирученные волки ведут себя, как собаки (иными словами, могут ли волки быть действительно приручены)? Немецкий биолог Эрик Зимен обнаружил, что пойманные волчата не поддаются социализации после того, как им исполняется около девятнадцати дней. У собак же способность к социализации с людьми сохраняется даже в десятинедельном возрасте. Щенки собаки и волка, которым девятнадцать дней отроду, питаются только молоком матери, а до перехода на твердую пищу им остается около двух недель. Там, где волки содержатся в неволе, например, в Национальном парке волков шт. Индиана (США), щенки волков берутся под опеку людей в возрасте 8—10 дней, чтобы, став взрослыми, они были привычны к заботе со стороны человека.

Зоопсихолог и этолог Эрих Клингхаммер, руководитель Национального парка волков, являясь одним из немногих специалистов в мире по приручению волков, вместе с Патрисией Гудман и группой специально подготовленных «опекунов» волчат, на протяжении многих лет занимались работами по социализации щенков с людьми. Ручное взращивание — процедура сложная и трудоемкая, но, без сомнения, необходимая. Изо дня в день человек входит в клетку, чистит ее, кормит волков, заботится о них; для этого нужно, чтобы животные не боялись и принимали людей. В Национальном парке волков приручили к поводку, что облегчало их перевозку. А теперь попробуйте себе представить первобытных людей времен мезолита, занимающихся такой работой, требующей массу времени и сил. Маловероятная картина, не правда ли?

Сотрудники Национального парка волков никогда не заблуждались насчет того, что живущие там взрослые волки одомашнены. Наоборот, персонал, обслуживая волков, действует так, будто входит в дикий волчий мир, и ведет себя по его законам. Все работники владеют методами работы с волками, которые исключают даже малейшие конфликты. Человек, обслуживающий животных, не пытается вести себя, как вожак стаи, и подчинить себе волков. Клингхаммер полагает, что волки рассматривают знакомых им служащих как равных членов своей стаи. По его наблюдениям, позитивное поведение с волками в естественной для них (присущей им самим) манере дает им возможность проявить свойственное им социальное поведение и получить желаемую ответную реакцию. Например, пытаясь установить контакт с пугливыми волками, служащие парка добиваются лучших результатов, если для общения с этими животными дожидаются обычного для волков мероприятия «общего сбора» на закате или рассвете. Но даже самое успешное применение современных знаний и методов позволяет достичь лишь частичного приручения, и даже «социализированные» волки представляют опасность для человека.

Рис. 7. Социализация щенка волка. В Национальном парке волков опытные сотрудники забирают волчат из логова в возрасте тринадцати дней и проводят с ними следующий месяц их жизни. Очень важно, чтобы общение с человеком началось еще до того, как у волчат открываются глаза — тогда произойдет импринтинг его образа. (Фото: Карин Блох).

В действительности волк, который не боится людей, опаснее, чем дикий. Дикое животное убежит, если к нему приблизиться, а «прирученный» не побоится подойти сам и укусить. Лет двадцать назад в Национальном парке волков Клингхаммер повел меня в основной вольер с «социализированной» волчьей стаей, несколько поколений которой родились в неволе, были вскормлены вручную с раннего возраста и «приручены». Все животные экспонировались, и за ними осуществлялся ежедневный уход. Однако я побаивался заходить, говоря, что хотя многое знаю о собаках и наблюдал диких волков, но почти ничего не знаю о ручных волках.

Эрих посоветовал мне обращаться с ними, как с собаками, что я и сделал: потрепал одну волчицу по имени Кэсси по боку и произнес что-то вроде «хорошая собачка». А она угрожающе оскалилась, затем не просто цапнула, а набросилась, словно проверяя мою способность устоять на ногах. Эрих закричал: «Уходи, уходи! Они убьют тебя!» (Обратите внимание на слова: «Они убьют тебя!»). Тем временем волки стали меня окружать, а Кэсси вцепилась в левую руку.

«Зачем ты толкнул ее?» — спросил меня позже Клингхаммер (замечу, что я едва расслышал его из-за громкого биения моего перепуганного сердца).

«Я не толкал, а ласково потрепал! Ты же велел обращаться с ними, как с собаками, вот я и хотел приласкать ее. Между прочим, если я допускаю какую-либо ошибку в общении с собаками, они не бросаются на меня за это, а у всех ваших сотрудников, социализирующих волков, я заметил ужасные шрамы!» Пока я это выпалил, мне наложили жгут поверх изорванного рукава куртки. После этого случая я никогда не обращаюсь с ручными волками, как с собаками. А Клингхаммер и я с тех пор начали серьезно изучать различия в поведении собак и волков.

Все известные мне укротители волков имеют специальное снаряжение. Приручение волков «по Пиноккио» подразумевает обширную систему управления животными. Прежде всего, требуется большая изобретательность просто для того, чтобы содержать волков, способных к размножению. Прирученные волки не сидят у порога дома в ожидании хозяина. Удержать их, чтобы они не сбежали, совсем непросто. Первобытным людям нужны были бы некие приспособления типа заборов, ошейников и цепей. Антрополог М. Дж. Меггитт [27] рассказывает о том, как туземцы брали щенков динго из логов и приручали их, и эти прирученные особи жили постоянно вблизи людского поселения года два. Но затем у них наступала половая зрелость и они уходили. Когда кому-то из людей хотелось оставить при себе ту или иную собаку, ей ломали передние лапы, чтобы она не могла вернуться к дикому обитанию. Подобный метод управления животными мог бы действовать и в эпоху мезолита, но волк с такими травмами вряд ли имел бы охоту к размножению.

Можно ли приручить волка настолько, чтобы он забыл о своем диком происхождении? И если да, то последует ли за этим одомашнивание? В 1950-е годы фотографы-анималисты Луис и Херб Кризлер провели два лета и зиму на севере Аляски, летом взращивая волчат, родившихся в неволе, чтобы их снимать. В своей книге о дикой природе Арктики Луис Кризлер [22] описывает, как выросшие на руках «великолепные особи приходили в лагерь и уходили по своему желанию»; на основании этого можно склониться к мысли, что древние люди тоже могли «приручать» диких волков. По наблюдениям Кризлеров, молодые волки, по всей видимости, принимали их: приветствовали, играли и общались, по словам Луиса, «почти по-человечески». Но обратите внимание на слово «молодые». Многие дикие животные в молодом возрасте могут быть приручены и позволяют с собой играть. Но большинство возвращаются к «дикому» поведению по мере взросления.

