Смысл рассказа дикая собака динго


О повести Р. И. Фраермана «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви»

   Известность Фраерману принесли ему написанные в конце 20-х – начале 30-х годов книги «Вторая весна», «Никичен», «Соболя», «Шпион» и некоторые другие. Они увлекательно рассказывали о коренных жителях дальневосточной тайги, о строительстве новой жизни в этом прежде диком краю, о неспокойных буднях пограничников. Уже в 40-е годы большой успех выпал на долю повести Р. Фраермана «Дальнее плавание» – о школьниках-старшеклассниках.
   Но лучшей книгой писателя стала «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви». Как всякое значительное явление литературы, она тесно связана с породившей ее эпохой – второй половиной 30-х годов – и вместе с тем отражает вечный и всегда актуальный поиск человеком смысла жизни и нравственных решений волнующих его проблем.
   В повести дикой собакой динго некоторые ребята называют свою одноклассницу четырнадцатилетнюю Таню Сабанееву, которая мечтает о дальних странах и неведомых зверях. Дикая австралийская собака олицетворяет для девочки все неизвестное и таинственное, что предстоит человеку в его жизни постигнуть и понять, сделать близким и ясным. В Тане немало странного. В ней есть склонность к одиночеству, к уединенному размышлению. Ее поступки не всегда понятны окружающим. Но как раз этим она и интересна: резкой индивидуальностью, непохожестью на других.
   В детстве, даже в юности не все знают, что неповторимость личности – бесценный дар, тяжкий для его обладателя, но чрезвычайно необходимый для всех нас. Странные, не похожие на других люди, чудаки, донкихоты – тоже богатство общества, его творческий резерв, разведка, посланная в будущее, в ней черты модели завтрашней духовной нормы. Ведь будущее все мы представляем как общество ярких, непохожих друг на друга личностей – своеобразно одаренных, всесторонне развитых и самостоятельных. И тем самым интересных друг для друга и взаимно необходимых.
   Стать такой личностью легко и трудно. Легко, потому что от рождения любой человек запрограммирован на индивидуальность. Даже на дереве нет двух одинаковых листьев. Что же сказать о человеке с его сложнейшей и тончайшей душевной организацией!
   Но для того чтобы найти себя и остаться самим собой, чтобы развить данные природой возможности, каждому необходимы не только разум и воля, но и мужество. А в отдельных случаях и готовность к самоотречению, к подвигу.
   Р. Фраерман написал свою повесть о Тане Сабанеевой в 1939 году, когда пламя второй мировой войны уже бушевало вблизи наших границ. Говоря о замысле книги, писатель вспоминал тридцать лет спустя: «Мне хотелось подготовить сердца моих юных современников к грядущим жизненным испытаниям. Рассказать им что-то хорошее о том, как много в жизни прекрасного, ради чего можно и нужно пойти на жертвы, на подвиг, на смерть».
   Таня – ровесница Зои Космодемьянской: в сорок первом ей будет семнадцать. Она живет с мамой в дальневосточном приграничном городе. Зимой, когда выпал снег, она лепит на школьном дворе не обычную бабу, а часового с винтовкой и примкнутым штыком. Танин отец – военный, полковник.
   У него другая семья. Тревожная близость грозных событий подчеркнута в повести тем, что Таниного отца неожиданно переводят из Москвы на погранзаставу, как раз в тот город, где живет Таня.
   Приезд отца с новой женой, Надеждой Петровной, и усыновленным племянником ее Колей многое меняет в жизни юной героини. Теперь у Тани есть второй дом – богатый и щедрый, где ее всегда с радостью ждут, вкусно кормят, дарят красивые добротные вещи. Но контраст между благополучием отца-полковника и более чем скромным достатком матери, больничной служащей, лишь усиливает в душе Тани недоверие к Надежде Петровне, подкладывающей ей за обедом лучшие куски, ревность к Коле, которого отец запросто щелкает по носу, и обиду за мать, которой отец предпочел другую женщину.
   Мучительно постигает Таня огромный и непростой мир тончайших человеческих чувств и отношений, с одной стороны, как будто вовсе не зависящих от людей, а с другой – именно людьми поднимаемых на высоты истинной красоты и поэзии, благороднейших деяний, подвига.
   Бережно, тактично и психологически точно рисует Р. Фраерман пробуждение первого чувства любви у подростков: у нанайца Фильки к Тане и у Тани к ее сводному брату Коле. Очень важно, однако, чтобы собственное чувство не ослепляло человека, а, напротив, помогало увидеть, что происходит в душах окружающих его людей. С удивлением открывает Таня, что ее мать продолжает любить оставившего их отца. А сколько горечи в любви Таниного отца к взрослеющей дочери от сознания непоправимой утраты великого отцовского счастья – качать свое малое дитя на руках!
   Если же вспомним, что в «Дикой собаке динго» описаны и родительские чувства Филькиного отца-охотника, и любовь педагогов к своим воспитанникам, и сложная эмоциональная жизнь семиклассников, то не будет преувеличением охарактеризовать повесть Р. Фраермана как своего рода маленькую энциклопедию любви. Той любви, в которой, по мысли писателя, каждый из нас, взрослых и юных, сдает серьезнейший нравственный экзамен на степень готовности жить в обществе, на уровень и качество духовной культуры, на человечность.
   К концу повести Таня поймет, что любовь – это не только радость, счастье, покой, но и страдание, боль, готовность жертвовать собой.
   В повести рядом с Таней мы видим девочку Женю, «у которой не было никакой фантазии, но которая всему умела находить верную причину». Она недоуменно спрашивает: «А скажи, пожалуйста, Таня, зачем тебе австралийская собака динго?» В отличие от Тани, Женя всегда может ответить, что именно ей нужно и зачем.
   Писатель показывает, сколь опасна такая убежденная в своей непогрешимости разумность. Ведь лишенная высоких порывов душа, ищущая спасения от одиночества в том, чтобы быть «как другие», легко вбирает пороки обыденного, «массового» сознания – тщеславие, зависть к чужому успеху, эгоистический прагматизм. В ней преувеличенно развивается чувство самосохранения и страха перед жизнью.
   Испытанием для Жени становится буран, обрушивающийся на город. Он грозит застать Женю и Колю врасплох на катке посредине реки. Таня спешит к ним, чтобы предупредить об опасности. Но Коля вывихнул ногу и не может идти. Таня решает остаться с ним, а Женю просит зайти по пути к Фильке и попросить его о помощи. Но Женя отвечает: «Нет, нет, я пойду прямо домой. Я боюсь – скоро начнется буран».
   Женя уверена, что на ее месте так поступил бы всякий разумный человек ее возраста. А «странная» Таня говорит Коле: «...Я не бурана боюсь, я боюсь за тебя. Я знаю, что это опасно, и я останусь здесь с тобой». Превозмогая страх и неуверенность в себе, она пригонит на реку Филькину собачью упряжку, а сам Филька помчится на заставу – предупредить пограничников, что его друзья попали в беду. Благодаря Таниной смелости и находчивости, благодаря тому, что Коля не испугался, а Филька оказался верным товарищем, несчастья не произошло.
   Однако в школе, где учатся ребята, есть учитель истории Аристархов. Писатель рисует «его плечи, поднятые чрезмерно высоко, его равнодушные очки, его руки, занимавшие так много пространства, что, казалось, никому больше не оставалось места на свете». Аристархов – воплощенная серость, безликость. Его монументальная самоуверенность и неколебимое чувство превосходства над другими основаны на полном отсутствии сомнений и совести. Он считает долгом написать в местную газету о недисциплинированности Тани и Коли Сабанеевых и Фили Белолюбского, которые, вместо того чтобы сидеть в буран дома, развлекались на реке и могли погибнуть, если бы их не спасли «наши славные пограничники».
   Заметку напечатали, вывесили в школе, и Женя, которая спокойно оставила товарищей в беде, сказала, что Таню «за такие дела... следовало бы исключить из отряда». Ее громко поддержал новенький «толстый мальчик». И когда Таня подошла к газете, она очень удивилась, что все одноклассники отвернулись от нее и молча разошлись, словно скованные неведомым страхом. Глядя на Фильку, который в эту минуту один остался возле нее, Таня вдруг «поняла, что холодные ветры дуют не только с одной стороны, но и с другой, бродят не только по реке, но проникают и сквозь толстые стены, даже в теплом доме настигают они человека и сбивают его мгновенно с ног».
   Ничто так не ранит юное сердце, как подлость и неправда, лицемерно выдаваемые за истину и принципиальную борьбу за справедливость. «...Таня, открыв губы, глотала воздух, показавшийся ей теперь острее, чем на реке, в самый сильный буран. Уши ее ничего не слышали и глаза не видели. Она сказала:
   – Что со мной будет теперь?»
   Автор всегда мудрее своих героев. Он знает, что детей нельзя судить с той же непримиримостью, с какой полагается судить взрослых. Когда ребята образуют вокруг «раскритикованной» Тани пустоту, делая вид, будто Тани вовсе не существует, они сами не понимают, что совершают предательство. Просто они механически и безотчетно копируют поведение окружающих взрослых. Ведь даже Женя, которая втайне завидует Тане и потому не хочет ей добра, имеет, по свидетельству автора, «вовсе не злое сердце, хотя чаще, чем другие, она была права и заставляла Таню плакать».
   Как же может быть страшна эта бездушная «правота» юных резонеров, берущих пример со «всегда правых» аристарховых! Но детство, юность по самой природе своей тянутся к правде, добру и не приемлют ложь, подлость, низость.
   Толстому новичку, призывающему «выбросить... Таню вон из отряда», Филька внушает: «...Прошу тебя очень: будь хоть раз человеком». И когда Аристархов, в голосе которого мальчишки «не услышали ни одного звука, похожего на милость», приказывает Коле, Фильке и толстому мальчику немедленно разыскать Сабанееву, они, только что ссорившиеся и едва не подравшиеся, смекают, что мертвая, не знающая милости сила учителя обращена не против одной Тани, а против самого принципа справедливости. И они говорят: «Где же мы ее найдем?.. мы ее нигде не видели. Как же мы ее к вам пошлем?..» Символично, что, обойдя Аристархова, словно какую-нибудь опасную для мореплавания скалу, они уходят, обнявшись и дружно распевая светловскую «Гренаду» – песню интернациональной солидарности и братства.
   История, начавшаяся в буран, завершается собранием пионерского отряда, которое, благодаря честной и твердой позиции, занятой вожатым Костей и учительницей Александрой Ивановной, единогласно решает встать на Танину сторону, защитить ее от глупости и навета. Голосуя за это решение, каждый член отряда, не исключая Жени или толстого новичка, испытывает подъем, гордость, радостное облегчение от сознания благородства и правильности совершаемого поступка.
   Занятая ребятами активная гражданская позиция повышает их самооценку, поднимает человека в собственных глазах. И с этой высоты низкой и предательской кажется позиция трусливого умолчания и бездействия, которая поначалу так потрясла Сабанееву.
   В передаваемой товарищам Тани эстафете доброты исключительно велика роль Александры Ивановны, учительницы русского языка и литературы – предметов, которые более других связаны с духовной, нравственной стороной человека. На первый взгляд может показаться сущей мелочью отказ Александры Ивановны объяснять уроки с возвышения учительской кафедры. Однако в педагогике мелочей не бывает. «...Если четыре крашеные доски, – мысленно рассуждает учительница, – могут возвысить человека над другими, то этот мир ничего не стоит».
   Авторитет несовместим с авторитарностью, считает Александра Ивановна. Всегда доступная, спокойная, ровная с ребятами, но также и способная плакать, разделяя чужую беду, она в прямом и переносном смысле настолько близка ученикам, что, как пишет Р. Фраерман, «между ними и ею уже не было никаких преград, кроме собственных недостатков каждого». Как точно и мудро сказано! Но чтобы понимать друг друга, любить, дружить, мало разрушить перегородки между людьми. Надо научиться устранять и собственные недостатки.
   «Человек свободен всегда. Это наш закон на вечные времена», – говорит Тане ее мама. В тексте повести эти слова звучат как ее главная, определяющая мысль. Человек свободен не только в выборе любимого или друга. Человек свободен выбирать между правдой и ложью, верностью и предательством, честностью и лицемерием, подлым страхом за свое маленькое благополучие и мужеством жить по большому нравственному счету, мужеством борьбы и подвига. Повесть Р. Фраермана и сегодня учит презирать безликую приспособляемость обывателя, утверждает достоинство, самобытность, ответственность и гражданскую активность личности.

