Рисунок собака баскервилей


Собаке Баскервилей — 35 лет!

Я и предположить не мог, что с животными так сложно работать на съемочной площадке. Казалось бы, простой эпизод — пуля попадает в собаку. Но ведь псу надо, как артисту, «отыграть» попадание пули, выпущенной из револьвера Лестрейда. Требовалось показать агрессивную реакцию собаки, а она по природе оказалась очень миролюбивой. Масленников предложил: мол, давайте сделаем из оловянной проволоки пульку и в собаку выстрелим, чтоб она встрепенулась. Ассистентка по актерам Наташа Яшпан, интеллигентная женщина, пристыдила режиссера, мол, вы петербуржец, как вы можете причинить собаке боль?!
Масленников, чтобы доказать, что пульки только немного взволнуют животное и не более, предложил стрельнуть ему в ногу. Пиротехник выстрелил и попал Масленникову в… чуть повыше бедра… ну вы понимаете… Мы слышим крик режиссера! Игорь Федорович схватился за мягкое место, громко вопя! В общем, реакция была та еще, и все поняли, что стрелять в собаку нельзя!!! Придумали тогда такой ход: подкладывали под пса фанеру и резко выдергивали ее, чтоб дог споткнулся. Но он оказался хитрющим — почуяв подвох, подбегая к фанере, через нее… перепрыгивал! Пришлось отснять более семи дублей, пока измаявшийся дог, устав прыгать, начал-таки спотыкаться.
Кстати, в последней сцене актер Никита Михалков побоялся сниматься рядом с догом, поэтому собаку и Михалкова снимали отдельно, а потом кадры совмещали…
В группе вспоминают, что собаке на съемках досталось по полной, но она мужественно все выдержала и стала любимицей группы. По словам актера Василия Ливанова, собака оказалась удивительной сладкоежкой — торт, привезенный на день рождения Соломина, она слопала вместе с коробкой, не оставив ни крошки.
— Долго колдовали над голосом собаки Баскервилей, — рассказывает звукорежиссер картины Ася Зверева. — Трудно сегодня восстановить «рецептуру». Использовали голоса льва, медведя, собаки, все это растягивали. Работа оказалась настолько сложной, что ее пришлось делать в Москве — в Ленинграде тогда не было хорошей аппаратуры.

fishki.net

Собака Баскервилей Дугласа Хикокса | Собака Баскервилей

Собака Баскервилей / The Hound of the Baskervilles, 1983, Великобритания, детектив, трэш.
Режиссер: Дуглас Хикокс / Douglas Hickox.

Премьера - 3 ноября 1983 г. на американском телевидении. Фильм выходил в советском кинопрокате.

Продюсером были запланированы к производству шесть телевизионных фильмов с Иеном Ричардсоном в роли Шерлока Холмса, но снято было только два - "Знак четырех" и "Собака Баскервилей".

Фильм "Собака Баскервилей" снимался в Лондоне и Девоншире.

Атмосфера ночных пустошей с искусственными скалами и туманом из сухого льда отсылает зрителя к фильму «The Hound of the Baskervilles" режиссера Sidney Lanfield (United States, 1939).

Несмотря на многочисленным изменения в деталях, основное сюжетное действие в картине осталось практически неизменным.

Тисовой аллеи в фильме нет. Преследуя убегающего сэра Чарльза, собака проникает за ним в зимний сад.

По книге, инспектор Лестрейд приезжает в Дартмур, чтобы арестовать Стэплтона. В фильме Лестрейд приезжает в Дартмур, потому что получил приказ поймать беглого каторжника. В финале фильма, когда замысел Стэплтона терпит поражение, Лестрейд отсутствует.

В фильме нет мистера Френкленда - отца Лоры Лайонс, зато присутствует ее муж Лайонс, художник.

Лайонс говорит, что видел собаку Баскервилей и даже сделал ее рисунок.

Холмс ходит по пустоши, замаскировавшись под цыгана.

В книжной сцене охоты за каторжником Ватсон высказывается, что не будет стрелять в спину невооруженному и убегающему человеку. В фильме Ватсон стреляет в Селдена, причем попадает.

Сэр Генри присутствует при моменте, когда Холмс и Ватсон находят труп каторжника.

Холмс разгадал, что причина свечения собаки - фосфор, когда обнаружил светящееся пятно, оставленное собакой на одежде погибшего каторжника.

Чтобы убедить Шерлока Холмса в своем физическом превосходстве, художник Лайонс сгибает на его глазах кочергу. Холмс выпрямляет кочергу (аллюзия на эпизод из рассказа Артура Конан Дойла "Пестрая лента").

Холмс и Ватсон находят останки спаниеля Мортимера не в логове собаки, а на пустошах.

По фильму, Стэплтон убирает Лору Лайонс как (лишнего) свидетеля.

Сэр Генри возвращается от Стэплтона не пешком, а верхом на лошади.

Внешность собаки в этом кино ближе к описанию в книге, чем во всех других постановках. В предыдущем фильме "Знак четырех" Ватсон приходит в собачий питомник и видит в вольере пса, который позже будет куплен Стэплтоном.

Стэплтон держал свою собаку не в шахтерском коттедже, а в каменной хижине неолитического периода (вроде той, в которой жил Холмс).

В хижине, где жила собака, на столе стоит заляпанная бутылка с каким-то химикатом - вероятно, с фосфором. В повести фосфор был в луженой посуде (tin).

Чтобы незаметно для Стэплтона выскользнуть из хижины, Холмс выставляет перед открытой дверью подобие своей фигуры, используя свой плащ и свою охотничью шляпу (аллюзия на эпизод из рассказа Артура Конан Дойла "Пустой дом").

Холмс пытается спасти Стэплтона, который тонет в трясине, но тщетно.

sobakabaskervilej.ru

Собака Баскервилей от Sergei за 12 октября 2016 на Fishki.net

Флеминг пишет, что удары грома, сотрясавшие все здание, и яркие вспышки молний напугали прихожан "до потери разума". Не могли ли они в таком состоянии обычную собаку, приведенную кем-то в церковь, принять за чудовище? Тем более, автор сообщает, что небо грозно потемнело, в церкви тоже стало темно и в этот момент все упали на колени. Собака среднего размера достает до плеч человека, стоящего на коленях, и в этом случае может показаться огромной. А при вспышке молний глаза животного могли светиться, как светятся красным глаза человека на фотографиях, снятых со вспышкой.
Кстати, о вспышке. Как известно, после яркой вспышки в глазах плавают черные круги. Не их ли приняли испуганные, мистически настроенные верующие за чудовище?
Ужас прихожан могло усилить еще одно обстоятельство. В Средние века нередко случались отравления хлебом, зараженным спорыньей. Алкалоид эрготамин, содержащийся в этом грибке, поражающем хлебные злаки и, попадающий в выпеченный из них хлеб, по свойствам похож на известный галлюциногенный препарат ЛСД. Под действием эрготамина может много чего привидеться.
К тому же в Англии, особенно в восточных ее графствах, распространены фольклорные рассказы о встречах с черной собакой, предвещающей несчастье: "Огромная, черная как смоль. Такой собаки никто еще из нас, смертных, не видывал. Из ее отверстой пасти вырывалось пламя, глаза метали искры, по морде и загривку переливался мерцающий огонь..." Обычно ее встречали одинокие путники ночью, в безлюдной сельской местности. По рассказам путников, в собаке сначала не проявлялось ничего, что свидетельствовало бы о ее сверхъестественной природе, и, только когда она исчезала (в некоторых описаниях - когда путник хотел погладить ее), становилось ясно, что это гость из потустороннего мира. Пес проваливался сквозь землю или исчезал со вспышкой.
Даже если автор похождений Шерлока Холмса не был знаком с брошюрой Флеминга, он наверняка знал об этих преданиях. Вот откуда могла появиться "собака Баскервилей".

fishki.net

Собаки Баскервиля — Википедия

«Собаки Баскервиля» (англ. The Hounds of Baskerville) — второй эпизод второго сезона телесериала BBC «Шерлок». Эпизод был впервые показан на BBC One 8 января 2012 года. Сценаристом серии является Марк Гэтисс, который также в сериале исполняет роль Майкрофта Холмса, брата Шерлока. Режиссёром эпизода стал Пол Макгиган. Эпизод является модернистской адаптацией «Собаки Баскервилей», одной из самых знаменитых работ сэра Артура Конана Дойла.

В этом эпизоде Холмс (Бенедикт Камбербэтч) и его партнёр Джон Ватсон (Мартин Фримен) берутся за дело Генри Найта (Расселл Тови), который 20 лет назад стал свидетелем жестокого убийства его отца «гигантским хаундом» в Дартмуре. Расследование ведёт их в Баскервиль, военно-исследовательскую базу. В заключении выясняется, что собаки были образами, вызванными психотропным препаратом, химическим оружием, создателем которого на самом деле был настоящий убийца отца Генри.

Из-за популярности романа Гэтисс чувствовал большую ответственность, так как надо было включить знакомые элементы рассказа, в отличие от того, как он это делал при адаптации малоизвестных историй. Сценарий должен был следовать элементам жанра ужасов и сделать эпизод страшным. В отличие от традиционных рассказов о привидениях, сюжет Гэтисса был сосредоточен на более современных ужасах, теориях заговора и генетической инженерии. Съёмки велись на протяжении мая 2011 года, а дополнительные видео были сняты в конце августа. Места съёмок были в основном в Южном Уэльсе, хотя частично снимали в Дартмуре. Собака была создана при помощи визуальных эффектов.