Приравнять наблюдения Кризлеров к опыту древних людей и предположить, что домашние собаки произошли от нескольких дружелюбных к человеку волков, значит «перепрыгнуть» через принципы эволюции. Волки Кризлеров вели себя как ручные лишь в том, что делили с людьми пищу и укрытие, но когда наступало время размножения, они возвращались к дикому образу жизни, т. е. они не были по-настоящему ручными. Волки научились выбираться из лагеря, хотя для этого им потребовалось обнаружить слабые места в заборе. Им позволялось приходить и уходить в любое время, и они делали это по своему собственному усмотрению и графику. У Клизлеров была причина принять условия волков: им нужно было естественное волчье поведение для съемок, а не помощь в охоте или защите.

Кризлерам хотелось бы оставить своих волков в качестве домашних любимцев, но они сознавали, что эти животные в действительности не были ручными, во всяком случае, не в той мере, как собаки. Недавно, готовясь к съемкам документального фильма, я опросил ряд людей, содержавших помесей собак с волками. Большинство этих животных, как считалось, имели некоторую примесь волчьей крови, но не известно, какую именно. Несколько экземпляров были настоящими гибридами, выращенными либо специально в зоопарке, либо для каких-то научных экспериментов. Одна женщина случайно получила помет от своей вручную вскормленной волчицы и немецкой овчарки. Все опрошенные, по их словам, сожалели, что завели такого «домашнего любимца», с которым каждый день был чреват приключениями. Они рассказали мне множество историй, которые задним числом можно счесть и забавными, хотя хозяевам, скорее всего, было не до смеха. Практически всем владельцам пришлось соорудить вольер, из которого животное не могло бы убежать, и, тем не менее, каждый вспомнил случай, когда питомец вырывался на волю и совершал что-нибудь ужасное, например, поедал домашнюю птицу или рвал на клочки кошку. Я заходил в эти вольеры, но зверей не трогал. Хозяева непременно предупреждали меня быть осторожным и не делать резких движений. Правда, мне удалось покормить одну собаку из рук, но, тем не менее, эти гибриды не отвечали моему представлению о собаке — спутнике человека. В них не было ничего из того, что обычно хотят видеть люди в домашнем питомце.

Все, кому приходилось содержать волков и койотов в питомнике, знают, что они невероятно изобретательны в своем стремлении сбежать. Я многие годы имел псарню и никогда не уделял особого внимания проблеме запоров. Разумеется, были и исключения — некоторые бордер колли, да и старый пес Том умел открывать запоры на воротах. Но волки и койоты сразу проявляли максимум изобретательности, причем открывали не только свои, но и другие клетки. В нашем питомнике есть кобель новогвинейской поющей собаки, похожей на динго, которая, по мнению специалистов, до сих пор осталась полудикой. Карузо — так его зовут — «знает», что если замок его вольера случайно не закрыт на крюк с защелкой, то можно сбежать. Но он слишком умен и не скидывает запор, ему хорошо известно, что он тут же будет пойман и заключен обратно. Чтобы успешно ускользнуть, пес дожидается того момента, когда окажется незакрытой не только дверь вольера, но и входная дверь. Рано или поздно каждый новый работник питомника допускает эту ошибку, и вот тогда-то Карузо и сбегает — впрочем, обычно недалеко, к нашему стаду овец.

Таким образом, разные дикие формы демонстрируют различные когнитивные способности. Собаки не обладают такой интуицией, как дикие животные. Волки и собаки учатся по-разному. Это было продемонстрировано опытным путем Гарри Франком и его коллегами, которые изучали волков и собак (маламутов) в 1980-е годы. Они предположили, что одни и те же задачи будут решаться по-разному. Волки, судя по всему, учатся интуитивно, а собакам необходимо многократное повторение. По наблюдениям исследователей из Коннектикутского и Мичиганского университетов, волки гораздо лучше, чем собаки, справлялись с решением поставленных задач, особенно тех, которые требовали последовательных манипуляций. Кризлеры на Аляске наблюдали, что содержавшиеся в вольере волки сначала внимательно смотрели, как люди отодвигали засов, на который была закрыта дверь, а затем пытались повторить это действие сами (зачастую успешно). Дрессировщики собак сталкиваются с противоположным: собаки, как правило, не способны обучаться какому-либо действию, увидев, как его выполняет человек.

Одно время мы растили вместе щенков койота и бордер колли с целью пронаблюдать разницу в развитии. Щенки были одного возраста и пола. Каждую неделю их взвешивали и измеряли рост. Койоты пугливы, и их было трудно взвешивать, особенно когда вокруг сновали бордер колли. Как-то, отчаявшись, мы поместили койотов в пустой вольер, но, пока взвешивали первого щенка, другой вскарабкался на стену решетчатой клетки и отправился по верхнему брусу обратно в свою клетку с бордер колли.

Тут только до меня дошло, что щенки прекрасно могли выбраться, когда хотели. Чтобы убедиться в этом, я посыпал мукой пол вольера и территорию вокруг него. На следующий день там были видны следы, выдавшие койотов. Оказывается, они каждую ночь выбирались из вольеров и охотились на мышей. Почему бордер колли, видя, как это делают их соседи, не научились тому же? Почему койоты возвращались?

Важно, что дикие животные не только справляются с решением задач лучше, но и то, что они учатся путем наблюдения за другими животными и за людьми.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

bio.wikireading.ru

Кто, когда и зачем приручил первого пса ?

В истории одомашнивания собак нет буквально ни одного пункта, не вызывающего среди ученых ожесточенную дискуссию. Недавнее исследование о том, как собаки буквально взглядом регулируют уровень «гормона любви» в организме, а с ним — и поведение человека, заставляют вспомнить теорию, согласно которой еще неизвестно кто кого одомашнил — мы псов или они нас.

Одни исследователи относят доместикацию животных к палеолиту (древнекаменному веку), другие — к более позднему неолиту, когда люди уже вели оседлый образ жизни и занялись сельским хозяйством. Иными словами, земледельцы могли завести собак, чтобы их есть, а охотники — чтобы те помогали преследовать добычу.