1985 г.

chto-chitat-detyam.ru

"Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви": краткое содержание и анализ

«Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви» является самым известным сочинением советского писателя Р.И. Фраермана. Главными героями повести являются дети, и написана она, по сути, для детей, однако проблемы, поставленные автором, отличаются серьезностью и глубиной.

Содержание

Когда читатель открывает произведение «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви», сюжет захватывает его с первых страниц. Главная героиня, школьница Таня Сабанеева, на первый взгляд похожа на всех девочек ее возраста и живет обычной жизнью советской пионерки. Единственное, что отличает ее от друзей – страстная мечта. Австралийская собака динго – вот о чем грезит девочка. Таню воспитывает мама, отец оставил их, когда дочери только-только исполнилось восемь месяцев. Вернувшись из детского лагеря, девочка обнаруживает письмо, адресованное ее матери: отец сообщает, что намеревается переехать в их город, но уже с новой семьей: женой и приемным сыном. Девочку переполняют боль, ярость, обида на сводного брата, ведь, по ее мнению, именно он лишил ее папы. В день приезда отца она идет его встречать, но не находит в портовой сутолоке и дарит букет цветов больному мальчику, лежащему на носилках (впоследствии Тане станет известно, что это и есть Коля, ее новый родственник).

Развитие событий

Рассказ о собаке динго продолжается описанием школьного коллектива: Коля оказывается в том же классе, где учатся Таня и ее друг Филька. Между сводными братом и сестрой начинается своеобразное соперничество за внимание отца, они постоянно ссорятся, причем инициатором конфликтов, как правило, выступает Таня. Однако постепенно девочка понимает, что влюблена в Колю: она постоянно думает о нем, мучительно стесняется в его присутствии, с замирающим сердцем ждет его прихода на новогодний праздник. Этой влюбленностью очень недоволен Филька: он относится к старой подруге с большой теплотой и не хочет ни с кем ее делить. Произведение «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви» изображает тот путь, который проходит каждый подросток: первая любовь, непонимание, предательство, необходимость сделать тяжелый выбор и, в конце концов, взросление. Это утверждение может быть отнесено ко всем персонажам произведения, но в наибольшей мере - к Тане Сабанеевой.

Образ главной героини

Таня – это и есть "собака динго", так прозвали ее в коллективе за обособленность. Ее переживания, раздумья, метания позволяют писателю подчеркнуть главные черты девочки: чувство собственного достоинства, сострадание, понимание. Она от всей души сочувствует матери, которая продолжает любить бывшего мужа; она изо всех сил пытается понять, кто же виноват в семейном разладе, и приходит к неожиданно взрослым, здравым выводам. С виду простая школьница, Таня отличается от своих сверстников способностью тонко чувствовать, стремлением к красоте, истине, справедливости. Ее мечты о неизведанных краях и собаке динго подчеркивают порывистость, пылкость, поэтическую натуру. Характер Тани ярче всего раскрывается в ее любви к Коле, которой она отдается всем сердцем, но при этом не теряет себя, а пытается осознать, осмыслить все происходящее.

fb.ru

Какова тема произведения "Дикая собака Динго или Повесть о первой любви"? И в чём его главная мысль?

Об удивительно светлой, чистой, но такой пронзительно горькой первой любви Коли и Тани рассказывает эта книга. Счастливую и тонкую книгу написал Рувим Исаевич Фраерман о девочке Тане, девочке, которая грезит о далеких неведомых странах, австралийской собаке Динго. Странные мечты и фантазии тревожат ее. А еще, это повесть о мальчиках Фильке и Коле, умном и мужественном полковнике Сабанееве, печальной Таниной маме и чуткой учительнице Александре Ивановне. Эта поэтичная и добрая книга- о людях хороших и благородных. Это повесть о девочке, которую любят, и которая хочет тоже любить. тема-неразделённая юношеская любовь.