Во время трансляции по BBC One эпизод посмотрело 10 миллионов 266 тысяч зрителей в Великобритании. Этот рейтинг, хотя с небольшим снижением в аудитории по сравнению с предыдущим эпизодом, позволил эпизоду получить второе место по охвату аудитории британского телевидения в ту неделю, когда эпизод вышел в эфир. Реакция критиков по отношению к эпизоду была в целом положительной, одобрение вызвали как модернизация, так и тональная верность оригинальному источнику. Критики похвалили Камбербэтча, Фримена и Тови, а также сцену с «чертогами разума» Шерлока.

Шерлоку (Бенедикт Камбербэтч) и Джону (Мартин Фримен) наносит визит Генри Найт (Расселл Тови), который стал свидетелем убийства своего отца «гигантским хаундом» в Дартмуре 20 лет назад. После нескольких лет терапии Генри вернулся на место происшествия и снова увидел собаку, что побудило его просить о помощи. Хотя Шерлок изначально отказывается помогать, он вскоре заинтересовывается делом, когда Генри использовал слово «хаунд» вместо «собака». Шерлок и Джон прибывают в Дартмур и узнают, что хаунд является местной легендой. Они посещают Баскервиль, близлежащую научно-исследовательскую базу Министерства обороны, используя пропуск Майкрофта (Марк Гэтисс). После того, как система безопасности обнаружила, что Шерлок нелегально проник на базу, объявляется тревога, но доктор Боб Фрэнкленд (Клайв Мэнтл), несмотря на то, что знает правду, ручается за личность Шерлока, дав ему уйти с базы. Фрэнкленд говорит, что он был другом отца Генри, и что он переживает за благополучие Генри.

Генри говорит Джону и Шерлоку о словах «Либерти» (англ. Liberty) и «Ин» (англ. In) в своих снах. Шерлок, Джон и Генри затем приходят к оврагу, чтобы найти хаунда. По дороге туда Джон замечает то, что кажется сигналами азбуки Морзе (хотя это не так; это были вспышки фар машины, в которой пара людей занималась сексом). Когда Генри и Шерлок прибывают к оврагу, они оба замечают хаунда. В местной гостинице заметно потрясённый Шерлок признаётся, что видел хаунда. Джон пытается успокоить его, предполагая, что ему это померещилось. Шерлок гневно реагирует на это, отрицая, что с ним что-то не так. Джон пытается опросить терапевта Генри, Луизу Мортимер (Саша Бехарruen). Однако их прерывает Фрэнкленд, который раскрывает его прикрытие. Между тем, Генри видит галлюцинацию хаунда, крадущегося возле его дома.

На следующее утро Шерлок понимает, что «хаунд» может быть акронимом, а не словом. Пара героев натыкается на инспектора Лестрейда (Руперт Грейвс), которого прислал Майкрофт, чтобы приглядывать за Шерлоком. Они допрашивают хозяев гостиницы о недавнем заказе мяса, счёт за который заметил Джон, что показалось ему странным для вегетарианского ресторана. Хозяева держат собаку на местном болоте, чтобы привлечь туристов, но они уверяют исследователей в том, что они усыпили её. Это объяснение удовлетворяет Лестрейда, но не Шерлока, который настаивает на том, что собака, которую он увидел, была чудовищной. Позвонив Майкрофту, Шерлок вновь получает доступ к Баскервилю. Исследуя нижние уровни генетических лабораторий, Джон оказывается в ловушке, а затем слышит рычание, предполагая, что это хаунд. Заперевшись в пустой клетке, он звонит Шерлоку, который спасает его. Шерлок делает вывод, что всё это происходит из-за химического оружия, предназначенного вызывать жестокие галлюцинации. Используя технику «чертогов разума», которая позволяет ему запоминать большой объём информации, Шерлок приходит к выводу, что «Либерти» и «Ин» означают Либерти, Индиана. После просмотра секретных файлов он видит, что «Х.А.У.Н.Д.» был секретным проектом ЦРУ, направленным на создание галлюциногенного противопехотного химического оружия, но проект был закрыт. Шерлок осознаёт, что Фрэнкленд, который участвовал в проекте, втайне продолжил его.

После того, как Джон получил звонок от доктора Мортимер, которая сообщила, что Генри сбежал с пистолетом, Джон, Шерлок и Лестрейд мчатся к оврагу, где видят, как Генри готовится покончить с собой. Шерлок объясняет, что хаунд является галлюцинацией; его отец на самом деле был убит Фрэнклендом, на котором были противогаз и свитер с надписью «H.O.U.N.D. Liberty, In»; ребёнок не смог справиться с этим, поэтому его мозг обманул его. Каждый раз, когда Генри возвращался, Фрэнкленд дурманил его галлюциногеном; химическим агентом является туман, который выпускали в овраге. Когда Генри успокаивается, они все видят собаку хозяев гостиницы; Джон стреляет в неё. Шерлок находит и хватает Фрэнкленда на месте преступления. Генри понимает, что это Фрэнкленд убил его отца, так как он видел, как Фрэнкленд проводил испытание наркотика. Фрэнкленд сбегает на минное поле базы и подрывается. Когда Шерлок и Джон готовятся уехать следующим утром, Джон интересуется, почему он видел собаку в лаборатории, несмотря на то, что он не вдыхал газ из оврага. Шерлок предполагает, что Джон ранее был одурманен газом, который шёл из текущих труб в лаборатории. Позже он понимает, что это Шерлок запер его в лаборатории, чтобы проверить свою теорию. Он также указывает на то, что на этот раз Шерлок был неправ; он считал, что наркотик был в сахаре в доме Генри, и положил его в кофе Джона.

В заключительной сцене Майкрофт наблюдает за тем, как освобождают Джима Мориарти (Эндрю Скотт) из камеры, по стенам которой расписано имя Шерлока.

Сюжет основан на романе Артура Конан Дойла «Собака Баскервилей», но он, в то же время, содержит элементы и сюжетные линии из других рассказов Дойла:

  • Галлюциногенный газ из рассказа «Дьяволова нога»[1].
  • Появление Шерлока, забрызганного кровью, с гарпуном в руках, взято из рассказа «Чёрный Питер».
  • Желание Холмса чего-то покрепче чая, возможно «на семь процентов крепче», является отсылкой на употреблении им семипроцентного раствора кокаина, описанного в рассказе «Знак четырёх»[3].
  • Сцена, в которой Холмс заявляет, что поспорил с Ватсоном, взята из похожей сцены в рассказе «Голубой карбункул». В эпизоде также впервые появилась фраза «Когда отбросишь невозможное, то, что осталось, даже неправдоподобное, является правдой», взятая из нескольких историй[4].
  • Шерлок называет Лестрейда «бронзовым от загара». Эта фраза была взята из разговора из рассказа «Этюд в багровых тонах».

Кастинг[править | править код]

В июне 2011 года было объявлено, что Расселл Тови появится во втором эпизоде второго сезона «Шерлока»[5]. Тови, которому нравился «Шерлок» за то, что тот оставался верным стилю романов, несмотря на его современный лад, сказал об опыте работы в сериале: «Быть его частью было просто потрясающе», добавив: «Мне приходилось играть с Бенедиктом и Мартином, что было круто». Актёр также объяснил, что во время этих сцен «Мы проводили около двух с половиной недель ночных съёмок в Кардиффе и было такое чувство, что у меня был джетлаг»[6]. В отношении персонажа Генри, Тови не хотел, чтобы он был «невнятно говорящим и сломленным человеком», а скорее зрелым и честным, а также повреждённым и преследуемым. Гэтисс также заставил Генри демонстрировать признаки чувства вины выжившего. Племянник Тови прослушивался на роль молодого Генри, на его место был взят другой ребёнок-актёр, так как племянника посчитали слишком молодым.

Сценарий[править | править код]

«Я хотел сделать [«Собаки Баскервиля»] настолько страшным, насколько это возможно, и чтобы он был подобающей страшилкой. Но делать его историей о доме с призраками казалось неправильным. Так что я понял, что то, чего мы боимся больше всего наше время, это безликое правительство и теории заговора… и они почти являются современным эквивалентом историй с привидениями. И самое главное то, что у вас могут быть тропы из историй о привидениях. Так что вместо того, чтобы сделать Баскервиль большим жутким особняком, он стал базой… с тёмными слухами о „вещах“, которые они там производят».— Марк Гэтисс, описывая тон ужаса «Собак Баскервиля»[1]

Эпизод основан на романе «Собака Баскервилей», который был впервые выпущен в четырёх частях в период с 1901 по 1902 гг.; он считается одним из знаменитых рассказов Артура Конан Дойла о Шерлоке Холмсе, так как он был написан после того, как Дойл убил Шерлока и, следовательно, был лидером продаж. Он также был одним из самых экранизируемых романов в серии о Шерлоке Холмсе. Из-за его популярности, сценарист Марк Гэтисс чувствовал большую ответственность, так как надо было включить знакомые элементы рассказа, в отличие от того, как он это делал при адаптации малоизвестных историй[7][8]. Конан Дойл убил своего знаменитого персонажа в рассказе 1893 года «Последнее дело Холмса», но подвергся давлению популярности и написал про очередное путешествие Холмса. Гэтисс отметил, что усталость Конан Дойла от персонажа подтверждается отсутствием Холмса на протяжении половины «Собаки Баскервилей», где на первом плане была роль доктора Ватсона[1].