На первый взгляд, в проблеме одомашнивания собаки мы видим классический случай удовлетворения учеными собственного любопытства за государственный счет. Не все ли равно, как именно серый волк стал домашним животным? Увы, все не так просто. Собака — первое одомашненное животное, и многие специалисты считают, что без нее вся прочая домашняя живность (коровы, лошади, куры) могла бы вообще не появиться. Поэтому понять, как и когда произошла первая доместикация значит понять, как сформировались основы современного образа жизни — питаемого теми самыми одомашниваниями, что начались с собак.

Давайте теперь почитаем про это подробнее …

Лайка

 

Собака домашняя (Canis Familiaris), млекопитающее из семейства волчьих (псовых; Canidae). Едва ли не древнейшее животное, прирученное и одомашненное человеком («первый друг», по бессмертному выражению Р. Киплинга), его неизменный и преданный спутник на протяжении всей человеческой цивилизации. С давних лет является предметом спора, происходит ли все многообразие современных пород от огромных сен-бернаров до крошечных чи-хуа-хуа от одного предка (подавляющее большинство исследователей считают таковым волка), или это результат скрещивания волков, шакалов и даже лисиц. Большинство кинологов считает единственным предком собаки волка (мнение Чарлза Дарвина), а все современные породы — результатом искусственного отбора. А вот такой видный ученый, как лауреат Нобелевской премии Конрад Лоренц выдвинул теорию о происхождении собак от волков и от шакалов, подчеркивая диаметральные различия между их характерами и повадками. Бытует и третья точка зрения, что предок домашней собаки — некая самостоятельная (ныне исчезнувшая дикая «прасобака», родственница волков и шакалов. Так, между прочим, считал еще Карл Линней. Эта гипотеза подтверждается и тем, что, легко скрещиваясь с волками и шакалами, собака не дает устойчивого смешанного потомства, которое уже во втором поколении расщепляется на особей, имеющих четкие родовые признаки собак

masterok.livejournal.com

Все ли собаки представляют собой подвид волка?

Собаки наряду с кошками считаются наиболее распространенными домашними питомцами-компаньонами. При этом достоверно неизвестно, от какого именно предка они произошли, и как происходило их одомашнивание. Специалисты лишь выдвигают теории на основании результатов исследований, археологических находок и других данных.

Распространено мнение о том, что собаки произошли от волка.

Происхождение собаки

Согласно научной классификации, собака является подвидом волка, а также входит в семейство псовых. Существует несколько теорий происхождения собак, но в целом их можно разделить на две основные категории – полифилетическую и монофилетическую. Сторонники полифилетической точки зрения уверены в том, что собаки происходят от нескольких предков. А приверженцы монофилетической теории убеждены в существовании одного предка.

Знаменитый австрийский зоолог Конрад Лоренц считал, что прародителем собак является шакал. Люди пытались использовать его в качестве предупреждения о приближающихся хищниках. Позже шакалов задействовали в охоте.

Если же изначально предков собак приручали для охоты, то с этой задачей лучше справлялись бы волки, поскольку они сильнее, отличаются более ярко выраженной социализацией. Таким образом, существует мнение о том, что собаки произошли и от волка, и от шакала. Согласно теории Лоренца, чтобы понять происхождение конкретной породы, необходимо изучать ее поведение.

Интересный факт: в ходе скрещивания собак разных пород зоологи пришли к выводу, что метисы имеют много общего. Таким образом, людям не удалось бы вывести столько разнообразных пород, если бы у собак был один общий предок.

Есть основания считать волка предком собаки – об этом говорят результаты многочисленных генетических анализов, а также изучение поведенческих особенностей вида. Однако есть несколько факторов, которые и опровергают данную теорию.

Например:

Стоит уточнить, что волки представляют отдельный род семейства псовых, однако в нем имеется еще несколько родов, в названии которых присутствует слово «собака» или «волк». Например, гиеновидные, енотовидные, кустарниковые собаки, гривистые и красные волки.

Все указанные роды имеют лишь отдаленное родство с волками. Таким образом, от древних волков произошли лишь домашние собаки. К ним относится и собака динго – вторично одичавшая собака, обитающая в Австралии.

Итак, что мы имеем:

Происхождение собаки до сих пор достоверно не определено, так как существует немало факторов, опровергающих одомашнивание доисторических волков. Тем не менее, в современной научной классификации собака относится к семейству псовых и является подвидом волка обыкновенного (серого). На это указывают результаты генетических экспертиз и прочих исследований. Но стоит различать одомашненных собак и других представителей семейства псовых. Так, для гиеновидных, кустарниковых, енотовидных собак и прочих волк предком не является.

[источники]
https://kipmu.ru/vse-li-sobaki-predstavlyayut-soboj-podvid-volka/

Давайте еще вспомним Кто такие Волкособы или Волкопсы? и вот вам еще Интересные факты о волках

Это копия статьи, находящейся по адресу https://masterokblog.ru/?p=58652.

masterok.livejournal.com

Собаки произошли не от волка?

Согласно последним генетическим данным предки всех современных собак были одомашнены в одном месте, а не в разных уголках мира. И их предками были не волки.

Сложно себе представить, как сложилась бы судьба человечества, если бы наши далекие предки не приручили самых разных животных. Собаки, кошки, домашняя птица, коровы, лошади – все они наши незаменимые помощники. На сегодняшний день описано более полутора миллионов видов животных и только порядка 50 были одомашнены человеком. Почему именно эти виды? Где и как произошло сближение человека  и собак, кошек, лошадей? Сколько лет должно пройти, чтобы животное могло бы считаться домашним? Откуда родом все наши бобики  и барсики? Ответить на эти вопросы нелегко, но благодаря генетическим исследованиям удается установить неожиданные факты.  

Волки и собаки не предки и потомки друг друга, как считалось ранее, а, скорее, двоюродные братья, которые отошли от общего прародителя в промежутке от 11 до 34 тысяч лет тому назад. К такому выводу пришли Адам Фридман и его коллеги из Чикагского университета (США). Результаты исследования недавно были опубликованы в журнале «PLoS Genetics». Ученые проанализировали геномы нескольких пород собак из регионов, где в наше время волки не обитают: басенджи, родиной которых считается центральная Африка, и австралийских динго. Также в исследование были включены немецкие боксеры. Волки были взяты из тех регионов, где, как полагали ранее, могло начаться одомашнивание собак — Хорватия, Израиль и Китай. В качестве «внешней группы», то есть вида, близкого к исследуемым, но заведомо выделяемого в отдельную группу, были использованы обыкновенные шакалы. 