о первой любви

Это полная света поэма о первой любви, о законах дружбы человека с человеком. О том, как дорого дается человеку любовь, и вместе с тем, как растет душа человека в этой любви.

touch.otvet.mail.ru

Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви — Википедия

«Ди́кая соба́ка ди́нго, и́ли По́весть о пе́рвой любви́» — повесть советского детского писателя Рувима Фраермана, написанная в 1939 году. Впервые опубликована в советском литературном журнале «Красная новь», затем вышла отдельной книгой в издательстве «Детгиз».

В 1962 году по мотивам повести снят советский художественный фильм режиссёра Юлия Карасика «Дикая собака динго».

В 2013 году повесть включена в список «100 книг», рекомендованный школьникам Министерством образования и науки Российской Федерации для самостоятельного чтения.

По словам автора, замысел написания повести возник у него на Дальнем Востоке, где Фраерман «наблюдал много примеров дружбы тунгусских мальчиков-подростков с русскими девочками, примеров истинного рыцарства и преданности в дружбе и любви»[1].

Сюжет повести созревал у автора в течение нескольких лет. Когда он оформился, писатель закрылся от всех в рязанской деревне Солотче. Жена Фраермана позже вспоминала, что, приступив к работе в декабре 1938 года, он завершил повесть уже через месяц[2].

«Я думал о ней в тревожные предвоенные годы. Мне захотелось подготовить сердца моих юных современников к грядущим жизненным испытаниям. Рассказать им что-то хорошее, <…> показать очарование первых робких встреч, зарождение любви высокой, чистой».

По мнению исследователя творчества Фраермана Владимира Николаева, прототипом Тани является дочь писателя от первого брака Нора Коварская, ставшая впоследствии журналистом[3].

Действие происходит в дальневосточном посёлке, где живут Таня Сабанеева и нанайский подросток Филька. Однажды в эти же края из Москвы приезжает отец девочки с новой семьёй — женой Надеждой Петровной и её племянником Колей. Отношения Тани с отцом и его приёмным сыном выстраиваются сложно. Смятение Тани не ускользает ни от учительницы, ни от преданного Фильки.

Один из самых драматичных эпизодов повести связан с бураном. Пытаясь помочь Коле, растянувшему себе мышцу на катке, Таня усаживает товарища в нарты, запряжённые собаками. Те, увидев на дороге лошадь, убегают за ней и исчезают. Дети остаются одни среди метели. Девочка, не теряя присутствия духа, поддерживает Колю до тех пор, пока не появляются пограничники на лыжах. В конце повести герои расстаются. Танина мать решает уехать из города, и это известие с болью воспринимается и Колей, и Филькой.

«Книга Фраермана „Дикая собака динго, или Повесть о первой любви“ — это полная света, прозрачная поэма о любви между девочкой и мальчиком. Такая повесть могла быть написана только хорошим психологом. Поэтичность этой вещи такова, что описание самых реальных вещей сопровождается ощущением сказочности»[4].

Советские критики весьма прохладно встретили выход книги Фраермана. Так, А. Марголина опубликовала в сборнике «О детской литературе» («Просвещение», 1950) статью «Советская повесть о детстве», в которой отметила, что и Таня Сабанеева, и автор повести настолько погружены в свои «изысканные и возвышенные переживания», что не замечают движения «большой интересной жизни». В редакцию журнала «Красная новь», разместившего на своих страницах «Дикую собаку динго…», поступали письма, авторы которых считали неправильным уход Тани «в чувственный приватный мир». Среди вопросов, задаваемых рецензентами, были такие: «Как могло случиться, чтобы советский писатель написал, а редакция советского журнала напечатала повесть, в которой утверждается идея возврата к первобытной природе, к первозданному инстинкту, к примитивной, натуральной жизни?»[5]

Впоследствии Рувим Фраерман вспоминал, что новые задачи, ставившиеся перед литераторами в 1930-х годах, порой казались непонятными поэтам и прозаикам, привыкшим писать «по лекалам классики». Писатель рассказывал, что, согласно договору, он должен был представить издателям школьную повесть: «Что это за школьная повесть, ясно никто себе не представлял. Но требовали. Споров было много, а я так и не мог понять, о чём же надо писать»[5].

По словам слависта Марины Балиной, повесть «Дикая собака динго», рассказывающая об «эмоциональном взрослении ребёнка», плохо вписывалась в идеологические каноны 1930-х годов. В ней практически не отображается созидающая роль коллектива, внутри которого, в соответствии с установками того времени, должно было происходить воспитание чувств; в произведении отсутствует деление на положительных и отрицательных героев. В «Дикой собаке динго…» соединились традиции русской классической прозы с элементами приключенческого жанра — в итоге образовалось «грустное повествование о неизбежности потерь и необходимости жизненных компромиссов»[5].

Дикая собака Динго

  • Прилежаева М. «Поэтический и нежный талант». // Фраерман Р. И. «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви». — Хабаровск, 1988.

ru.wikipedia.org

Урок внеклассного чтения в 7 классе по книге Р.И. Фраермана «Дикая собака динго или Повесть о первой любви»: «Когда уходит детство…».

Урок внеклассного чтения в 7 классе по книге Р.И. Фраермана «Дикая собака динго или Повесть о первой любви»: «Когда уходит детство…».

Цель:

Познакомить с повестью Р.И. Фраермана «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви»; определить ее проблематику;

помочь детям разобраться в себе и своих проблемах, используя для этого данную книгу.

Ход урока.

  1. Формулировка темы урока.

- Прослушайте, пожалуйста, стихотворение К. Ваншенкина «Мальчишка».

- Какая ситуация описывается в стихотворении?

- Чем необычно для окружающих поведение главного героя?

- Как автор объясняет эту необычность поведения?

-Что объединяет данное стихотворение и повесть Р.И. Фраермана «Дикая собака динго или Повесть о первой любви»?

Их объединяет общая тема – прощание с детством.

Формулировка и запись темы урока.

  1. Постановка задач урока.

- На какие вопросы мы постараемся ответить?

(Что происходит с человеком, когда уходит детство? Как он меняется? Хорошо это или плохо? Просто или сложно?)

Запись вопросов в тетрадь.

  1. Работа с текстом произведения.

Обратимся к книге Р.И. Фраермана «Дикая собака динго или Повесть о первой любви», которая была написана в 1939 году.

- Где и когда происходит действие?

- Кто главный герой повести? Представьте нам Таню Сабанееву.

- О чем думает, мечтает Таня в начале произведения?

(«Ей хотелось увидеть иные страны, иной мир, например австралийскую собаку динго». «Что же сегодня случилось? …Или это просто уходит от неё её детство? Кто знает, когда уходит оно!»). Мы видим, что девочку охватывают новые чувства, мысли. Она пытается разобраться в них. Всегда ли это получается сразу? Давайте обратимся к эпизодам, проанализируем их.

Анализ эпизодов.

Работа в парах по рядам. Вопросы на карточках.

1-й ряд. «Обед у отца» (глава 9).

- Хотела ли Таня приходить на обед?

- Почему пришла?

- Почему она ссорится с Колей и отказывается от еды?

-.Как вы понимаете фразу: «Хоть теперь и не весна, и крыльцо было влажно от холодных дождей, и тело дрогло под легкой одеждой на воздухе, но и в позднюю осень, в этот час, Тане было тепло»?

- Что чувствует Таня к отцу?

Выводы. Таня не хочет идти на обед, так как в ссоре с Колей сказала ему об этом. В то же время её тянет в эту семью, ей хочется быть рядом с отцом, с Колей. Она постоянно ссорится с мальчиком, желая таким образом привлечь к себе внимание, ведь он ей нравится. Кроме того она ревнует Колю к отцу. К отцу Таня испытывает противоречивые чувства. С одной стороны, в ней живет обида на него за то, что тот когда-то ушел из семьи. С другой стоны, девочке очень хочется почувствовать любовь отца, ощутить рядом его сильное плечо.

2-й ряд. «День рождения Тани» (глава 14).

- Когда у Тани был день рождения?

- С каким чувством ждала девочка этот день?