Однако в отличие от оригинала, продюсеры решили на первый план поставить Шерлока, так что Шерлок лишь угрожает остаться в Лондоне[7]. Кроме того, три эпизода второго сезона показывают, как Шерлок справляется с, соответственно, любовью, страхом и смертью. Здесь, продюсеры хотели, чтобы Шерлок, будучи убеждённым рационалистом, столкнулся с чем-то, что казалось невозможным, ещё потому, что их Шерлок ещё молодой персонаж, который пока что не испытывал страха. Фримен заявил, что когда он видит собаку, Шерлок становится «по-настоящему напуганным» и, на некоторое время, перестаёт доверять доказательствам, которые он видел[9].

Продюсеры также обдумывали, как сделать собаку правдоподобной, поскольку, согласно Гэтиссу, в адаптациях зрители всегда разочаровываются в собаке[10]. Поэтому Гэтисс хотел, чтобы это было больше, чем «собака со светящейся краской». В одной из сцен Генри видится галлюцинация у себя дома, где в его саду заметна собака, и при этом работает световая сигнализация. Эта сцена очевидно основана на опыте со-создателя сериала Стивена Моффата и его жены/исполнительного продюсера Сью Верчью, у которых также установлена световая сигнализация, и они часто вздрагивают, когда ночью включается свет.

Также присутствуют другие отличия от романа. Генри Найт был основан на сэре Генри Баскервиле, а персонаж Бэрримор, дворецкий в книге, стал майором армии. Другой персонаж, Флетчер, был придуман специально для эпизода; персонаж был основан на Бертраме Флетчер Робинсонеruen, журналисте, который помогал Дойлу с романом. В другой сцене Джон замечает то, что похоже на азбуку Морзе, но это не имеет отношения к делу. Моффат назвал это самым смешным примером того, когда продюсеры берут элемент из работ Дойла и «делают что-нибудь эдакое с ним». База Баскервиль была основана на исследовательском центре военной науки Портон-Даун. При проведении исследований для эпизода, Гэтисс узнал, что художники и учёные сделали светящегося кролика, используя зелёный флуоресцентный белок медузы, что легло в основу истории с участием «светящегося в темноте» кролика, созданного в Баскервиле доктором Стэплтон, матерью ребёнка, который написал Шерлоку в начале эпизода с просьбой помочь ей найти пропавшего кролика. В эпизоде указано, что сращённый «ген GFP», который позволил кролику светиться, был получен из медузы вида Aequorea victoria. Также Гэтисс предложил идею «чертогов разума», технику запоминания, происходящей из Древней Греции; идея пришла из книги иллюзиониста Деррена Брауна. Техника привела Шерлока к раскрытию секретного проекта «Х.А.У.Н.Д.».

В ранних набросках сценария Генри случайно убил Луизу Мортимер, но продюсеры не были довольны таким развитием событий, считая, что образ Генри не получился, если бы она умерла. Авторы также утверждали, что убийство отца Генри было местью, так как у него была любовница, но продюсеры и Гэтисс посчитали лучше упомянуть, что он погиб из-за того, что узнал об экспериментах Френкленда с галлюциногенным газом. Концовку также изменили: финальная сцена изначально включала в себя Мориарти, входящего в Лондонский Тауэр, но это было отложено до следующего эпизода.

Съёмки и эффекты[править | править код]

Гостиница «The Bush» в Сент-Хилари, Вейл-оф-Гламорган, была взята за основу паба «Cross Keys» в Дартмуре.

Съёмки «Собак Баскервиля» заняли около четырёх недель, большая часть которых происходила в течение мая 2011 года. Дополнительные сцены были позже сняты в июле и августе. Съёмки в основном происходили в Южном Уэльсе, некоторые части эпизода были сняты в Дартмуре, хотя продюсеры изначально не намеревались этого делать. Первый день съёмок прошёл на кладбище. Продюсеры искали деревню в Южном Уэльсе, которая выглядела «очень по-английски». Сцены вымышленного паба «Cross Keys» были сняты в гостинице «Bush Inn» в Сент-Хилари, Вейл-оф-Гламорган. Производственная команда пожертвовала деревне £500 после завершения съёмок[11]. В одной из сцен, после того как Шерлок впервые увидел хаунда, Шерлок анализирует мать и сына за соседним столом. При съёмках этой сцены Камбербэтчу приходилось вспоминать множество страниц с монологом перед камерой и говорить быстрее, чем он привык[9].

Сцены в Баскервиле были сняты в нескольких местах. Натурные съёмки были сняты на газовом заводе Baverstocks недалеко от Лвидкоэда в Мид-Гламоргане[12]. Тем временем лаборатории были сняты в двух разных местах, одним из которых была база по обработке микрочипов. Перемещение между двумя местами съёмок означало, что команде пришлось перевозить декорации. Сцены в Овраге Дюэра, где был замечен хаунд, были сняты неподалёку от Кастел-Коха. Эти сцен пришлось снимать две ночи. В какой-то момент съёмки сцены приходилось откладывать из-за дождей. Сцены в Дартмуре были сняты в таких местах, как Хэйтор и Хаунд-Тор, про последнюю из которых говорится, что там произошло действие оригинального сюжета.

На протяжении всех своих сцен Руперт Грейвс был загорелым, так как перед съёмками эпизода актёр был на Гваделупе, острове на Карибах, чтобы сыграть в «Смерти в раю». В результате Гэтисс добавил в сценарии упоминание о том, что Лестрейд был в отпуске. В оригинальном эпизоде Джон должен был увидеть галлюцинацию хаунда на складе для мяса. Однако после ознакомления с таким складом в Бристоле продюсеры поняли, что это будет очень дорого, и холодно для Фримена, что заставило их поменять решение и перенести действие сюжета в лаборатории Баскервиля. В одной из сцен Шерлок водит Land Rover, а Джон сидит рядом на пассажирском сиденье, после их прибытия в Дартмур; изначально Джон должен был сидеть за рулём машины, однако Мартин не умел водить машину. В сцене сеанса у Шерлока, Тови пришлось курить травяные сигареты, так как на съёмочной площадке было запрещено курить настоящие сигареты. На протяжении всего эпизода съёмочная группа использовала разделённые диоптрии в определённых сценах. Это была специальная техника съёмки, где два отдельных ракурса направлены на одну точку на экране. Эпизод также включает в себя кадры с собакой, которая была создана на компьютере. Хотя в начале сериал использовал CGI-графику, это был первый раз, когда визуальные эффекты были использованы в таких больших масштабах.

«Собаки Баскервиля» был впервые показан на BBC One в воскресенье 8 января 2012 года в 8:30 вечера. За ночь эпизод посмотрело 8,16 миллионов зрителей. Аудитория уменьшилась на почти 400 000 зрителей по сравнению с предыдущей неделей, но тем не менее эпизод стал самой просматриваемой программой в это время в эфире, побив в рейтингах драматический сериал ITV1 «Неприрученные»[13][14][15]. Когда учли ещё финальные рейтинги, аудитория увеличилась больше чем на 2 миллиона зрителей, собрав в целом у экранов 10,266 миллионов зрителей, что делает его самой просматриваемой программой недели[16][17]. Эпизод также повторили на цифровом канале BBC Three в субботу 14 января 2012 года в 7 часов вечера[18] и его посмотрело 710 000 зрителей[19]. Он также стал самой просматриваемой программой 2012 года на BBC iPlayer, где его посмотрело более чем 1,6 миллионов зрителей[20].

Британский совет по классификации фильмов дал эпизоду рейтинг «12 certificate» за «умеренную угрозу и насилие»[21]. Эпизод, сопровождаемый аудиокомментарием от Моффата, Гэтисса, Тови и Верчью[22], был выпущен с остальными эпизодами второго сезона в Великобритании на DVD и Blu-ray дисках 23 января 2012 года[23][24].

Учитывая успех первого сезона, в России второй сезон «Шерлока» был показан на день позже эфира в Великобритании по Первому каналу. «Собаки Баскервиля» транслировался 9 января 2012 года в 22:05 по московскому времени[25][26].

Отзывы критиков[править | править код]

Эпизод получил в основном положительные отзывы. В своём комментарии Терри Рамзи из «The Daily Telegraph» назвал переход истории от готического дома к военной научно-технической базе «вдохновляемой частью модернизации». Он похвалил двух главных актёров и сказал, что «сценарий резкий и остроумный, а модернизация просто умная, при этом остаётся верным оригиналу. Современная классика»[28]. Серена Дэвис, также из «The Daily Telegraph», похвалила эпизода за его «ритмичность, резкость и остроумие». Дэвис наградила эпизод четырьмя звёздами из пяти[29]. Крис Харви, тоже из «The Daily Telegraph», выявил целый ряд зацепок, культурных отсылок и возможных вдохновений. Он предположил, что сцена, в которой «Шерлок Холмс в одиночку вскарабкался на вершину холма в Дартмуре осматривал пейзаж снизу, является прямой визуальной отсылкой к… „Страннику над морем тумана“» немецкого пейзажиста-романтика XIX века Каспара Давида Фридриха. Харви также выявил несколько отсылок к персонажу Томаса Харриса, Ганнибалу Лектеру, сюжетные сходства с фильмом 2005 года «Бэтмен: Начало» и шутки в стиле «Скуби-Ду»[27].