Сравнив все выбранные группы по ряду однонуклеотидных мутаций, авторы исследования построили схему родственных взаимоотношений собак и волков. Оказалось, что все изученные ими собаки генетически друг к другу ближе, чем волки, которые, в свою очередь, тоже образовали четко выраженный кластер. Ученые пришли к выводу, что в какой-то момент собаки и волки отделились от общего предка, однако сохранили возможность скрещивания друг с другом. Возможно, именно эти последующие скрещивания уже одомашненных собак и волков и завели в тупик генетиков, которые на основе ранних исследований сделали вывод, что наличие волчьих генов у современных собак – признак происхождения собаки от волка. 

«Приручение собаки оказалось более сложным процессом, чем мы думали. В этой работе мы не нашли доказательство того, что собаки были приручены в разных регионах, также мы не нашли доказательств того, что собаки произошли от современного волка. Все это делает историю одомашнивания очень интригующей», – прокомментировал результаты исследования один из авторов работы Джон Новембер, доцент кафедры генетики Чикагского университета. 

Собаки — наши самые преданные друзья в мире животных. Но мы все еще никак не можем выяснить, откуда же они взялись (фото автора).

Филогенетическая схема, построенная авторами исследования (plosgenetics.org).

Ученые отмечают, что после разделения собак и волков произошло сокращение численности животных, и все предки всех современных собак жили на какой-то ограниченной территории. На основании этого делается вывод, что одомашнивание собак возникло в каком-то одном месте, и затем этот опыт распространился на другие регионы. Ранее считалось, что собаки стали друзьями человека в разных местах путем приручения местных волков.

Несколько месяцев назад в журнале «Science» была опубликована статья, где исследователь Роберт Уэйн из университета Калифорнии  в Лос-Анжелесе приводил доказательства того, что прародиной современных собак скорее всего была Европа и приручение собаки человеком произошло примерно 15-20 тысяч лет назад. Так же как и коллеги из Чикаго, калифорнийцы пришли к выводу, что волки и собаки не состоят в прямом родстве друг с другом. 

Еще одна разделяющая собак и волков черта – количество вырабатываемой амилазы – фермента, который помогает переваривать крахмал. У собак, за редкими исключениями вроде сибирских хаски и динго, его больше, чем у волков. Это говорит о том, что, оказавшись рядом с человеком, собаки приспособились к тому, что в их рацион помимо мяса стали входить и продукты растительного происхождения.

 

www.nkj.ru

Люди, которые живут с волками. Чем прирученный зверь отличается от домашней собаки

В этом материале все, что вам нужно знать о домашних волках: когда и почему звери становятся опасными, как они становятся кинозвездами и во что может превратиться увеселительная прогулка с ручным волком по соседнему парку.
Спойлер-резюме: тапочки приносить они вам точно не будут.

С волками жить — по-волчьи выть

Волк — популярный персонаж в массовой культуре. Вспомните историю взросления Маугли в волчьей семье, мудрого Серого Волка из сказки про Ивана-царевича или знаменитых лютоволков Старков из «Игры престолов». В реальности к возможности завести себе ручного волка люди относятся с недоверием. На портале «Яндекс. Знатоки» один из пользователей задал вопрос, можно ли приручить это животное. Ему категорично ответили:

«Если коротко — нет, он может сотрудничать с человеком и приходить к нему за едой, причисляя его как бы к своей стае, [но] волк не собака, как ни крути. Чтобы предки волков и койотов смогли стать современными собаками, потребовалось много лет эволюции и развития отношений с человеком. Волк может жить с людьми в заповеднике всю жизнь, но если ему предоставить выбор, он уйдет к другим волкам».

Есть и другое мнение: например, у доктора биологических наук Ясона Бадридзе. Только представьте: он отправился на несколько лет в ущелье Боржоми, чтобы жить с волчьей стаей. Ясон так подружился с волками, что однажды они защитили его от медведя. Впервые он столкнулся с этими животными, когда ему было четыре года.

— Отец показывал мне природу и отвёз в Боржомское ущелье. В ту пору был гон оленей, они жутко ревели. И мне хотелось посмотреть на них вблизи. Мы отправились с отцом в мой первый поход — на Святую гору. Построили там шалаш, и ночью я первый раз услышал голос волка. Этот вой оставил неизгладимое впечатление. Страха не было, только оцепенение. Тогда ни мой отец, ни тем более я даже представить себе не могли, как эта ночь повлияет на мою дальнейшую жизнь, — рассказывает Ясон в одном из интервью.

В 1974 году он отправился в стаю, жившую в лесничестве Боржомского заповедника. Задумка была такая: не просто сидеть где-нибудь в безопасном месте и наблюдать за волками, а стать для них своим. У него получилось. Первые четыре месяца ученый приучал зверей к своему запаху. Сначала Ясон разложил повсюду тряпочки, которые до этого долго носил при себе. Волки обходили их стороной, а потом привыкли.

Задачей максимум было выйти на контакт с вожаками. Ясон рассказывает, что в стае обычно есть два доминанта: матерые самец и самка. Ему удалось войти к ним в доверие. Вскоре волки начали позволять ему спать вместе с ними — и даже вместе охотиться. Ясон получил свою роль: он отрезал добыче пути к отступлению. Ясон подражал поведению волков, выл вместе со всеми, делил убитую добычу и стал настолько своим парнем, что когда возвращался в город, стая горестно выла ему вслед.

Съедят собачку без угрызений совести

Вия Лисицына — журналист и продюсер из Москвы. Она живет за городом с двумя волками: волчицей Осенью и волком Февралем. Кроме них, у Вии есть еще бурый медведь Вася, лис Ричард и собаки: с 1990 года она занимается русскими псовыми борзыми. Она рассказывает, что «пришла к волкам» из кинологии. По мнению Вии, у собак есть множество физиологических и когнитивных ограничений. У волка их нет.  

— Давайте сразу оговоримся: волк в принципе не может быть спокойным. Он опасное животное. Но, в отличие от собаки, знает, что его никакой добрый хозяин лечить и возить к ветеринарам не будет. Поэтому волки никогда не проявляют немотивированную агрессию. Для них очень важна ритуальность — в том числе в конфликтах. Я совершенно спокойно гуляю со своей волчицей, хотя Осень — альфа, у нее такая сила духа, что победить ее невозможно — взглядом останавливает людей и собак. Но она ни разу никого не укусила во время прогулок по, так сказать, буферной территории. А вот если собака зайдет на ее территорию, то будет уничтожена.