-.Почему настроение Тани постепенно испортилось?

- Почему она предложила зажарить рыбку, которую подарил ей Коля?

Выводы. Таня с большим нетерпением ждала свой день рождения. Праздновался он в Новый год. Таня пригласила к себе самых близких людей: папу, Колю, Фильку. Пришли все кроме Коли. А его-то девочка ждала больше всего. Страдая от обиды, ревности, Таня пробирается к дому Жени и видит Колю там. Когда мальчик наконец приходит и дарит Тане рыбку (как раз за ней он и ходил к Жене), девочка предлагает зажарить её. В этом эпизоде обида и ревность в душе героини преобладают над всеми другими чувствами.

3-й ряд. «Буран» (глава 15).

- Какое чувство испытывает Таня к Коле, когда видит его на катке с Женей?

- Как ведет себя девочка, когда начинается буран?

- Что меняется в поведении Тани, когда она узнает, что Коля травмирован?

- Чем её поведение отличается от поведения Жени?

- Можно ли сказать, что, спасая Колю в буранную ночь, Таня совершает подвиг?

Выводы. В данном эпизоде Таня продолжает обижаться на Колю и ревновать его к Жене. Но когда начинается буран, девочка спешит предупредить о нем и Колю, и Женю, ведь разыгравшаяся стихия может угрожать жизни человека. Узнав о том , что Коля подвернул ногу и не может идти, Таня бросается на помощь ему, в отличие от Жени, которая убегает домой. Чувство любви и страх за любимого человека преобладают в душе героини над всеми другими чувствами. Спасая Колю, Таня рискует собственной жизнью и жертвует жизнью своей собаки. Поведение девочки можно назвать подвигом, поскольку подвиг – это героический, самоотверженный поступок.

  1. Подведение итогов. Рефлексия.

- Обратимся к тем вопросам, которые мы записали в начале урока. Попробуем самостоятельно ответить на них, опираясь на прочитанную книгу и свой жизненный опыт.

5. Рефлексия.

На листочках закончите предложения:

На этом уроке я понял, что…

Я задумался над тем, что…

6 .Домашнее задание.

На выбор:

1. Письменная работа: «Как вы понимаете смысл названия повести?»

2. Выучить стихотворение К. Ваншенкина «Мальчишка».

Приложение.

Инне

Он был грозою нашего района,

Мальчишка из соседнего двора,

И на него с опаской, но влюбленно

Окрестная смотрела детвора.

Она к нему пристрастие имела,

Поскольку он командовал везде,

А плоский камень так бросал умело,

Что тот, как мячик, прыгал по воде.

В дождливую и ясную погоду

Он шел к пруду, бесстрашный, как всегда,

И посторонним не было прохода,

Едва он появлялся у пруда.

В сопровожденье преданных матросов,

Коварный, как пиратский адмирал,

Мальчишек бил, девчат таскал за косы

И чистые тетрадки отбирал.

В густом саду устраивал засады,

Играя там с ребятами в войну.

И как-то раз увидел он из сада

Девчонку незнакомую одну.

Забор вкруг сада был довольно ветхий -

Любой мальчишка в дырки проходил,-

Но он, как кошка, прыгнул прямо с ветки

И девочке дорогу преградил.

Она пред ним в нарядном платье белом

Стояла на весеннем ветерке

С коричневым клеенчатым портфелем

И маленькой чернильницей в руке.

Сейчас мелькнут разбросанные книжки -

Не зря ж его боятся, как огня...

И вдруг она сказала:- Там мальчишки...

Ты проводи, пожалуйста, меня...

И он, от изумления немея,

Совсем забыв, насколько страшен он,

Шагнул вперед и замер перед нею,

Ее наивной смелостью сражен.

А на заборе дряхлом повисая,

Грозя сломать немедленно его,

Ватага адмиральская босая

Глядела на героя своего.

...Легли на землю солнечные пятна.

Ушел с девчонкой рядом командир.

И подчиненным было непонятно,

Что это он из детства уходил.

infourok.ru

Отзывы о книге Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви

Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой, –
Крутится, вертится, хочет упасть…

Прекрасную повесть написал мой земляк Рувим Фраерман 80 лет назад.
Приятно иметь печатное издание, которое словно протягивает мостик между эпохами, на примере которого так отчетливо можно наблюдать течение времени, отобразившееся не только на быте, но и на нравственных идеалах людей.
По воле судьбы я отношусь к тому поколению, которому прививались моральные принципы, порядком осложняющие жизнь и самочувствие. По всей видимости, они давно изжили себя и безнадежно устарели, но мы, в большинстве своем, искренне стремились быть лучшей версией себя и, по мере сил, придерживаться этической компоненты в поступках. По этой причине, в сознании отчетливо поселилось и укрепилось представление о том, что сильный пол должен быть инициатором чувств, но никак не наоборот, что прослыть влюбленной в мальчика – неловко и неприлично. Потому поведение Татьяны «думная ты уж очень» мне близко и понятно. Я вспомнила свои первые робкие влюбленности, когда все поступки алогичны, заведомо назло объекту страсти, вопреки себе, логике и здравому смыслу (также поступала и Феридэ-ханым в отношении Кямрана в «Птичка певчая» Решад Нури Гинтекин ). Причем, малейшая оплошность перед любимым (например, споткнуться при нём на лестнице, подавиться пирожком, не грациозно перепрыгнуть через козла, не принять подачу в волейболе и пр.) превращается в трагедию вселенского масштаба, заставляет сгорать от невыносимого стыда, вызывает незамедлительное желание посыпать голову пеплом в припадке немыслимого и несмываемого позора. Похоже трепетные юношеские сердца, склонны к возвышенному, временами экзальтированному, порой драматическому восприятию жизни.

Неужели, – думала она, – даже не похвала, а только молчание этого дерзкого мальчика может меня сделать счастливой?

Правда со временем все эти роковые страсти по Ереме, как рукой снимет…
Во время чтения меня одолевали извечные житейские вопросы: почему жизнь так устроена, что за нас жизнь готовы отдать одни (Филька), а влюбляемся мы в других (Коля)? Выбираем последних, как правило, плохих мальчиков, которые разбивают нам сердце, а потом страдаем, ибо у них любовь быстро заканчивается. «Отцеловал — колесовать: Другую целовать». И начинается круговорот мужчин в природе: они уходят из семьи, встречают новую усладу для сердца и очей, воспитывают приемных мальчиков, напрочь забывая о своей родной девочке до 15 годков…
А между тем:

Как часто Таня оставалась одна хозяином своего досуга и желаний! Но только она одна знала, как эта свобода тяготила её. В доме нет, ни сестер, ни братьев. И мамы очень часто нет. Грудь стесняется чувством горьким и нежным, вызывающим слезы на глазах

С главными героями такая кутерьма переживаний.
Филька вызывает восхищение, искреннюю радость и сопереживание своей самоотверженной влюбленностью, невиданной сообразительностью:

"Если человек остается один, он рискует попасть на плохую дорогу», – подумал Филька, оставшись совершенно один на пустынной улице, по которой обычно возвращался вместе с Таней из школы

Коля – недоумение. Словно основная его задача – подчинить Таню своей воле, эмоционально поработить. Как разнятся характеры мальчиков заметно на примере занятий в литературном кружке.
Филька: «И мало-мало есть, – говорил он, – и худо есть, и шибко хорошо».
«Коля же всегда критиковал бесстрастно, жестоко и сам ничего не писал: он боялся написать плохо
».
Танин отец раздражает своей эмоциональной тупостью: не пощадил чувств, оставленной им женщины, приехал сыпать соль на рану, бередить своим присутствием, вынудил-таки бывшую семью, бросив всё, уехать с насиженного места. Козел, да и только! Весьма реалистично. Позабавил сон Татьяны с Гоголем.
Всегда найдется такой мерзкий Аристарх, который считает, что «лучше перебдеть, чем недобдеть»
А вот образы матери и учительницы показались несколько чрезмерно идеалистичными, возвышенными и правильными. Мать почти святая.
Учительнице, Александре Ивановне, бесконечно дорог каждый ученик:

А учительница потихоньку побрела к крыльцу и, пока шла, всё время думала о Тане. Как часто застаёт она её в последнее время и печальной и рассеянной, и все же каждый шаг её исполнен красоты. Может быть, в самом деле любовь скользнула своим тихим дыханием по её лицу?