Сэм Уолластон провёл для журнала «The Guardian» сравнение «Собак Баскервиля» со «Скандалом в Белгравии», написав, что у эпизода «есть ритм XXI века и искрится остроумием, которое мы ожидаем от „Шерлока“… [улавливая] суть „Собаки Баскервилей“… как и оригинал, он должным образом сделан жутким»[30]. Дэвид Бутчер из Radio Times сравнил эпизод с премьерой сезона, «Скандалом в Белгравии» Стивена Моффата, сказав, что это «скорее жуткое событие, бросающая в дрожь операторская работа, паранойя и саспенс»[31]. Кристофер Хутан из «Metro» посчитал, что эпизод был «идеальным сочетанием смутного предчувствия и современного быстроразвивающегося триллера», добавив, что «вместе с головокружительным сценарием и увлекательной игрой от Бенедикта Камбербэтча, „Шерлок“ предлагает примерно полтора потрясающих часа телевидения»[32].

«Разбирая „Собаку Баскервилей“, Марк Гэтисс столкнулся со сложной проблемой. Как сделать функциональный современный мистический триллер из истории, которая нам всем так знакома? Как взбудоражить аудиторию, которая уже знает этот детективный роман? Из искусного сюжета, скрытых инверсий, отличного изучения источника и жанра, и восхитительного чувства юмора получился ответ Гэтисса в форме „Собак Баскервиля“. Эпизод 2.2 служит психологическим ужастиком, которому хорошо удаётся пугать, прежде чем показать, что у этого сверхъестественного хаунда вполне земное происхождение».

— Луиза Меллор из «Den of Geek»[33]

Луиза Меллор из «Den of Geek» считал, что эпизод был «совершенным» в плане жанра ужасов, «с большим количеством психующих и прыгающих в тени. Элегантная музыка Арнольда и Прайса великолепно вышла на первый план в бессловесных сценах страшных галлюцинаций Ватсона и Генри». Меллор также высоко оценила «стильный почерк» Макгигана как режиссёра, обратив особое внимание на сцену с «чертогами разума», а также выступление Тови в роли Генри Найта и за то, что ей «ещё раз» пришлось увидеть, что Ватсон делает «больше, чем просто сердито вздыхает на своего соседа и извиняется перед всеми от лица Шерлока». В заключение рецензент заявила: «Я могу только повторить заключительные Шерлока Генри: „Это дело, шедевр, спасибо большое“»[33]. Крис Тилли из IGN оценил эпизод на «хорошие» 7 баллов из 10, но заявил, что хотя он и был «полон тайн и интриг», центральная история «не была достаточно сильной, чтобы заполнить 90 минут экранного времени, выдыхающаяся на середине пути и заполненная неуместными и порой раздражающими попытками сбить зрителей со следов». Тилли похвалил выступление Камбербэтча как психически сломленного Холмса и Фримена, так как его «спустили с поводка на этой неделе и Ватсон в одиночку пару раз проводил расследование», а также посчитал, что Тови был «прекрасным дополнением к ансамблю»[34].

Дэвид Льюис из «CultBox» назвал его «довольно прямолинейным триллером о химическом оружии, прикрытии и колоссальной собаке. Он также тревожный, жуткий и великолепный». Рецензент также прокомментировал внешний вид собаки: «Это не [мутант], конечно же — всего лишь злая на вид псина, нанятая Гэри и Билли, чтобы зазывать своих выпивох для бизнеса — и, к счастью, как и все предыдущие собаки, которые преследовали Холмса в кино и на телевидении уже около ста лет, она выглядит потрясающе никудышной, когда она наконец появляется». Льюис оценил эпизод на 4 звезды из 5[35]. Морган Джеффри из «Digital Spy» считал, что «Собаки Баскервиля» был «отличной частью „Шерлока“ — весёлый, угрюмый и, порой, по-настоящему страшный». Джеффри чувствовал, что финальное воплощение собаки было впечатляющим, и похвалил работу CGI, а также выступления Камбербэтча и Фримена[36].

Тем не менее, некоторые критики дали эпизоду смешанные и отрицательные отзывы. Том Райан из «WhatCulture» дал эпизоду две с половиной звезды из пяти. Его итог в рецензии таков: «Учитывая популярность оригинальной книги и успех нынешнего сериала, можно с уверенностью предположить, что эпизод прошлой ночи был, пожалуй, самым ожидаемым выпуском шоу с момента его создания. Жаль, что он не был таким впечатляющим»[37]. Писатель из «The Guardian» Стюарт Херитэдж заявил: «„Собаки Баскервиля“ был не столь восторженно принят как другие приключения, наверно из-за количества времени, проведённое Камбербэтчем и Фрименом порознь. Середина эпизода, где Ватсон в негодовании оставил Шерлока в гостинице после выслушивания одного из его причудливых монологов вроде „этот мужчина — левша, и ещё собачья шерсть на одном из его носков“, чувствовалась медленным и плоским именно потому, что не было химии между двумя главными героями, которую мы ожидаем от „Шерлока“»[38]. Джим Шелли из «The Daily Mirror» заявил, что эпизод был «разочарованием», добавив, что контрастное появление хаунда из оригинальной книги было «нудным трактатом против вивисекции». Однако Шелли заявил, что ему понравилась сцена «чертогами разума»[39].

  1. 1 2 3 McLean, Gareth Mark Gatiss on writing «The Hounds of Baskerville» (неопр.). Radio Times. BBC Magazines (8 января 2012). Дата обращения 8 января 2012.
  2. ↑ Review: «The Hounds of Baskerville» (Sherlock 2x2) (неопр.) (недоступная ссылка). Leaky News (13 января 2012). Дата обращения 15 мая 2012. Архивировано 3 ноября 2013 года.
  3. ↑ Sherlock Review: «The Hounds of Baskerville» (неопр.). TV Fanatic (13 мая 2012). Дата обращения 15 мая 2012.
  4. Jeffery, Morgan Russell Tovey to appear in 'Sherlock' (неопр.). Digital Spy. Hachette Filipacchi Médias (30 июня 2011). Дата обращения 6 мая 2012.
  5. Martin, Will Russell Tovey ('Sherlock' and 'Being Human') interview (неопр.). Cult Box (1 ноября 2011). Дата обращения 6 мая 2012.
  6. 1 2 Jeffery, Morgan 'Sherlock' Mark Gatiss Q&A: 'Horror is a big part of Sherlock Holmes' (неопр.). Digital Spy. Hachette Filipacchi Médias (5 января 2012). Дата обращения 8 января 2012.
  7. Gaskell, Simon Sherlock writer Steven Moffat furious with sexist claim (неопр.) (недоступная ссылка). Wales Online. Trinity Mirror (4 января 2012). Дата обращения 4 января 2012. Архивировано 10 марта 2012 года.
  8. 1 2 Benedict Cumberbatch, Martin Freeman, Paul McGuinan, Steven Moffat. Sherlock Uncovered [Sherlock, Complete Second Series (DVD/Blu-ray) Disc 2]. 2 Entertain.
  9. Gilbert, Gerard. The case of the amazing reinvention: On set with the stars of TV's Sherlock, The Independent, Independent Print Limited (9 декабря 2011). Дата обращения 9 января 2012.
  10. ↑ Village pub to feature in final episode of Sherlock (неопр.). Wales Online. Trinity Mirror (7 января 2012). Дата обращения 17 января 2012.
  11. ↑ Sherlock cult following to boost tourism in South Wales (неопр.). Wales Online. Trinity Mirror (17 января 2012). Дата обращения 17 января 2012.
  12. Lee, Ben 'Dancing on Ice' opens to 8.7m on ITV1 (неопр.). Digital Spy. Hachette Filipacchi Médias (9 января 2012). Дата обращения 5 мая 2012.
  13. Millar, Paul 'EastEnders' Pat death, 'Sherlock' beat 'Harry Potter' ITV premiere (неопр.). Digital Spy. Hachette Filipacchi Médias (2 января 2012). Дата обращения 5 мая 2012.
  14. Plunkett, John Dancing on Ice left clueless by Sherlock (неопр.). The Guardian. Guardian Media Group (9 января 2012). Дата обращения 5 мая 2012.
  15. ↑ Weekly Top 10 Programmes (select BBC1 and w/e 8 January 2011) (неопр.). Broadcasters' Audience Research Board. Дата обращения 5 мая 2012.
  16. ↑ Weekly Top 30 Programmes (select w/e 8 January 2012) (неопр.). Broadcasters' Audience Research Board. Дата обращения 5 мая 2012.
  17. ↑ Sherlock — Broadcasts in January 2012 (неопр.). BBC Online. BBC. Дата обращения 7 мая 2012.
  18. ↑ Weekly Top 10 Programmes (select BBC3 and w/e 15 January 2011) (неопр.). Broadcasters' Audience Research Board. Дата обращения 7 мая 2012.
  19. ↑ Sherlock episode with naked Lara Pulver most watched show on BBC iPlayer (неопр.). The Daily Telegraph (29 мая 2012). Дата обращения 8 июня 2012.
  20. ↑ SHERLOCK — THE HOUNDS OF BASKERVILLE Video (неопр.). British Board of Film Classification (20 декабря 2011). Дата обращения 8 января 2012.
  21. ↑ SHERLOCK — THE HOUNDS OF BASKERVILLE Audio (неопр.). British Board of Film Classification (20 декабря 2011). Дата обращения 8 января 2012.
  22. ↑ Sherlock: Series 2 (DVD) (неопр.) (недоступная ссылка). BBC Shop. BBC Online. Дата обращения 7 мая 2012. Архивировано 20 января 2012 года.
  23. ↑ Sherlock: Series 2 (Blu-ray) (неопр.) (недоступная ссылка). BBC Shop. BBC Online. Дата обращения 7 мая 2012. Архивировано 20 января 2012 года.
  24. ↑ На телеэкраны выходит новый сезон многосерийного британского фильма «Шерлок Холмс» (неопр.). Первый канал (2 января 2012). Дата обращения 14 января 2017.
  25. Страховская, Ольга. Пижамные каникулы: Чем заняться дома в новогодние праздники 2012 (неопр.). The Village (2 января 2012). Дата обращения 24 марта 2017.
  26. 1 2 Harvey, Chris Sherlock: The Hounds of Baskerville, BBC One: five talking points (неопр.). The Daily Telegraph. Telegraph Media Group (9 января 2012). Дата обращения 9 января 2012.
  27. Ramsey, Terry Sherlock, episode two, BBC One, preview (неопр.). The Daily Telegraph. Telegraph Media Group (6 января 2012). Дата обращения 8 января 2012.
  28. Davies, Serena Sherlock: The Hounds of Baskerville, BBC One, review (неопр.). The Daily Telegraph. Telegraph Media Group (8 января 2012). Дата обращения 9 мая 2012.
  29. Wollaston, Sam TV review: Borgen; Sherlock (неопр.). The Guardian. Guardian Media Group (7 января 2012). Дата обращения 8 января 2012.
  30. Butcher, David Sherlock Series 2 — 2. The Hounds of Baskerville (неопр.). Radio Times. BBC Magazines. Дата обращения 8 января 2012.
  31. Hootan, Christopher Sherlock showed how the remake should be done (неопр.). Metro. Associated Newspapers (8 января 2012). Дата обращения 10 мая 2012.
  32. 1 2 Mellor, Louisa Sherlock series 2 episode 2: The Hounds of Baskerville review (неопр.). Den of Geek (8 января 2012). Дата обращения 9 мая 2012.
  33. Tilly, Chris Sherlock: «The Hounds of Baskerville» Review (неопр.). IGN. News Corporation (9 января 2012). Дата обращения 9 мая 2012.
  34. Lewis, David 'Sherlock': 'The Hounds of Baskerville' review (неопр.). CultBox (8 января 2012). Дата обращения 9 мая 2012.
  35. Jeffery, Morgan 'Sherlock': 'The Hounds of Baskerville' recap (неопр.). Digital Spy. Hachette Filipacchi Médias (8 января 2012). Дата обращения 9 мая 2012.
  36. Ryan, Tom TV Review: SHERLOCK 2.2, 'The Hounds of Baskerville' (неопр.) (недоступная ссылка). WhatCulture (10 января 2012). Дата обращения 10 мая 2012. Архивировано 13 января 2012 года.
  37. Heritage, Stuart Sherlock: it's all about the double act (неопр.). The Guardian. Guardian Media Group (9 января 2012). Дата обращения 10 мая 2012.
  38. Shelley, Jim Sherlock the coolest detective around while Endeavour is Morse Minor (неопр.). Daily Mirror. Trinity Mirror (9 января 2012). Дата обращения 10 мая 2012.