Фото со страницы Вии Лисицыной на Facebook

Я спрашиваю, ладят ли волки с медведем Васей. Вия смеется: никаких конфликтов у них не возникало. Говорит, волки стоят выше по иерархической лестнице, чем медведь. А вот держать волков с однополыми собаками не стоит.

— Некоторые мне говорят: «Ой, а мы завели волчонка, он так хорошо ладит с моим чихуахуа!» Да, волк будет замечательно общаться с вашей собачкой, но если они одного пола — то попрощайтесь со своим питомцем. Во время гона в феврале волки становятся очень агрессивными. Они съедят вашу собачку и не испытают никаких угрызений совести.

Фото со страницы Вии Лисицыной на Facebook

Ее главная цель — остановить притравку охотничьих собак на волка. Во время притравки привозят молодых неокрепших волков, дают им транквизилаторы, выбивают клыки или связывают лапы. Делают все, чтоб собаки без труда могут задрать волка насмерть. Однажды Вия согласилась принять участие в притравке вместе с Осенью. Но с одним условием: Осень столкнется с собаками на равных.

— Привезли 14 собак. Против них была Осень — не затравленный волчонок, как это бывает обычно, а матерая волчица с мощным характером. Каждую собаку держали на одном поводке, а Осень — на трех. Ей ничего не стоит перекусить поводок, и нужно было перестраховаться, — рассказывает Вия.

Осень выкормила собака. Поэтому между ней и собаками искусственно устроили конфликтную ситуацию: положили кусок мяса. Хозяева были уверены, что псы будут кидаться на волчицу, лаять с пеной у рта, рассказывает Вия.

— В итоге из 14 собак на Осень тихонько гавкнули всего две. Никто не осмелился к ней подойти ближе, чем она позволила. Тогда люди по-другому начали воспринимать волков. Они столкнулись с личностью — с кем-то очень ценным и особенным, — говорит она и добавляет, что сейчас Осень много снимается в рекламе и фильмах. — Сейчас мы работаем над фильмом, где она сыграет главную роль. Планируем отправить его потом на Каннский фестиваль. У нее уже есть фильмография: пожалуй, она стала первой волчицей, которая сделала себе имя. Осень снималась в рекламных роликах, а недавно ее выбрала для своей картины Валерия Гай Германика.

Вия, Осень и Валерия Гай-Германика. Фото с личной страницы Вии Лисицыной на Facebook

«Открыл пасть и ударил по лицу»

— Волка нельзя выдрессировать, с ним можно только договориться. Всякое его принуждение даст обратную реакцию. Только искренняя дружба и уважение к этому зверю могут сделать друзьями волка и человека, — убежденно говорит Яна Мурашова, владелица Центра реабилитации диких животных.

В Центре живут лисы, рыси и волчица Груня. Когда-то у Яны была пара волков: Кай и Герда, но они умерли в 2016 году. 

Несмотря на то, что Яна допускает дружбу между волком и человеком, она часто напоминает: в волчьей стае нет равных особей. Поэтому в общении с человеком волк нередко пытается подчинить его себе.

— Кай [в какой-то момент] стал делать попытки нападать исподтишка. Однажды, когда я сидела на пеньке в их загоне и держала Герду на руках, Кай зашел сзади, прижал уши и напал на меня, схватив за плечо. Хватка была очень сильной, и, хотя на мне были толстые свитер и куртка, на моем плече остался синяк. Я изловчилась и ударила Кая по носу. Волк меня отпустил и все оставшееся время прогулки унижался передо мной, — пишет Яна в Facebook. — Совершенно необходимо при общении с волками соблюдать свое старшинство, иначе это заканчивается тем, что взятого в дом хищника объявляют злобным, капризным и неуправляемым.

Фото: Яна Мурашова

Кай и Герда регулярно пытались удрать из Центра. Яна рассказывает, их характер сильно изменился после того, как они достигли двухлетнего возраста. Из подчиняющихся, заискивающих щенков волки превратились в матерых зверей с непростыми характерами. Начали с того, что изгнали из своей стаи всех собак — хотя воспитывались вместе с ними. Потом Кай и Герда начали драться между собой, пытаясь определить, кто из них будет доминировать.

—  Наша первоначальная жизнь с волками вспоминается как череда бестолковых поступков, когда мы пытались обходиться с ними как с собаками. Как-то я принесла им по куску мяса. И все бы было хорошо, если бы мне не пришла в голову «замечательная» идея отобрать мясо у Кая, который захватил два больших куска и не давал их Герде, — пишет Яна на странице Центра реабилитации диких животных. — Сначала волк рычал на меня, охраняя мясо, но я решила не уступать ему. Тогда Кай сделал всего лишь один бросок, который я даже не увидела, но зато ощутила в полной мере. Он открыл пасть и ударил меня по лицу. В результате из носа полилась кровь, глаз моментально затек и нижняя губа и подбородок вспухли. И это он только предупредил, ведь если бы напал по-настоящему, то вряд ли бы у меня вообще что-нибудь осталось от лица.

При неправильном воспитании волк может быть опасен, говорит она в разговоре со мной. Яна подчеркивает: опасность представляет именно ручной волк, потерявший страх перед человеком. Дикие волки, если их, конечно, не загнали в угол, на человека не нападают никогда. Более того: они даже не защищают свое потомство.

— Волку собакой никогда не стать. Содержать волка в квартире и даже в доме и на приусадебном участке я бы не посоветовала никому, — подытоживает Яна. — Все волки, содержащиеся в неволе, — это звери с изуродованной психикой, потому что для полноценной жизни им нужна стая, их семья. Это общественные животные со своим укладом жизни и традициями. А еще нет более вольнолюбивого зверя, чем волк. Он будет убегать из дома при малейшей возможности раз за разом.