Она поднялась на кафедру и тотчас же сошла с нее.
«Ибо, – подумала она, – если четыре крашенные доски могут возвысить человека над другими, то этот мир ничего не стоит».
И, тщательно обойдя кафедру, она приблизилась к ученикам настолько, что между ними и ею уже не было никаких преград, кроме собственных недостатков каждого

Всё это прекрасно для книги, но несколько нежизнеспособно.
Если повесть, пробуждает такой вихрь воспоминаний, мыслей и чувств, то она априори не может быть плохой.
И по традиции несколько цитат, которые вместо тысячи слов:

И дерево можно считать существом вполне разумным, если оно улыбается тебе весной, когда одето листьями, если оно говорит тебе: «Здравствуй», когда ты по утрам приходишь в свой класс и садишься на своё место у окна. И ты тоже невольно говоришь ему: «Здравствуй», хотя оно стоит за окном на заднем дворе, где сваливают для школы дрова
Кончилось детство! Как это случилось? И кто мог бы им это сказать? Ни песок, ни лес, ни камни, бывшие с ним всегда. Только родная река их одна убегала всё дальше к восходу, струилась меж темных гор. И там, в незримой дали, вставала перед ними иная, волшебная страна, простирался светлый край.
И, обнявшись, они неотступно смотрели все в одну и ту же сторону, не назад, а вперед, потому что у них ещё не было воспоминаний

Р.S: «Писатель Фраерман неотделим от человека. И человек неотделим от писателя. Литература призвана создавать прекрасного человека, и к этому высокому делу Фраерман приложил свою умелую и добрую руку. Он щедро отдает свой талант величайшей задаче для каждого из нас – созданию счастливого и разумного человеческого общества».

Константин Паустовский.

www.livelib.ru

Отзывы о книге Дикая собака динго

Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой, –
Крутится, вертится, хочет упасть…

Прекрасную повесть написал мой земляк Рувим Фраерман 80 лет назад.
Приятно иметь печатное издание, которое словно протягивает мостик между эпохами, на примере которого так отчетливо можно наблюдать течение времени, отобразившееся не только на быте, но и на нравственных идеалах людей.
По воле судьбы я отношусь к тому поколению, которому прививались моральные принципы, порядком осложняющие жизнь и самочувствие. По всей видимости, они давно изжили себя и безнадежно устарели, но мы, в большинстве своем, искренне стремились быть лучшей версией себя и, по мере сил, придерживаться этической компоненты в поступках. По этой причине, в сознании отчетливо поселилось и укрепилось представление о том, что сильный пол должен быть инициатором чувств, но никак не наоборот, что прослыть влюбленной в мальчика – неловко и неприлично. Потому поведение Татьяны «думная ты уж очень» мне близко и понятно. Я вспомнила свои первые робкие влюбленности, когда все поступки алогичны, заведомо назло объекту страсти, вопреки себе, логике и здравому смыслу (также поступала и Феридэ-ханым в отношении Кямрана в «Птичка певчая» Решад Нури Гинтекин ). Причем, малейшая оплошность перед любимым (например, споткнуться при нём на лестнице, подавиться пирожком, не грациозно перепрыгнуть через козла, не принять подачу в волейболе и пр.) превращается в трагедию вселенского масштаба, заставляет сгорать от невыносимого стыда, вызывает незамедлительное желание посыпать голову пеплом в припадке немыслимого и несмываемого позора. Похоже трепетные юношеские сердца, склонны к возвышенному, временами экзальтированному, порой драматическому восприятию жизни.

Неужели, – думала она, – даже не похвала, а только молчание этого дерзкого мальчика может меня сделать счастливой?

Правда со временем все эти роковые страсти по Ереме, как рукой снимет…
Во время чтения меня одолевали извечные житейские вопросы: почему жизнь так устроена, что за нас жизнь готовы отдать одни (Филька), а влюбляемся мы в других (Коля)? Выбираем последних, как правило, плохих мальчиков, которые разбивают нам сердце, а потом страдаем, ибо у них любовь быстро заканчивается. «Отцеловал — колесовать: Другую целовать». И начинается круговорот мужчин в природе: они уходят из семьи, встречают новую усладу для сердца и очей, воспитывают приемных мальчиков, напрочь забывая о своей родной девочке до 15 годков…
А между тем:

Как часто Таня оставалась одна хозяином своего досуга и желаний! Но только она одна знала, как эта свобода тяготила её. В доме нет, ни сестер, ни братьев. И мамы очень часто нет. Грудь стесняется чувством горьким и нежным, вызывающим слезы на глазах

С главными героями такая кутерьма переживаний.
Филька вызывает восхищение, искреннюю радость и сопереживание своей самоотверженной влюбленностью, невиданной сообразительностью:

"Если человек остается один, он рискует попасть на плохую дорогу», – подумал Филька, оставшись совершенно один на пустынной улице, по которой обычно возвращался вместе с Таней из школы

Коля – недоумение. Словно основная его задача – подчинить Таню своей воле, эмоционально поработить. Как разнятся характеры мальчиков заметно на примере занятий в литературном кружке.
Филька: «И мало-мало есть, – говорил он, – и худо есть, и шибко хорошо».
«Коля же всегда критиковал бесстрастно, жестоко и сам ничего не писал: он боялся написать плохо
».
Танин отец раздражает своей эмоциональной тупостью: не пощадил чувств, оставленной им женщины, приехал сыпать соль на рану, бередить своим присутствием, вынудил-таки бывшую семью, бросив всё, уехать с насиженного места. Козел, да и только! Весьма реалистично. Позабавил сон Татьяны с Гоголем.
Всегда найдется такой мерзкий Аристарх, который считает, что «лучше перебдеть, чем недобдеть»
А вот образы матери и учительницы показались несколько чрезмерно идеалистичными, возвышенными и правильными. Мать почти святая.
Учительнице, Александре Ивановне, бесконечно дорог каждый ученик:

А учительница потихоньку побрела к крыльцу и, пока шла, всё время думала о Тане. Как часто застаёт она её в последнее время и печальной и рассеянной, и все же каждый шаг её исполнен красоты. Может быть, в самом деле любовь скользнула своим тихим дыханием по её лицу?

Она поднялась на кафедру и тотчас же сошла с нее.
«Ибо, – подумала она, – если четыре крашенные доски могут возвысить человека над другими, то этот мир ничего не стоит».
И, тщательно обойдя кафедру, она приблизилась к ученикам настолько, что между ними и ею уже не было никаких преград, кроме собственных недостатков каждого

Всё это прекрасно для книги, но несколько нежизнеспособно.
Если повесть, пробуждает такой вихрь воспоминаний, мыслей и чувств, то она априори не может быть плохой.
И по традиции несколько цитат, которые вместо тысячи слов:

И дерево можно считать существом вполне разумным, если оно улыбается тебе весной, когда одето листьями, если оно говорит тебе: «Здравствуй», когда ты по утрам приходишь в свой класс и садишься на своё место у окна. И ты тоже невольно говоришь ему: «Здравствуй», хотя оно стоит за окном на заднем дворе, где сваливают для школы дрова
Кончилось детство! Как это случилось? И кто мог бы им это сказать? Ни песок, ни лес, ни камни, бывшие с ним всегда. Только родная река их одна убегала всё дальше к восходу, струилась меж темных гор. И там, в незримой дали, вставала перед ними иная, волшебная страна, простирался светлый край.
И, обнявшись, они неотступно смотрели все в одну и ту же сторону, не назад, а вперед, потому что у них ещё не было воспоминаний

Р.S: «Писатель Фраерман неотделим от человека. И человек неотделим от писателя. Литература призвана создавать прекрасного человека, и к этому высокому делу Фраерман приложил свою умелую и добрую руку. Он щедро отдает свой талант величайшей задаче для каждого из нас – созданию счастливого и разумного человеческого общества».