ru.wikipedia.org

«Собака Баскервилей (с иллюстрациями)» читать онлайн книгу автора Артур Конан Дойл на MyBook.ru

Сегодня днем, попереживав за героев книги о любви и ревоюции, вечер захотелось отдать моему некогда обожаемому Артуру Конан Дойлу. Собственно, когда-то в незапамятные времена эту книгу я уже читала, что и неудивительно, повесть ведь весьма популярна и это заслуженно. Тем не менее представлю вам книгу по всей форме.

Сюжет. К Шерлоку Холмсу за помощью обращается сэр Генри Баскервиль, молодой баронет, только что получивший в наследство Баскервиль-холл, вместе со всеми фамильными портретами (что немаловажно) и, конечно же, Бэрримором с его неподражаемым: "Овсянка, сэр!", обращается к мистеру Шерлоку Холмсу с необычной проблемой - на сей раз нужно изловить нестандартного преступника, семейного призрака-легенду. Но разве что-то может остановить гений Холмса, пусть даже это сам дьявол?

О личности Шерлока можно писать бесконечно много. Он интересен, чертовски интересен. Гениальность его способности мыслить отрицать невозможно, он абсолютно точно выхватывает детали, умея выделить основное. Думаю, что ключ его наблюдательности в следующем: Холмс видит, потому что знает куда смотреть. Даже в самые волнительные моменты, он остается сосредоточенным. Поразительное свойство. По крайней мере мне оно недоступно даже в самых смелых мечтах.

Шерлок несомненно самолюбив. Мне еще в детские годы было жалко милого доброго Уотсона, который по первому зову бросал все свои дела, чтобы участвовать в очередном расследовании и при этом рассказы/повести, в которых нет тычков в адрес ненаблюдательности Уотсона, по пальцам пересчитать можно.

Еще одно потрясающее свойство Холмса, это умение его отключаться от проблемы, с которой невозможно ничего сделать в данную минуту. И, кстати, в большей части случаев мне это тоже удается, а научилась этому я именно у мистера Холмса, ибо читала его в нежном возрасте и перечитывала не единожды. То, что я переняла это у Холмса, я поняла только что, потому как, перечитывая "Собаку" вспомнила как мне нравилась в нем эта черта и тут же вспомнилось приятное удивление, с которым я обнаружила в себе нечто подобное пару лет назад.

А теперь будьте любезны дать мне скрипку, и мы отложим всякое попечение об этом деле в надежде на то, что завтрашний визит доктора Мортамера и сэра Генри Баскервиля даст нам новую пищу для размышлений.

Зло спрятано замечательно, когда я перечитывала сейчас, я то, конечно, знала кто есть кто, просто наслаждалась повествованием, но пятнадцать лет назад я в полной мере оценила умение сэра Конан Дойла удивлять.

И в этот раз, также как и при первом прочтении, просто обязана отметить прекрасные человеческие качества Уотсона - благородство, скромность, преданость. Я б на его месте, наверняка, разочек высказалa бы мистеру Холмсу все что думаю о его манере обращения с ближайшим другом))

mybook.ru

Читать онлайн электронную книгу Собака Баскервилей The Hound of the Baskervilles - X. Извлечение из дневника доктора Ватсона бесплатно и без регистрации!

До сих пор я был в состоянии вести рассказ по донесениям, которые посылал тогда Шерлоку Холмсу. Но теперь я дошел до пункта, принуждающего меня отбросить этот источник и снова довериться своим воспоминаниям, подкрепляя их дневником, который я вел в то время. Несколько извлечений из него перенесут меня к тем сценам, которые все, до малейшей подробности, неизгладимо запечатлелись в моей памяти. И так я начинаю с утра, последовавшего за нашею неудачною погонею и странными приключениями на болоте.

Октября 16-го. День пасмурный и туманный: моросит дождь. Над домом несутся тяжелые тучи; они по временам разрываются и открывают вид на мрачное, изрытое болото с тоненькими серебряными жилками по склонам холмов и блеском отдаленных валунов, когда луч света падает на их мокрую поверхность. Грустно снаружи, грустно и в доме. Баронетом овладела мрачная реакция после возбуждений прошлой ночи. Я сам чувствую какую-то тяжесть на сердце, а сознание угрожающей опасности, — опасности тем более страшной, что я не могу ее определить, — томит меня.

И разве у меня нет оснований для такого опасения? Надо принять в соображение целый ряд инцидентов, которые все указывают, что что-то угрожающее деятельно орудует вокруг нас. Во-первых, смерть последнего владельца голля, происшедшая при условиях, замечательно точно подходящих к семейной легенде, затем многочисленные пересказы крестьян о появлении странного существа на болоте. Наконец, я сам, собственными ушами, дважды слышал звук, похожий на отдаленный собачий вой. Невероятно, невозможно, чтобы это было что-нибудь сверхъестественное, не подчиняющееся обыкновенным законам природы. Немыслимо представить себе какую-то призрачную собаку, оставляющую материальные отпечатки следов своих лап и оглашающую воздух своим воем. Стапльтон может поддаваться такому суеверию, а также и Мортимер, но если у меня есть какое-нибудь качество, то это качество — здравый смысл, и ничто не заставит меня поверить такому абсурду. Поверить ему значило бы спуститься до уровня этих бедных мужиков, которые не только допускают существование вражеской собаки, но еще и описывают ее, как чудовище, из глаз и пасти которого пылает адский огонь. Холмс не стал бы и слушать такие выдумки, а я его агент. Но фактов нельзя отрицать, а факт тот, что я дважды слышал вой на болоте. Вот если бы предположить, что на болоте действительно бродит какая-нибудь громадная собака — это многое бы объяснило. Но где такая собака может прятаться, где она добывает себе пищу, откуда она прибежала и почему ее никто не видал никогда днем? Надо признаться, что естественное объяснение так же затруднительно, как и сверхъестественное. Да тут еще, помимо собаки, является факт человеческого вмешательства в Лондоне: человек в кэбе и письмо, предостерегавшее сэра Генри против болота. Последнее по крайней мере было реально, но оно могло быть делом как доброжелателя, так и недруга. Где находится теперь этот доброжелатель или недруг? Остался ли он в Лондоне или последовал за нами сюда? Не его ли я видел на вершине горы?