svobody.pl

Все ли собаки представляют собой подвид волка

Собаки наряду с кошками считаются наиболее распространенными домашними питомцами-компаньонами. При этом достоверно неизвестно, от какого именно предка они произошли, и как происходило их одомашнивание. Специалисты лишь выдвигают теории на основании результатов исследований, археологических находок и других данных. Распространено мнение о том, что собаки произошли от волка.
Происхождение собаки
Согласно научной классификации, собака является подвидом волка, а также входит в семейство псовых. Существует несколько теорий происхождения собак, но в целом их можно разделить на две основные категории – полифилетическую и монофилетическую. Сторонники полифилетической точки зрения уверены в том, что собаки происходят от нескольких предков. А приверженцы монофилетической теории убеждены в существовании одного предка.
Знаменитый австрийский зоолог Конрад Лоренц считал, что прародителем собак является шакал. Люди пытались использовать его в качестве предупреждения о приближающихся хищниках. Позже шакалов задействовали в охоте.
Если же изначально предков собак приручали для охоты, то с этой задачей лучше справлялись бы волки, поскольку они сильнее, отличаются более ярко выраженной социализацией. Таким образом, существует мнение о том, что собаки произошли и от волка, и от шакала. Согласно теории Лоренца, чтобы понять происхождение конкретной породы, необходимо изучать ее поведение.
Интересный факт: в ходе скрещивания собак разных пород зоологи пришли к выводу, что метисы имеют много общего. Таким образом, людям не удалось бы вывести столько разнообразных пород, если бы у собак был один общий предок.
Есть основания считать волка предком собаки – об этом говорят результаты многочисленных генетических анализов, а также изучение поведенческих особенностей вида. Однако есть несколько факторов, которые и опровергают данную теорию.
Например:
Стоит уточнить, что волки представляют отдельный род семейства псовых, однако в нем имеется еще несколько родов, в названии которых присутствует слово «собака» или «волк». Например, гиеновидные, енотовидные, кустарниковые собаки, гривистые и красные волки.
Все указанные роды имеют лишь отдаленное родство с волками. Таким образом, от древних волков произошли лишь домашние собаки. К ним относится и собака динго – вторично одичавшая собака, обитающая в Австралии.
Итак, что мы имеем:
Происхождение собаки до сих пор достоверно не определено, так как существует немало факторов, опровергающих одомашнивание доисторических волков. Тем не менее, в современной научной классификации собака относится к семейству псовых и является подвидом волка обыкновенного (серого). На это указывают результаты генетических экспертиз и прочих исследований. Но стоит различать одомашненных собак и других представителей семейства псовых. Так, для гиеновидных, кустарниковых, енотовидных собак и прочих волк предком не является.

yaustal.com

Собаки и волчьи модели поведения - Статьи

Содержание скрыть

В современном научном мире параллельно существуют две теории касательно происхождения наших питомцев-собак. Сторонники одной убедительно доказывают, что человек однажды все-таки приручил наиболее «дружелюбных» серых волков. Другая (альтернативная) точка зрения гласит, что и волк, и современная собака лишь имеют одного общего далекого предка; считать современных собак потомками волков – большое заблуждение. Каждая из сторон предлагает свои убедительные доказательства. 

Пожалуй, не будем примыкать ни к одному из лагерей. Одно не подлежит никакому сомнению: волки и собаки являются близкими родственниками. Конечно, собаки (особенно представители некоторых пород) сильно ушли от своей «родни» - достаточно взглянуть на немецкого дога, мопса или крошечного чихуахуа. Однако наши первейшие четвероногие друзья, все без исключения, унаследовали кое-какие типично волчьи модели поведения. Давайте разбираться.

Инстинкт добытчика

Так или иначе, он присутствует в любой собаке, даже в самой что ни на есть комнатной. Псы буквально заточены на поиск и преследование добычи. Для кого-то это развлечение, охота, для кого-то – средство добыть себе пропитание. И волки, и собаки являются падальщиками. Надеемся, данное обстоятельство несильно расстроит впечатлительных читателей. Однако у волков и собак присутствует и серьезное различие: собак путем обучения можно отучить преследовать добычу, заставить ретивых питомцев вернуться к хозяину буквально с полпути. С волком такой номер не пройдет.

Социализация

И те, и другие отчаянно нуждаются в обществе себе подобных, расцветают в компании других собак или волков. Все не просто так, далеко не из одной любви к общению. Согласитесь – вместе гораздо легче существовать, противостоять всевозможным опасностям, наконец, попросту выживать. Одинокий волк или одинокий пес в условиях дикой природы имеют гораздо более низкие шансы на выживание. Однако «дружба» собак коренным образом отличается от таковой у волков. На собачьих площадках собаки общаются, играют, взаимодействуют. Новичка в большинстве случаев охотно примут в игру. Волчьи стаи – вполне устойчивые и жестко структурированные формирования, куда путь посторонним попросту закрыт.

Иерархия стаи

И волки, и собаки от природы являются стайными животными. Выше мы уже немного говорили об этом. И в волчьей, и собачьей стае присутствует своя структура, четко выстроенная иерархия. Стая управляется альфа-самцом – вожаком, лидером. Стать вожаком может далеко не каждый самец.

Мы все посмотрели немало анимационных и художественных фильмов на эту тему. Однако для яркости картинки сценаристы представляют дело так, что члены стаи только и мечтают занять место вожака, а те вынуждены отбиваться и постоянно доказывать свое право на лидерство. В действительности все обстоит чуточку по-иному. Вожак уступает свое место «молодому перспективному лидеру» исключительно по причине тяжелой болезни или немощи – когда он не больше может защищать или координировать действия стаи. Внутренние распри стае ни к чему: она лишается сплоченности и единства, поэтому ее становится легко одолеть. Вернемся опять же на собачью площадку и внимательно присмотримся к животным. На площадке, как известно, формируется «временный коллектив». И все равно обязательно найдется пес-вожак, за которым тянутся все остальные. Так или иначе, но абсолютно все собаки в случае необходимости смогут влиться в стаю и далее жить по ее законам.

Территориальное или охранное поведение

Стаи волков и одичавших собак строго придерживаются принципов территориальности – по крайней мере, до тех пор, пока есть еда. Территориальные модели поведения характерны и для «домашних» собак – они всегда станут защищать свою территорию. Отметим, что и волки, и собаки тщательным образом маркируют свои «владения», оставляя развернутые послания своим сородичам. Собаки защищают людей, защищают других собак. Очень трогательна забота четвероногих друзей о малышах или о тех, кто слабее.

Накопление запасов

И волки, и собаки всегда помнят про так называемый «черный день». Это выражается по-разному. Собаки, например, могут отложить в заботливо вырытую ямку косточку или остатки от обеда, спрятать игрушку. К косточке всегда можно будет вернуться, когда в жизни настанет черная полоса. Волки также формируют запасы – они здорово выручают в период бескормицы.

И волки, и одичавшие собаки довольно часто приносят часть добычи в стаю, чтобы подкормить молодых или слабых (больных) животных. Домашним питомцам нет смысла делать запасы на черный день – обо всем позаботится хозяин. И все же многие псы инстинктивно берегут свои «вкусняшки» и прячут их от посторонних.