Константин Паустовский.

www.livelib.ru

Отзывы о книге Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви

Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой, –
Крутится, вертится, хочет упасть…

Прекрасную повесть написал мой земляк Рувим Фраерман 80 лет назад.
Приятно иметь печатное издание, которое словно протягивает мостик между эпохами, на примере которого так отчетливо можно наблюдать течение времени, отобразившееся не только на быте, но и на нравственных идеалах людей.
По воле судьбы я отношусь к тому поколению, которому прививались моральные принципы, порядком осложняющие жизнь и самочувствие. По всей видимости, они давно изжили себя и безнадежно устарели, но мы, в большинстве своем, искренне стремились быть лучшей версией себя и, по мере сил, придерживаться этической компоненты в поступках. По этой причине, в сознании отчетливо поселилось и укрепилось представление о том, что сильный пол должен быть инициатором чувств, но никак не наоборот, что прослыть влюбленной в мальчика – неловко и неприлично. Потому поведение Татьяны «думная ты уж очень» мне близко и понятно. Я вспомнила свои первые робкие влюбленности, когда все поступки алогичны, заведомо назло объекту страсти, вопреки себе, логике и здравому смыслу (также поступала и Феридэ-ханым в отношении Кямрана в «Птичка певчая» Решад Нури Гинтекин ). Причем, малейшая оплошность перед любимым (например, споткнуться при нём на лестнице, подавиться пирожком, не грациозно перепрыгнуть через козла, не принять подачу в волейболе и пр.) превращается в трагедию вселенского масштаба, заставляет сгорать от невыносимого стыда, вызывает незамедлительное желание посыпать голову пеплом в припадке немыслимого и несмываемого позора. Похоже трепетные юношеские сердца, склонны к возвышенному, временами экзальтированному, порой драматическому восприятию жизни.

Неужели, – думала она, – даже не похвала, а только молчание этого дерзкого мальчика может меня сделать счастливой?

Правда со временем все эти роковые страсти по Ереме, как рукой снимет…
Во время чтения меня одолевали извечные житейские вопросы: почему жизнь так устроена, что за нас жизнь готовы отдать одни (Филька), а влюбляемся мы в других (Коля)? Выбираем последних, как правило, плохих мальчиков, которые разбивают нам сердце, а потом страдаем, ибо у них любовь быстро заканчивается. «Отцеловал — колесовать: Другую целовать». И начинается круговорот мужчин в природе: они уходят из семьи, встречают новую усладу для сердца и очей, воспитывают приемных мальчиков, напрочь забывая о своей родной девочке до 15 годков…
А между тем:

Как часто Таня оставалась одна хозяином своего досуга и желаний! Но только она одна знала, как эта свобода тяготила её. В доме нет, ни сестер, ни братьев. И мамы очень часто нет. Грудь стесняется чувством горьким и нежным, вызывающим слезы на глазах

С главными героями такая кутерьма переживаний.
Филька вызывает восхищение, искреннюю радость и сопереживание своей самоотверженной влюбленностью, невиданной сообразительностью:

"Если человек остается один, он рискует попасть на плохую дорогу», – подумал Филька, оставшись совершенно один на пустынной улице, по которой обычно возвращался вместе с Таней из школы

Коля – недоумение. Словно основная его задача – подчинить Таню своей воле, эмоционально поработить. Как разнятся характеры мальчиков заметно на примере занятий в литературном кружке.
Филька: «И мало-мало есть, – говорил он, – и худо есть, и шибко хорошо».
«Коля же всегда критиковал бесстрастно, жестоко и сам ничего не писал: он боялся написать плохо
».
Танин отец раздражает своей эмоциональной тупостью: не пощадил чувств, оставленной им женщины, приехал сыпать соль на рану, бередить своим присутствием, вынудил-таки бывшую семью, бросив всё, уехать с насиженного места. Козел, да и только! Весьма реалистично. Позабавил сон Татьяны с Гоголем.
Всегда найдется такой мерзкий Аристарх, который считает, что «лучше перебдеть, чем недобдеть»
А вот образы матери и учительницы показались несколько чрезмерно идеалистичными, возвышенными и правильными. Мать почти святая.
Учительнице, Александре Ивановне, бесконечно дорог каждый ученик:

А учительница потихоньку побрела к крыльцу и, пока шла, всё время думала о Тане. Как часто застаёт она её в последнее время и печальной и рассеянной, и все же каждый шаг её исполнен красоты. Может быть, в самом деле любовь скользнула своим тихим дыханием по её лицу?

Она поднялась на кафедру и тотчас же сошла с нее.
«Ибо, – подумала она, – если четыре крашенные доски могут возвысить человека над другими, то этот мир ничего не стоит».
И, тщательно обойдя кафедру, она приблизилась к ученикам настолько, что между ними и ею уже не было никаких преград, кроме собственных недостатков каждого

Всё это прекрасно для книги, но несколько нежизнеспособно.
Если повесть, пробуждает такой вихрь воспоминаний, мыслей и чувств, то она априори не может быть плохой.
И по традиции несколько цитат, которые вместо тысячи слов:

И дерево можно считать существом вполне разумным, если оно улыбается тебе весной, когда одето листьями, если оно говорит тебе: «Здравствуй», когда ты по утрам приходишь в свой класс и садишься на своё место у окна. И ты тоже невольно говоришь ему: «Здравствуй», хотя оно стоит за окном на заднем дворе, где сваливают для школы дрова
Кончилось детство! Как это случилось? И кто мог бы им это сказать? Ни песок, ни лес, ни камни, бывшие с ним всегда. Только родная река их одна убегала всё дальше к восходу, струилась меж темных гор. И там, в незримой дали, вставала перед ними иная, волшебная страна, простирался светлый край.
И, обнявшись, они неотступно смотрели все в одну и ту же сторону, не назад, а вперед, потому что у них ещё не было воспоминаний

Р.S: «Писатель Фраерман неотделим от человека. И человек неотделим от писателя. Литература призвана создавать прекрасного человека, и к этому высокому делу Фраерман приложил свою умелую и добрую руку. Он щедро отдает свой талант величайшей задаче для каждого из нас – созданию счастливого и разумного человеческого общества».

Константин Паустовский.

www.livelib.ru

Отзывы о книге Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви

Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой, –
Крутится, вертится, хочет упасть…

Прекрасную повесть написал мой земляк Рувим Фраерман 80 лет назад.
Приятно иметь печатное издание, которое словно протягивает мостик между эпохами, на примере которого так отчетливо можно наблюдать течение времени, отобразившееся не только на быте, но и на нравственных идеалах людей.
По воле судьбы я отношусь к тому поколению, которому прививались моральные принципы, порядком осложняющие жизнь и самочувствие. По всей видимости, они давно изжили себя и безнадежно устарели, но мы, в большинстве своем, искренне стремились быть лучшей версией себя и, по мере сил, придерживаться этической компоненты в поступках. По этой причине, в сознании отчетливо поселилось и укрепилось представление о том, что сильный пол должен быть инициатором чувств, но никак не наоборот, что прослыть влюбленной в мальчика – неловко и неприлично. Потому поведение Татьяны «думная ты уж очень» мне близко и понятно. Я вспомнила свои первые робкие влюбленности, когда все поступки алогичны, заведомо назло объекту страсти, вопреки себе, логике и здравому смыслу (также поступала и Феридэ-ханым в отношении Кямрана в «Птичка певчая» Решад Нури Гинтекин ). Причем, малейшая оплошность перед любимым (например, споткнуться при нём на лестнице, подавиться пирожком, не грациозно перепрыгнуть через козла, не принять подачу в волейболе и пр.) превращается в трагедию вселенского масштаба, заставляет сгорать от невыносимого стыда, вызывает незамедлительное желание посыпать голову пеплом в припадке немыслимого и несмываемого позора. Похоже трепетные юношеские сердца, склонны к возвышенному, временами экзальтированному, порой драматическому восприятию жизни.

Неужели, – думала она, – даже не похвала, а только молчание этого дерзкого мальчика может меня сделать счастливой?