Правда, я имел время только раз взглянуть на него, но есть некоторые данные, за которые я могу поручиться головою. Во-первых, это не был кто-либо из тех, кого я встречал тут, а я теперь видел всех соседей. Он несравненно выше Стапьлтона и несравненно тоньше Франкланда. Это по фигуре мог быть Барримор, но последнего мы оставили в доме, и я уверен, что он не мог последовать за нами. Значит, какой-то незнакомец продолжает следить за нами и здесь. Если бы я мог наложить руки на этого человека, то мы, наконец, покончили бы со всеми своими недоумениями. К достижению этой цели я должен теперь направить всю свою энергию.

Первым моим побуждением было сообщить сэру Генри о всех моих планах. Но вторым и самым благоразумным было решение не впутывать его в свою игру и говорить как можно меньше с кем бы то ни было. Он молчалив и рассеян. Его нервы удивительно потрясены звуком, слышанным им на болоте. Я ничего не скажу, что могло бы увеличить его опасения, и один приму меры для достижения своей цели. Сегодня утром, после завтрака, произошел небольшой инцидент. Барримор попросил у сэра Генри позволения переговорить с ним, и они заперлись вдвоем в кабинете. Сидя в биллиардной, я несколько раз слышал, что голоса их возвышались, и я мог себе представить, о чем идет речь. Вскоре баронет открыл дверь и позвал меня.

— Барримор находит, что он обижен, — сказал сэр Генри. — Он думает, что с нашей стороны было непорядочно преследовать его шурина после того, как он сам, по доброй воле, выдал нам свою тайну.

Дворецкий стоял перед нами бледный, но спокойный.

— Я, может быть, погорячился, сэр, — сказал он, — в таком случае прошу у вас прощения. Но я был очень удивлен, когда услыхал, как вы сегодня утром возвращались вдвоем, и узнал, что вы охотились за Сельденом. У бедного малого достаточно с кем бороться без того, чтобы и я еще выпускал врагов по его следам.

— Если бы вы нам все рассказали по своей доброй воле, то это было бы другое дело, — сказал баронет. — Вы же, или, вернее, ваша жена рассказала все только тогда, когда были силою принуждены это сделать и не могли поступить иначе.

— Я не думал, сэр Генри, что вы этим воспользуетесь, — право, не думал.

— Человек этот опасен для общества. На болоте разбросаны одинокие жилища, а он такой молодец, который нападет ни за что, ни про что. Стоит только взглянуть на его лицо, чтобы убедиться в этом. Вот хотя бы дом мистера Стапльтона, в котором нет другого защитника, кроме его самого. Никто не может чувствовать себя в безопасности, пока Сельден не будет под замком.

— Нет, сэр; он не ворвется ни в чей дом. Даю вам в том свое честное слово. Он никого не потревожит больше в этой стране! Уверяю вас, сэр Генри, что через несколько дней будут окончены все приготовления к его отъезду в Южную Америку. Ради Бога, прошу вас, сэр, не сообщать полиции о том, что он все еще находится на болоте. Она уже отказалась разыскивать его здесь, и он может спокойно прятаться, пока не будет все готово к его отъезду. Вы не можете выдать его, не причинив моей жене и мне большого горя. Умоляю вас, сэр, ничего не говорить полиции.

— Что вы скажете, Ватсон?

Я пожал плечами и сказал:

— Если он уберется из Англии, это избавит плательщика податей от лишней тяжести.

— Ну, а что, если он перед отъездом укокошит кого-нибудь здесь?

— Нет, сэр, он не поступит так безрассудно. Мы снабдили его всем, в чем он мог нуждаться. Совершив же преступление, он выдаст место, где прячется.

— Это правда, — произнес сэр Генри. — Ладно, Барримор…

— Да благословит вас Бог, сэр; благодарю вас от всего сердца! Если бы его снова забрали, это убило бы мою бедную жену.

— Я полагаю, Ватсон, что мы поощряем и содействуем уголовному делу. Но после того, что мы слышали, я чувствую, что не могу выдать этого человека, ну, так и конец всему этому. Ладно, Барримор, теперь можете идти.

После нескольких несвязных слов благодарности дворецкий повернулся, чтобы уйти, но, постояв в нерешительности, вернулся и снова заговорил:

— Вы были так добры к нам, сэр, что и мне, в свою очередь, хотелось бы сделать для вас все, что в моей власти. Я знаю нечто такое, сэр Генри, о чем, может быть, сказал бы и раньше, но я узнал это спустя долгое время после следствия. Я никому ни слова не говорил об этом. Это касается смерти бедного сэра Чарльза.

Баронет и я разом вскочили на ноги.

— Вы знаете, как он умер?

— Нет, сэр, этого я не знаю. Так что же?

— Я знаю, для чего он пошел к калитке в такой час. Для того, чтобы встретиться с женщиною.

— Чтобы встретиться с женщиною! Он?

— Да, сэр.

— Имя этой женщины?

— Я не могу вам сказать ее имени, сэр, но могу вам сообщить его начальные буквы. Эти буквы Л. Л.

— Как вы это узнали, Барримор?

— Ваш дядя, сэр Генри, получил в то утро письмо. Обыкновенно он получал их очень много, так как был популярен и хорошо известен, как добрый человек, и всякий, кто нуждался, обращался к нему. Но в то утро случилось так, что он получил одно только это письмо, а потому я и обратил за него внимание. Оно было из Кумб-Трасей, и адрес был написан женской рукою.

— Ну?

— Я больше не думал об этом письме и никогда бы не вспомнил о нем, если бы не моя жена. Несколько недель тому назад она чистила кабинет сэра Чарльза (его не трогали со дня его смерти) и нашла за каминной решеткой остатки сожженного письма. Большая часть его превратилась в пепел, но маленькая полоска, — конец страницы, — еще держался, и можно было прочесть то, что было написано на ней, хотя буквы были серые на черном фоне. Нам казалось, что это был постскриптум, и он гласил: «Пожалуйста, пожалуйста, прошу вас, как джентльмена, сожгите это письмо и будьте у калитки в десять часов». Под ним стояли буквы Л. Л.

— Сохранили вы этот клочок?

— Нет, сэр, — когда мы дотронулись до него, он рассыпался.

— Получал ли сэр Чарльз раньше письма, написанные этим почерком?

— Ах, сэр, я не обращал особенного внимания на его письма. Я и этого бы не заметил, если бы оно не пришло одно.

— И вы не догадываетесь, кто это может быть Л. Л.?

— Нет, сэр. Но я думаю, что если бы мы могли добраться до этой дамы, то больше бы узнали о смерти сэра Чарльза.

— Я не понимаю, Барримор, как вы могли скрыть такой важный факт.

— Ах, сэр, это произошло тотчас же после того, как нас постигло наше личное горе. Кроме того, мы оба очень любили сэра Чарльза и были ему благодарны за все, что он для нас сделал. Раскапывание всего этого не могло воскресить нашего бедного господина, и следует быть осторожным, когда в дело замешана дама. Даже лучшие из нас…

— Вы думаете, что это могло бы нанести ущерб его репутации?

— Ах, сэр, я думал, что ничего хорошего не выйдет из этого. Но теперь вы были добры к нам, и я чувствую, что не хорошо было бы не рассказать вам все, что я знаю о деле.

— Прекрасно, Барримор, можете идти.

Когда дворецкий вышел, сэр Генри быстро обратился ко мне с вопросом:

— Ну, Ватсон, что вы думаете об этом новом свете?

— От него стало как будто еще темнее.

— И я тоже нахожу. Но если бы нам только удалось напасть на след Л. Л., то все дело разъяснилось бы. Хоть это у нас в барышах. Мы знаем, что есть женщина знакомая с событиями, только бы нам найти ее. Как вы думаете, что нам делать?

— Тотчас же сообщить обо всем Холмсу. Это даст ему ключ, которого он искал, и который, я уверен, приведет его сюда.

Я тотчас же отправился в свою комнату и составил свое донесение Холмсу об утреннем разговоре. Для меня было очевидным, что он был очень занят, потому что записки, полученные мною из Бекер-стрита, были редки, коротки, без всяких комментариев на сообщаемые мною сведения и почти без упоминания о порученной мне миссии. Он, без сомнения, всецело поглощен занимающим его шантажным делом. Но этот новый фактор наверное остановит его внимание и возбудит вновь его интерес. Мне бы хотелось, чтобы он был здесь.

Октября 17-го. Сегодня целый день лил дождь; он шумел в плюще и капал с крыш. Я думал о преступнике на мрачном, холодном, пустынном болоте. Бедный человек! Каковы бы ни были его преступления, он достаточно настрадался, чтобы несколько искупить их. Я также подумал о том другом, — о лице, которое мы видели в кэбе, о фигуре, которую я видел на горе при луне. Не находится ли среди этого потока и он, — невидимый наблюдатель, человек тьмы? Вечером я надел свой непромокаемый плащ и пошел далеко по бушевавшему болоту, полный мрачных картин, которые мне рисовало воображение, между тем как дождь хлестал мне в лицо и ветер затекал в уши. Да поможет Господь тем, кто бродит теперь по большой трясине, так как и твердая земля становится топью. Я попал на черную вершину, на которой заметил в ту ночь одинокого человека, и оттуда стал всматриваться в мрачное пространство, расстилавшееся подо мною. Потоки дождя омывали бурые холмы, и тяжелые, свинцовые тучи низко нависли над болотом и тянулись в виде серых гирлянд по их склонам. Далеко налево, между двух холмов, наполовину скрытые туманом, подымались над деревьями две тоненькие башенки Баскервиль-голля. Они были единственными видимыми для меня признаками человеческой жизни, помимо доисторических хижин, густо разбросанных по склонам холмов. Нигде не было видно и признаков того человека, которого я видел на этом самом месте за две ночи перед тем.