Таким образом, у нас есть все основания считать волков и собак самыми близкими родственниками.

Оригинал: Five Wolf-like Behaviours Our Dogs Display Every Day. Источник: pets4homes.co.uk. Фото: pixabay.com

ilike.pet

Глава 1. Волки превращаются в собак

До какого-то момента в истории человечества собак не существовало. Были волки, шакалы и койоты, но собак не было. Что-то произошло для того, чтобы дикие создания превратились в одомашненных. Каков был этот эволюционный процесс: производимый человеком искусственный отбор, при котором люди брали щенков волков из логова и приручали их, или естественный отбор, при котором сложные условия окружающей среды определяли выживание наиболее приспособленных? Если шел естественный отбор, то дикие животные приспосабливались к новой или меняющейся нише, которая как-то была связана с людьми.

Хотя собаки внешне схожи с волками, в их облике и поведении есть важная разница. Волки — дикие животные, обитающие в условиях дикой природы. Они избегают встреч с людьми и сами добывают свою пищу. Собаки же живут в человеческих поселениях или вблизи них и зависят от людей в обеспечении пищей. Произошло изменение на генетическом уровне, отражающееся в способе добывания пищи; оно и привело к формированию приручаемого и обучаемого животного.

В 1859 г. Чарлз Дарвин опубликовал свой фундаментальный труд «Происхождение видов», в котором изложил сущность естественного отбора, и сравнил этот процесс с искусственным отбором. Из-за большого разнообразия форм полагали, что отбор собак происходил по принципу искусственного отбора и движущей силой были люди, забиравшие волчат из логов, приручавшие и обучавшие их. Согласно этой точке зрения, волки и люди объединялись для обоюдной выгоды: со стороны человека использовался ум, а со стороны волков — скорость и умение убивать.

Но в этой теории есть логическое заблуждение. То, что в настоящее время люди содержат и разводят собак, не значит, что первые собаки появились благодаря этому. Присматриваясь ближе к поведению волков и пытаясь разобраться в биологии диких животных, можно прийти к выводу, что приручение и обучение волков человеком маловероятно, гораздо вероятнее, что какая-то популяция волков (как минимум одна) пришла к приручению сама.

Рис. 5. Этот волк осторожно подбирает кусочки пищи, которые мы бросили ему на шоссе в Квебеке. Вряд ли подобное событие было первым шагом к приручению. Подбрасывание пищи мало похоже на селекцию.

Рис. 6. Стэн Уорнер не пытается помешать лисице уйти с подложенной нами рыбой. Разумеется, мы научили её красть рыбу, чтобы можно было фотографировать такую сцену с близкого расстояния. Мы также научили эту маленькую лисицу вылизывать дочиста нашу посуду. Гораздо легче обучить дикое животное подходить к месту с пищей, нежели сделать так, чтобы оно привело тебя к пище.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

bio.wikireading.ru

2. Как волк стал собакой. Психология собаки. Основы дрессировки собак

2. Как волк стал собакой

В ледниковый период эпохи плейстоцена существовали волки, весьма похожие на нынешних. Вполне возможно, что между ними, как и сейчас, наблюдалось великое разнообразие. Волки — даже степные — ни в коем случае не одинаковы. Одни весят до 150 фунтов, оставаясь при этом мускулистыми, поджарыми, а не ожиревшими, подобно нашим гигантским собакам такого же веса. Другие не дотягивают и до пятидесяти фунтов. Убивали волков, достигавших сорока дюймов в холке, — выше самых крупных современных собак. Другие по сравнению с ними выглядят весьма приземистыми. Бывают волки с короткими прямыми хвостами, бывают с длинными и поджатыми.

Окрас волков укладывается в ту же гамму, что и окрас немецкой овчарки, — от черного до бледно-желтого. Упоминают о некоторых волках с белым крапом. Встречаются красные, а порой альбиносы.

Различают, как минимум, девять видов волков, каждый из которых имеет определенные отличия. Хотя они и могут спариваться с представителями семейства псовых, но детенышей имеют только от вязок с волками.

Все волки имеют щенков от вязок с собаками, и эти потомки не становятся стерильным гибридом, а способны к воспроизводству, подобно обоим своим родителям.

Многих волков приручали, и хорошо доказано, что жить с ними рядом вполне безопасно, они столь же преданны и полезны, как любая собака. Взрослые волки, отловленные маленькими щенками и воспитанные эскимосами или другими обитателями Арктики, ведут себя в ездовых упряжках совершенно так же, как собаки. Каюры называют их собаками, не видя никакой разницы между ними и другими ездовыми животными.

До чего же они разные, эти волки! Индейцы заводят с волками дружбу, раскрашивают волчатам мордочки! Не требуется особого воображения, чтобы представить себе маленького индейца, притащившего в дом особенно дружелюбного волчонка и приручающего его. Может быть, первым из прирученных был необычный волчонок с белым крапом? Изображения собак (или волков?), обнаруженные в засыпанной песком аризонской пещере индейцев-«корзинщиков»[9], где хранились три тысячи лет, показывают, что, вполне вероятно, могло произойти с волками, чтобы мы получили сегодня право называть этих преобразившихся животных собаками.

Собака — это волк, претерпевший ряд устойчивых мутаций или внезапных изменений протоплазмы, каждое из которых давало породистый приплод. Мутации совершаются и сегодня, как совершались на протяжении долгой истории существования волков. Они происходят и у собак, так что каждый желающий может вывести новую породу.

В ходе собственного опыта племенного разведения собак я обнаруживал несколько интересных мутаций. Однажды у щенка, полученного от вязки бладхаунда с ирландским сеттером, получился идеально закрученный хвост (идеальный для бостон-терьера). В другой раз получился приземистый кокер-спаниель с настолько короткими конечностями, что сошел бы за длинношерстную таксу. В обоих случаях я мог вывести новую породу.