Правда со временем все эти роковые страсти по Ереме, как рукой снимет…
Во время чтения меня одолевали извечные житейские вопросы: почему жизнь так устроена, что за нас жизнь готовы отдать одни (Филька), а влюбляемся мы в других (Коля)? Выбираем последних, как правило, плохих мальчиков, которые разбивают нам сердце, а потом страдаем, ибо у них любовь быстро заканчивается. «Отцеловал — колесовать: Другую целовать». И начинается круговорот мужчин в природе: они уходят из семьи, встречают новую усладу для сердца и очей, воспитывают приемных мальчиков, напрочь забывая о своей родной девочке до 15 годков…
А между тем:

Как часто Таня оставалась одна хозяином своего досуга и желаний! Но только она одна знала, как эта свобода тяготила её. В доме нет, ни сестер, ни братьев. И мамы очень часто нет. Грудь стесняется чувством горьким и нежным, вызывающим слезы на глазах

С главными героями такая кутерьма переживаний.
Филька вызывает восхищение, искреннюю радость и сопереживание своей самоотверженной влюбленностью, невиданной сообразительностью:

"Если человек остается один, он рискует попасть на плохую дорогу», – подумал Филька, оставшись совершенно один на пустынной улице, по которой обычно возвращался вместе с Таней из школы

Коля – недоумение. Словно основная его задача – подчинить Таню своей воле, эмоционально поработить. Как разнятся характеры мальчиков заметно на примере занятий в литературном кружке.
Филька: «И мало-мало есть, – говорил он, – и худо есть, и шибко хорошо».
«Коля же всегда критиковал бесстрастно, жестоко и сам ничего не писал: он боялся написать плохо
».
Танин отец раздражает своей эмоциональной тупостью: не пощадил чувств, оставленной им женщины, приехал сыпать соль на рану, бередить своим присутствием, вынудил-таки бывшую семью, бросив всё, уехать с насиженного места. Козел, да и только! Весьма реалистично. Позабавил сон Татьяны с Гоголем.
Всегда найдется такой мерзкий Аристарх, который считает, что «лучше перебдеть, чем недобдеть»
А вот образы матери и учительницы показались несколько чрезмерно идеалистичными, возвышенными и правильными. Мать почти святая.
Учительнице, Александре Ивановне, бесконечно дорог каждый ученик:

А учительница потихоньку побрела к крыльцу и, пока шла, всё время думала о Тане. Как часто застаёт она её в последнее время и печальной и рассеянной, и все же каждый шаг её исполнен красоты. Может быть, в самом деле любовь скользнула своим тихим дыханием по её лицу?

Она поднялась на кафедру и тотчас же сошла с нее.
«Ибо, – подумала она, – если четыре крашенные доски могут возвысить человека над другими, то этот мир ничего не стоит».
И, тщательно обойдя кафедру, она приблизилась к ученикам настолько, что между ними и ею уже не было никаких преград, кроме собственных недостатков каждого

Всё это прекрасно для книги, но несколько нежизнеспособно.
Если повесть, пробуждает такой вихрь воспоминаний, мыслей и чувств, то она априори не может быть плохой.
И по традиции несколько цитат, которые вместо тысячи слов:

И дерево можно считать существом вполне разумным, если оно улыбается тебе весной, когда одето листьями, если оно говорит тебе: «Здравствуй», когда ты по утрам приходишь в свой класс и садишься на своё место у окна. И ты тоже невольно говоришь ему: «Здравствуй», хотя оно стоит за окном на заднем дворе, где сваливают для школы дрова
Кончилось детство! Как это случилось? И кто мог бы им это сказать? Ни песок, ни лес, ни камни, бывшие с ним всегда. Только родная река их одна убегала всё дальше к восходу, струилась меж темных гор. И там, в незримой дали, вставала перед ними иная, волшебная страна, простирался светлый край.
И, обнявшись, они неотступно смотрели все в одну и ту же сторону, не назад, а вперед, потому что у них ещё не было воспоминаний

Р.S: «Писатель Фраерман неотделим от человека. И человек неотделим от писателя. Литература призвана создавать прекрасного человека, и к этому высокому делу Фраерман приложил свою умелую и добрую руку. Он щедро отдает свой талант величайшей задаче для каждого из нас – созданию счастливого и разумного человеческого общества».

Константин Паустовский.

www.livelib.ru

Отзывы о книге Дикая собака динго. Повести и рассказы (сборник)

Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой, –
Крутится, вертится, хочет упасть…

Прекрасную повесть написал мой земляк Рувим Фраерман 80 лет назад.
Приятно иметь печатное издание, которое словно протягивает мостик между эпохами, на примере которого так отчетливо можно наблюдать течение времени, отобразившееся не только на быте, но и на нравственных идеалах людей.
По воле судьбы я отношусь к тому поколению, которому прививались моральные принципы, порядком осложняющие жизнь и самочувствие. По всей видимости, они давно изжили себя и безнадежно устарели, но мы, в большинстве своем, искренне стремились быть лучшей версией себя и, по мере сил, придерживаться этической компоненты в поступках. По этой причине, в сознании отчетливо поселилось и укрепилось представление о том, что сильный пол должен быть инициатором чувств, но никак не наоборот, что прослыть влюбленной в мальчика – неловко и неприлично. Потому поведение Татьяны «думная ты уж очень» мне близко и понятно. Я вспомнила свои первые робкие влюбленности, когда все поступки алогичны, заведомо назло объекту страсти, вопреки себе, логике и здравому смыслу (также поступала и Феридэ-ханым в отношении Кямрана в «Птичка певчая» Решад Нури Гинтекин ). Причем, малейшая оплошность перед любимым (например, споткнуться при нём на лестнице, подавиться пирожком, не грациозно перепрыгнуть через козла, не принять подачу в волейболе и пр.) превращается в трагедию вселенского масштаба, заставляет сгорать от невыносимого стыда, вызывает незамедлительное желание посыпать голову пеплом в припадке немыслимого и несмываемого позора. Похоже трепетные юношеские сердца, склонны к возвышенному, временами экзальтированному, порой драматическому восприятию жизни.

Неужели, – думала она, – даже не похвала, а только молчание этого дерзкого мальчика может меня сделать счастливой?

Правда со временем все эти роковые страсти по Ереме, как рукой снимет…
Во время чтения меня одолевали извечные житейские вопросы: почему жизнь так устроена, что за нас жизнь готовы отдать одни (Филька), а влюбляемся мы в других (Коля)? Выбираем последних, как правило, плохих мальчиков, которые разбивают нам сердце, а потом страдаем, ибо у них любовь быстро заканчивается. «Отцеловал — колесовать: Другую целовать». И начинается круговорот мужчин в природе: они уходят из семьи, встречают новую усладу для сердца и очей, воспитывают приемных мальчиков, напрочь забывая о своей родной девочке до 15 годков…
А между тем:

Как часто Таня оставалась одна хозяином своего досуга и желаний! Но только она одна знала, как эта свобода тяготила её. В доме нет, ни сестер, ни братьев. И мамы очень часто нет. Грудь стесняется чувством горьким и нежным, вызывающим слезы на глазах

С главными героями такая кутерьма переживаний.
Филька вызывает восхищение, искреннюю радость и сопереживание своей самоотверженной влюбленностью, невиданной сообразительностью:

"Если человек остается один, он рискует попасть на плохую дорогу», – подумал Филька, оставшись совершенно один на пустынной улице, по которой обычно возвращался вместе с Таней из школы

Коля – недоумение. Словно основная его задача – подчинить Таню своей воле, эмоционально поработить. Как разнятся характеры мальчиков заметно на примере занятий в литературном кружке.
Филька: «И мало-мало есть, – говорил он, – и худо есть, и шибко хорошо».
«Коля же всегда критиковал бесстрастно, жестоко и сам ничего не писал: он боялся написать плохо
».
Танин отец раздражает своей эмоциональной тупостью: не пощадил чувств, оставленной им женщины, приехал сыпать соль на рану, бередить своим присутствием, вынудил-таки бывшую семью, бросив всё, уехать с насиженного места. Козел, да и только! Весьма реалистично. Позабавил сон Татьяны с Гоголем.
Всегда найдется такой мерзкий Аристарх, который считает, что «лучше перебдеть, чем недобдеть»
А вот образы матери и учительницы показались несколько чрезмерно идеалистичными, возвышенными и правильными. Мать почти святая.
Учительнице, Александре Ивановне, бесконечно дорог каждый ученик:

А учительница потихоньку побрела к крыльцу и, пока шла, всё время думала о Тане. Как часто застаёт она её в последнее время и печальной и рассеянной, и все же каждый шаг её исполнен красоты. Может быть, в самом деле любовь скользнула своим тихим дыханием по её лицу?