Когда я возвращался домой, меня обогнал доктор Мортимер, ехавший в кабриолете по неровной болотной дорожке, ведущей к отдаленной Фаулмайрской ферме. Доктор Мортимер был очень внимателен к нам, и не проходило дня, чтобы он не заезжал в голль узнать, как мы поживаем. Он настоял на том, чтобы я сел в его кабриолет, и довез меня до дому. Он был очень огорчен исчезновением своего спаньеля; собачка побежала на болото и не возвращалась оттуда. Я утешал его, как умел, но подумал о пони в Гримпенской трясине и полагаю, что он никогда больше не увидит своей собачки.

— Кстати, Мортимер, — сказал я, пока мы тряслись по болотной дорожке, — полагаю, что немного в этой местности людей, которых бы вы не знали.

— Вряд ли найдется хоть один такой человек.

— Так не можете ли вы мне назвать женщину, имя и фамилия которой начинаются на Л.?

Он подумал и сказал:

— Нет. Тут есть несколько цыган и рабочих, имен которых я вам не могу назвать, но между фермерами и интеллигентными людьми нет ни одного, имя и фамилия которого начинались бы на Л. Впрочем, подождите, — прибавил он, помолчав, — есть Лаура Ляйонс, но она живет в Кумб-Трасей.

— Кто она такая? — спросил я.

— Дочь Франкланда.

— Что? Старого маниака Франкланда?

— Именно. Она вышла замуж за художника Ляйонса, который приезжал рисовать эскизы на болоте. Он оказался негодяем и бросил ее. Впрочем, говорят, что следует винить обе стороны. Отец отказался от нее, потому что она вышла замуж без его согласия, а может быть и по другим причинам. Таким образом бедной женщине плохо пришлось между старым и молодым грешниками.

— Чем она живет?

— Я думаю, что старик дает ей на пропитание, но не более, так как его дела очень плохи. Но, чего бы она ни заслужила, все-таки нельзя было допустить, чтобы она плохо кончила, благодаря отсутствию помощи. Ее история стала тут известною, и несколько человек приняли в ней участие, желая дать ей возможность честно зарабатывать свой хлеб. То были Стапльтон и сэр Чарльз, да и я внес свою лепту, чтобы приобрести ей пишущую машину и пристроить к делу.

Мортимер желал узнать цель моих расспросов, но мне удалось удовлетворить его любопытство, не высказав слишком много, потому что излишне нам вмешивать кого бы то ни было в наши дела. Завтра утром я доберусь до Кумб-Трасей и, если мне удастся увидеть эту сомнительной репутации Лауру Ляйонс, я сделаю крупный шаг к выяснению одного инцидента в этой цепи тайн. Я, без сомнения, приобретаю змеиную мудрость, потому что, когда Мортимер уж очень стал притеснять меня вопросами, я спросил его, к какому типу принадлежит череп Франкланда, после чего, в продолжение всего остального пути, слышал только о краниологии. Недаром же я прожил столько лет с Шерлоком Холмсом.

Мне остается передать еще один только инцидент, имевший место в этот ненастный печальный день, а именно разговор с Барримором, давший мне, для своевременного хода, крупную карту в руки.

Мортимер остался обедать, а после обеда они с баронетом сели играть в экарте. Дворецкий принес мне кофе в библиотеку, и я этим воспользовался, чтобы задать ему несколько вопросов.

— Скажите, — начал я, — ваш драгоценный родственник уехал или все еще прячется там?

— Не знаю, сэр. Я надеюсь всею душою, что он уехал, потому что он принес сюда с собою одно только горе! Я ничего не слыхал о нем с тех пор, как отнес ему в последний раз пищу, а это было три дня тому назад.

— Видели вы его тогда?

— Нет, сэр, но когда в следующий раз я пошел туда, то пища исчезла.

— Так он наверное там был?

— Так можно думать, разве что ее взял другой человек.

Я не донес чашки до рта и уставился на Барримора.

— Так вы знаете, что там есть другой человек?

— Да, сэр, на болоте есть другой человек.

— Видели вы его?

— Нет, сэр.

— Так почем вы знаете о его существовании?

— Сельден сообщил мне о нем с неделю или больше тому назад. Он тоже прячется, но, насколько я понял, он не беглый преступник. Мне это не нравится, доктор Ватсон, — говорю вам откровенно, не нравятся мне это.

Он выговорил это со страстною сериозностью.

— Слушайте, Барримор. В этом деле у меня нет другого интереса, кроме интереса вашего господина. Я приехал сюда с единственною целью ему помочь. Так скажите мне чистосердечно, что вам не нравится?

Барримор колебался несколько мгновений, как будто он раскаивался в своей вспышке или затруднялся словами выразить свои чувства.

— Все, что тут творится, сэр, — воскликнул он, наконец, указывая рукою по направлению к залитому дождем окну, выходящему на болото. — Где-то ведется нечистая игра, и заваривается какая-то гадость, за это я готов поручиться! Как я был бы рад, если бы сэр Генри собрался обратно в Лондон.

— Но что же так пугает вас?

— Вспомните смерть сэра Чарльза! Это было достаточно скверно, чтобы там ни говорил следователь. Вспомните о ночных шумах, происходящих на болоте! Не найдется человека, который согласился бы пройти через него после захода солнца, хотя бы ему и заплатили за это. Подумайте о незнакомце, который прячется там, караулит и ждет! Чего он ждет? Что это значит? Это не предвещает ничего хорошего для всякого, носящего фамилию Баскервиль, и я буду очень рад освободиться от всего этого, когда новые слуги сэра Генри будут готовы принять от меня заботы о голле.

— Но не можете ли вы мне сказать что-нибудь об этом незнакомце? — спросил я. — Что говорил Сельденъ? Узнал ли он, где он прячется и что делает?

— Он видел его раза два, но это хитрая штука и ничего не выдаст. Сперва Сельден думал, что он принадлежит к полиции, но затем увидел, что он ведет свою собственную игру. Он нечто в роде джентльмена, но что он делает, Сельден не мог узнать.

— A где он живет?

— В развалинах на склоне холма, в каменных хижинах, которые служили жилищем древнему народу.

— Ну, а как же насчет пищи?

— Сельден узнал, что он добыл себе мальчика, который работает на него и приносит ему все, что нужно из Кумб-Трасей.

— Прекрасно, Барримор. Мы можем поговорить об этом подробнее в другой раз.

Когда дворецкий ушел, я подошел к темному окну и посмотрел через забрызганное стекло на несущиеся тучи и раскачиваемые бурею деревья. Ночь ужасная и что должно твориться в каменной хижине на болоте? Какая страстная ненависть может заставить человека прятаться в таком месте, в такое время? Или какая глубоко сериозная цель вызывает его на такой подвиг? Там, в хижине на болоте, находится, по-видимому, самая суть задачи, столь тяжко озабочивающей меня. Клянусь, что не пройдет дня, как я сделаю все, что только может сделать человек для того, чтобы добраться до самого сердца тайны.

librebook.me

Глава 4. Cобака баскервилей - неразгаданная загадка Александра Элдера (начало).

Содержание главы

«Собака Баскервилей» - новая модель ПРОДОЛЖЕНИЯ тренда - была описана Александром Элдером в книге «Основы биржевой торговли».

А. Элдер писал:

«Собака Баскервилей». Этот сигнал возникает тогда, когда надежная фигура не сопровождается ожидаемой реакцией рынка, и цены движутся в противоположном направлении. Например, «голова и плечи» указывают, что восходящий тренд закончился. Если цены продолжают расти, то это дает сигнал «Собака Баскервилей».

Объяснение Элдера о названии этой фигуры:

«Сигнал назван по повести Артура Конан Дойля, в которой Шерлок Холмс нашел ключ к разгадке, когда заметил, что собака семьи не лаяла в момент совершения убийства. Это означало, что собака знала убийцу, и, следовательно, дело семейное. Сигналом явилось отсутствие действия - отсутствие ожидаемого лая! Когда рынок отказывается «лаять» после вполне доброкачественного сигнала, это дает вам «Собаку Баскервилей». Если рынок отказывается поворачивать и продолжает стремиться вверх, то это дает сигнал «Собака Баскервилей».

«Собака Баскервилей» - сигнал или модель ПРОДОЛЖЕНИЯ тренда?

  • Для Александра Элдера «Собака Баскервилей» - это сигнал ПРОДОЛЖЕНИЯ тренда.
  • Никто из классиков технического анализа (Мэрфи, Швагер, Лука, Найман и др.) не включил этот «сигнал» в перечень моделей (фигур) продолжения тренда (прямоугольник, флаг, вымпел, клин, треугольники, гэп). Подробно о моделях (фигурах) продолжения тренда см. главы кн. 2 Masterforex-V http://www.masterforex-v.org/mf_books/book2/section1/chapter11.html, http://www.masterforex-v.org/mf_books/book2/section1/chapter12.html

Наша задача:

  • показать, что «Собака Баскервилей» в торговой системе Masterforex-V - это не только сигнал (?), но модель ПРОДОЛЖЕНИЯ тренда, которую интуитивно почувствовал, зафиксировал и красиво назвал Александр Элдер... и которую так и не смог разрешить.
Суть показанной, но не разрешенной Элдером проблемы модели «Собака Баскервилей» и их решение в торговой системе Masterforex-V
  • А. Элдер показывает, но не объясняет алгоритм решения проблемы, с которой сталкивается каждый трейдер рынка Форекс, а именно, КАК, ГДЕ и ПОЧЕМУ модель разворота тренда («голова и плечи»)... неожиданно превращается в сигнал/фигуру продолжения тренда.
  • Один из многочисленных примеров «Собаки Баскервилей» подробно описан в главе книги 2 Masterforex-V (как Найман пропустил более тысячи пунктов в течение и нескольких (!) месяцев медвежьего движения д1 в ожидании фигуры «голова и плечи», открыл сделку sell в самом низу медвежьего движения и сделал пародоксальный вывод о своей ошибке... что «лучшим решением тогда, пишет Найман, было либо подождать (!) определения ситуации либо получить другие (?) подтверждающие сигналы). http://www.masterforex-v.org/mf_books/book2/section2/chapter3.html.