Волк выжил потому, что обладал врожденными для своего вида способностями к адаптации. Он доказал, что может жить в любом климате, от холодной Арктики до тропически жаркой Мексики. И это стало одним из ценнейших качеств собак, которое не утратилось в процессе доместикации (одомашнивания). Когда среда обитания изменялась, изменялся, приспосабливаясь к этим изменениям, и волк. Человек превращал волка в собаку, руководствуясь своими нуждами или прихотями. Насколько он изменил его суть? Почти нинасколько. Ибо любая собака, от самой крошечной чихуахуа до самого крупного сенбернара, — волк по всем основным характеристикам, по анатомии и физиологии, но больше всего по поведению, которому и посвящена эта книга. Никто, разумеется, не усомнится в способности собак адаптироваться. Один бигль, например, живет в квартире на Парк-авеню и ест из миски, а его «брат»-однопометник спит на соломенной подстилке в неотапливаемом сарае в Северном Вермонте, где температура опускается до тридцати градусов ниже нуля. Вермонтский «брат» встает по утрам, потягивается, съедает из миски сухой корм, заедает снегом, чтобы утолить жажду, лает на луну, а когда собаки по берегам реки поднимают вой, вторит им. Он любит сопровождать хозяина в лес, где охотно его покидает, отыскивает и берет след кролика, радостно лает несколько часов, пока того не подстрелят, после чего отыскивает и выслеживает другого, и все это длится часов по восемь. Этот бигль великолепно приспособился, но не лучше волков, содержащихся в зоопарке, и их неотловленных однопометных «братьев». Одни выживают, полагаясь на свой ум и силу, другие живут гостями работников зоопарка.

Помня о вышесказанном, легче будет понять, почему собака обладает определенными способностями, и увидеть, что все ее поведенческие реакции в той или иной степени присущи волку, тому самому, от кого она происходит. Или, выражаясь генетической терминологией, геном собаки происходит от генома волка. Если перебрать все генотипы различных пород собак, мы наверняка обнаружим сходство с генотипом волка.

Собака стала спутником человека задолго до зарождения письменности, что ярко демонстрируют нам самые примитивные рисунки в пещерах. Несколько тысячелетий назад произошло уже достаточное количество мутаций, чтобы первобытные люди могли подразделять собак на несколько видов. Как минимум, пять тысяч лет назад существовали овчарки, ловчие и сторожевые собаки типа мастифа, ищейки.

Со временем определенные характеристики волков (или то уже были собаки?) усиливались и закреплялись с помощью отбора мутаций, чтобы собака была полезной для человека. Полезные черты их поведения стояли на первом месте. В каждой характеристике предков собаки усматривали ту или иную пользу. Склонность рыть землю легла в основу пород терьеров (слово «терьер» происходит от латинского «terra» — земля), землекопов, или, как говорят собаководы, норных собак. Волчье любопытство и замирание перед броском на добычу стали главными для подружейных собак, охотящихся на птиц. Лай во время преследования — основная черта гончих; поноска добычи домой — главная характеристика ретриверов; погоня за намеченной жертвой, даже когда рядом целое стадо животных того же вида, — важнейшее для бладхаундов и прочих ищеек. Прирожденное дружелюбие и преданность членам семейства составляет основу дружелюбия и преданности собак-компаньонов и домашних любимцев. И конечно, способность к адаптации позволяет сегодня собакам благополучно существовать в бесконечно разнообразных условиях.

У волков должны были происходить также мутации, затрудняющие выживание, однако и из их числа многие легли в основу разнообразных, выведенных человеком пород. Надо признать, что едва ли не подавляющее большинство современных пород собак не выжило бы, оказавшись вновь в дикой природе, даже будучи выкормленными волками. Может ли кто-нибудь вообразить, будто бульдог с его короткими конечностями и короткой шерстью, неспособный гнаться за добычей из-за затрудненного дыхания, сумеет выжить в естественной среде и продолжить свой род? Или что громоздкому сенбернару удастся добывать пищу и жить? Или изнеженному чихуахуа? Или бладхаунду? Представьте, долго ли просуществует новомодный кокер-спаниель в пышном наряде? Его шерсть соберет всю грязь, мухи станут откладывать в ней яйца, из которых выведутся личинки и заразят собаку, даже если несчастное животное сразу же не запутается в кустах ежевики, не сумев высвободиться!

Наши породы собак по физическому и умственному развитию не превосходят диких, которых мы называем волками. Но когда речь идет о специализации, тут они намного выше.

Возможно, вина за то, что наши собаки способней не в целом, а лишь в своих специализированных областях, лежит на подавляющем большинстве их владельцев. Мы ошибаемся, утверждая, будто все наши собаки склонны слушаться и подчиняться. Стоит только одной проявить больше ума, чем у других, как ее тут же одергивают, считая, что она доставляет чересчур много хлопот. Обычно собака демонстрирует сообразительность, быстро изобретая способы вырываться на волю. Ее называют беглянкой и не хотят больше держать.

На состязаниях грейхаундов умный пес не стал гнаться за механическим зайцем, а перепрыгнул через низкое ограждение, пересек трек, преодолел другой барьер и схватил «добычу», когда та туда подкатилась. «Заяц» был растерзан, но борзой сломал лапу. Ее вылечили, и она стала как новенькая, но пса, разумеется, сочли непригодным к работе — он оказался слишком умным. Его не использовали и в качестве производителя, опасаясь, как бы щенки тоже не вышли чрезмерно сообразительными.

Один из моих собственных красных кунхаундов сперва научился подсовывать нос под дверцу, открывать ее и выбегать в загон на ночные прогулки. Дверцу установили так, чтобы он больше не мог просовывать под нее нос. Но прикрепленная к дверце цепь на блоках тянулась поверху его клетки в шести футах и шести дюймах от пола. Он сообразил, что можно подпрыгнуть, ухватиться за цепь передними лапами и продержаться, пока не выйдет его подруга. Когда та наполовину выходила из клетки, он спрыгивал, совал под дверцу голову, протискивался следом за ней, и дверца за ним падала. Все это его раздражало, поскольку вернуться назад он не мог и всю ночь лаял. Хозяин избавился от него. Его следовало бы использовать для выведения линии более умных собак.

Единственные известные мне собаки, которых выводили ради ума, — английские лёрчеры[10], но они навсегда остались помесью. Их разводили для воровства, чтобы они крали все, за чем пошлет хозяин, будь то кролик в усадьбе или одежда, развешанная для просушки. Они быстро обучились прятаться на местности на волчий манер, быть все время настороже, отзываться на звуковые сигналы и жесты рук. Когда англичане призвали собак на военную службу, лёрчеры стояли далеко впереди всех по сообразительности и быстроте обучаемости. Очень жаль, что собак выводят ради послушания и специализации, а не ради высокого интеллекта.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru


Смотрите также