Она поднялась на кафедру и тотчас же сошла с нее.
«Ибо, – подумала она, – если четыре крашенные доски могут возвысить человека над другими, то этот мир ничего не стоит».
И, тщательно обойдя кафедру, она приблизилась к ученикам настолько, что между ними и ею уже не было никаких преград, кроме собственных недостатков каждого

Всё это прекрасно для книги, но несколько нежизнеспособно.
Если повесть, пробуждает такой вихрь воспоминаний, мыслей и чувств, то она априори не может быть плохой.
И по традиции несколько цитат, которые вместо тысячи слов:

И дерево можно считать существом вполне разумным, если оно улыбается тебе весной, когда одето листьями, если оно говорит тебе: «Здравствуй», когда ты по утрам приходишь в свой класс и садишься на своё место у окна. И ты тоже невольно говоришь ему: «Здравствуй», хотя оно стоит за окном на заднем дворе, где сваливают для школы дрова
Кончилось детство! Как это случилось? И кто мог бы им это сказать? Ни песок, ни лес, ни камни, бывшие с ним всегда. Только родная река их одна убегала всё дальше к восходу, струилась меж темных гор. И там, в незримой дали, вставала перед ними иная, волшебная страна, простирался светлый край.
И, обнявшись, они неотступно смотрели все в одну и ту же сторону, не назад, а вперед, потому что у них ещё не было воспоминаний

Р.S: «Писатель Фраерман неотделим от человека. И человек неотделим от писателя. Литература призвана создавать прекрасного человека, и к этому высокому делу Фраерман приложил свою умелую и добрую руку. Он щедро отдает свой талант величайшей задаче для каждого из нас – созданию счастливого и разумного человеческого общества».

Константин Паустовский.

www.livelib.ru

Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви

Крутится, вертится шар голубой,
Крутится, вертится над головой, –
Крутится, вертится, хочет упасть…

Прекрасную повесть написал мой земляк Рувим Фраерман 80 лет назад.
Приятно иметь печатное издание, которое словно протягивает мостик между эпохами, на примере которого так отчетливо можно наблюдать течение времени, отобразившееся не только на быте, но и на нравственных идеалах людей.
По воле судьбы я отношусь к тому поколению, которому прививались моральные принципы, порядком осложняющие жизнь и самочувствие. По всей видимости, они давно изжили себя и безнадежно устарели, но мы, в большинстве своем, искренне стремились быть лучшей версией себя и, по мере сил, придерживаться этической компоненты в поступках. По этой причине, в сознании отчетливо поселилось и укрепилось представление о том, что сильный пол должен быть инициатором чувств, но никак не наоборот, что прослыть влюбленной в мальчика – неловко и неприлично. Потому поведение Татьяны «думная ты уж очень» мне близко и понятно. Я вспомнила свои первые робкие влюбленности, когда все поступки алогичны, заведомо назло объекту страсти, вопреки себе, логике и здравому смыслу (также поступала и Феридэ-ханым в отношении Кямрана в «Птичка певчая» Решад Нури Гинтекин ). Причем, малейшая оплошность перед любимым (например, споткнуться при нём на лестнице, подавиться пирожком, не грациозно перепрыгнуть через козла, не принять подачу в волейболе и пр.) превращается в трагедию вселенского масштаба, заставляет сгорать от невыносимого стыда, вызывает незамедлительное желание посыпать голову пеплом в припадке немыслимого и несмываемого позора. Похоже трепетные юношеские сердца, склонны к возвышенному, временами экзальтированному, порой драматическому восприятию жизни.

Неужели, – думала она, – даже не похвала, а только молчание этого дерзкого мальчика может меня сделать счастливой?

Правда со временем все эти роковые страсти по Ереме, как рукой снимет…
Во время чтения меня одолевали извечные житейские вопросы: почему жизнь так устроена, что за нас жизнь готовы отдать одни (Филька), а влюбляемся мы в других (Коля)? Выбираем последних, как правило, плохих мальчиков, которые разбивают нам сердце, а потом страдаем, ибо у них любовь быстро заканчивается. «Отцеловал — колесовать: Другую целовать». И начинается круговорот мужчин в природе: они уходят из семьи, встречают новую усладу для сердца и очей, воспитывают приемных мальчиков, напрочь забывая о своей родной девочке до 15 годков…
А между тем:

Как часто Таня оставалась одна хозяином своего досуга и желаний! Но только она одна знала, как эта свобода тяготила её. В доме нет, ни сестер, ни братьев. И мамы очень часто нет. Грудь стесняется чувством горьким и нежным, вызывающим слезы на глазах

С главными героями такая кутерьма переживаний.
Филька вызывает восхищение, искреннюю радость и сопереживание своей самоотверженной влюбленностью, невиданной сообразительностью:

"Если человек остается один, он рискует попасть на плохую дорогу», – подумал Филька, оставшись совершенно один на пустынной улице, по которой обычно возвращался вместе с Таней из школы

Коля – недоумение. Словно основная его задача – подчинить Таню своей воле, эмоционально поработить. Как разнятся характеры мальчиков заметно на примере занятий в литературном кружке.
Филька: «И мало-мало есть, – говорил он, – и худо есть, и шибко хорошо».
«Коля же всегда критиковал бесстрастно, жестоко и сам ничего не писал: он боялся написать плохо
».
Танин отец раздражает своей эмоциональной тупостью: не пощадил чувств, оставленной им женщины, приехал сыпать соль на рану, бередить своим присутствием, вынудил-таки бывшую семью, бросив всё, уехать с насиженного места. Козел, да и только! Весьма реалистично. Позабавил сон Татьяны с Гоголем.
Всегда найдется такой мерзкий Аристарх, который считает, что «лучше перебдеть, чем недобдеть»
А вот образы матери и учительницы показались несколько чрезмерно идеалистичными, возвышенными и правильными. Мать почти святая.
Учительнице, Александре Ивановне, бесконечно дорог каждый ученик:

А учительница потихоньку побрела к крыльцу и, пока шла, всё время думала о Тане. Как часто застаёт она её в последнее время и печальной и рассеянной, и все же каждый шаг её исполнен красоты. Может быть, в самом деле любовь скользнула своим тихим дыханием по её лицу?

Она поднялась на кафедру и тотчас же сошла с нее.
«Ибо, – подумала она, – если четыре крашенные доски могут возвысить человека над другими, то этот мир ничего не стоит».
И, тщательно обойдя кафедру, она приблизилась к ученикам настолько, что между ними и ею уже не было никаких преград, кроме собственных недостатков каждого

Всё это прекрасно для книги, но несколько нежизнеспособно.
Если повесть, пробуждает такой вихрь воспоминаний, мыслей и чувств, то она априори не может быть плохой.
И по традиции несколько цитат, которые вместо тысячи слов:

И дерево можно считать существом вполне разумным, если оно улыбается тебе весной, когда одето листьями, если оно говорит тебе: «Здравствуй», когда ты по утрам приходишь в свой класс и садишься на своё место у окна. И ты тоже невольно говоришь ему: «Здравствуй», хотя оно стоит за окном на заднем дворе, где сваливают для школы дрова
Кончилось детство! Как это случилось? И кто мог бы им это сказать? Ни песок, ни лес, ни камни, бывшие с ним всегда. Только родная река их одна убегала всё дальше к восходу, струилась меж темных гор. И там, в незримой дали, вставала перед ними иная, волшебная страна, простирался светлый край.
И, обнявшись, они неотступно смотрели все в одну и ту же сторону, не назад, а вперед, потому что у них ещё не было воспоминаний

Р.S: «Писатель Фраерман неотделим от человека. И человек неотделим от писателя. Литература призвана создавать прекрасного человека, и к этому высокому делу Фраерман приложил свою умелую и добрую руку. Он щедро отдает свой талант величайшей задаче для каждого из нас – созданию счастливого и разумного человеческого общества».

Константин Паустовский.

www.livelib.ru


Смотрите также