 

Рис. 1. Место пересечения двух сигналов

Это один из многочисленных примеров как коварна и жестока бывает модель ПРОДОЛЖЕНИЯ тренда «Собака Баскервилей», когда не понятна ее суть, детали, закономерности, не описанные никем из классиков технического анализа трейдинга.


В этой главе - суть неразгаданной загадки Элдера «Собака Баскервилей», на которой и попался Эрик Найман при открытии сделки sell в самом низу медвежьего движения:

  • фигура «голова и плечи», на взгляд Наймана, сформировалась (см. внизу рисунка модель этой фигуры)... но вместо фигуры разворота тренда «модель голова и плечи»... вдруг превратилась в фигуру продолжения тренда.

«Собака Баскервилей» как альтернатива модели «Голова и плечи»

«Голова и плечи» - модель разворота тренда, широко известная из учебной литературы по трейдингу.

 

Рис. 2. Место пересечения сигналов

Рисунок Джон Дж. Мэрфи из книги «Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика».

Альтернативу модели разворота тренда «голова и плечи» Александр Элдер назвал «Собакой Баскервилей».

Недостатки объяснений А. Элдера сигнала «Собака Баскервилей» и пути их решения в торговой системе Masterforex-V
  1. А. Элдер не приводит рисунков и объяснений сигнала, которую он вводит в трейдеровский лексикон («Собака Баскервилей»).

    Еще раз внимательно прочтите пояснение Элдера о сигнале «Собака Баскервилей» и постарайтесь увидеть в них несуразицы, поняв которые мы затем выйдем на четкое определение м

www.masterforex-v.org

Собака Баскервилей | Детские рассказы

«СОБАКА БАСКЕРВИЛЕЙ»

Your browser does not support HTML5 audio + video.

Your browser does not support HTML5 audio + video.

Нельзя сказать, что Лёха был везучий. Его частенько преследовали мелкие неудачи, но все они не шли ни в какое сравнение с тем ударом, который судьба уготовила для него на этот раз. Светлана Викторовна, учительница по математике, переехала жить в Лёхин дом. Мало того, её квартира была напротив, дверь в дверь с Лёхиной. Но самое худшее ожидало его впереди. Мама завела со Светланой Викторовной дружбу. По вечерам они гоняли чаи, и дело дошло до того, что учительница предложила позаниматься с Лёхой, чтобы подтянуть его по математике. Это в начале летних каникул!

Свалившееся на Лёху несчастье здорово его подкосило. Он ходил угрюмый, и в его глазах читалась тоска пожизненно заключённого. Ребята сидели у Женьки в комнате и думали, что делать, но, как назло, на ум ничего не приходило. Надежда на вольную жизнь ускользала у Лёхи прямо из-под носа.

— Хоть бы она в отпуск уехала, что ли, а то будет тут всё лето торчать! Ни себе, ни людям, как собака на сене. — Лёха с досадой махнул рукой.

При этих словах Женьку осенило. Недаром он был мастером на разные изобретения. Ни один человек в классе не прочитал столько книжек.

— Как же я сразу об этом не подумал! Собака — это как раз то, что нужно! — воскликнул он и бросился к книжной полке.

— Зачем? — с недоверием спросил Лёха. С тех пор как его в детстве покусала собака, он старался обходить четвероногих друзей стороной.

— Сейчас узнаешь. Нам нужна собака Баскервилей! Вот послушай!

Женька достал с полки томик Конан Дойля и, найдя нужное место, начал читать зловещим голосом:

— «Это была собака огромная, чёрная как смоль. Но такой собаки ещё никто из нас, смертных, не видел. Из её отверстой пасти вырывалось пламя, глаза метали искры, по морде и загривку переливался мерцающий огонь. Ни в чьём воспалённом мозгу не могло возникнуть видение более страшное, более омерзительное, чем это адское существо, выскочившее на нас из тумана».

По мере того как Женька читал, Лёху всё больше охватывало сомнение в том, что собака Баскервилей — это именно то, чего ему в жизни не хватает.

Когда Женька умолк, Лёха исподлобья посмотрел на него и угрюмо произнёс:

— Ты что, издеваешься? У меня и так горе, а ты ещё тут со своей собакой…

— Да ты только подумай! От такой собаки математичка не то что в отпуск — она, может, вообще из нашего дома с радостью убежит.

Лёха подумал, что от такой собаки он бы и сам с радостью убежал. Между тем Женька дал волю своей фантазии:

— Представь: ночь, темнота хоть глаз коли, туман. Светлана выходит из дома…

— Скажешь тоже, — перебил его Лёха. — Чего ради она ночью в туман из дома пойдёт?

— Ну ладно, пускай без тумана, — согласился Женька и продолжал: — Ночь. Темнотища…

— Не-е, сейчас темнеет поздно, — степенно возразил Лёха.

— Знаешь что, тебе не угодишь. Мне, что ли, каждый день задачки решать? Для него же стараюсь, из кожи вон лезу, а он ещё назло перебивает, — распалился Женька.

Лёха виновато вздохнул:

— Ладно, не сердись. Я же как лучше хочу.

— Будто я хочу как хуже, — съязвил Женька и примирительно добавил: — Так и быть, последний раз предупреждаю. Или ты меня слушаешь, или не перебивай. Находим собаку…

— А без собаки никак нельзя? — робко поинтересовался Лёха.

— Без собаки нельзя, — отрезал Женька.

Лёха понял, что это вопрос решённый.

Между тем Женька заговорщически зашептал:

— Я, Лёха, такое придумал! Математичка тебя не то что от летних занятий освободит, она тебе до конца учебного года пятёрочки будет ставить, да ещё и благодарить при этом.

Начало Женькиной идеи звучало заманчиво. Лёха обратился в слух, а Женька продолжал:

— Выходит математичка вечером из дома, а на неё — чудовище. По загривку огонь. Из пасти пламя. Клычищи — во! Она в крик. И тут… — Женька выждал подобающую паузу и торжественно произнёс: — Появляешься ты!

— Кто?! Я?! — спросил Лёха с неподдельным изумлением.

— Ну да, как будто ты случайно во дворе прогуливаешься.

— Не хочу я нигде случайно прогуливаться, и вообще почему я?

— Потому что она тебе летние каникулы портит, а не мне, — заявил Женька.

— Да ладно, я её уже простил, — великодушно сказал Лёха.

Женька оценивающе посмотрел на него и произнёс:

— Ты, Лёха, благородный.

Лёха не стал возражать, а Женька продолжал:

— Математичка ещё прощения просить будет за то, что к тебе с задачками приставала, когда ты её от собаки спасёшь.

Стоило Лёхе представить, как он спасает Светлану Викторовну от собаки Баскервилей, как прилив благородства сменился у него приступом скромности.

— Никакой я не благородный, — смиренно сказал он.

— Молодец! По-настоящему благородный человек сам себя хвалить не станет, — сказал Женька и похлопал его по плечу.

Быть благородным Лёхе было бы намного легче, если бы не собака, и он ухватился за последнюю соломинку:

— А где мы баскервиля возьмём? Это небось порода редкая.

— Порода тут ни при чём. Собаку мы возьмём самую обыкновенную, намажем её светящимся составом, и готово!

При этих словах Лёха воспрянул духом:

— Так бы сразу и сказал, что обыкновенную, а то я уж испугался… что породу такую не найдём. А так Муха подойдёт.

Муха была любимица двора. Она так приветливо вертела хвостом-бубликом, что её даже Лёха не боялся. С такой собакой одно удовольствие совершать благородные поступки, но оказалось, Лёха радовался преждевременно.

— Ты что? — воскликнул Женька. — Думаешь, Светлана дурнее тебя и Муху не узнает?

— Но ведь мы её светящимся составом намажем. Другой-то у нас всё равно нету, — нерешительно развёл руками Лёха.

— Это у тебя нету, а у меня есть, — заявил Женька.

— Собака?

— Идея. Собаку мы попросим у тёти Вали с четвёртого этажа.

Лёха с ужасом вспомнил огромного поджарого дога по прозвищу Граф и с надеждой в голосе сказал:

— Она его, наверное, не даст.

— Не беспокойся. Я всё устрою. Она ещё рада будет, если мы его выгуливать возьмёмся.

— А вдруг он не разберётся, что к чему, и бросится на меня? — забеспокоился Лёха.

— Мы его к тебе приручим, — успокоил друга Женька.

Через два дня Женька с видом победителя вышел из дома, ведя на поводке Графа. Оказалось, что приручить Графа к Лёхе гораздо легче, чем приручить Лёху к собаке. Вблизи Граф казался ещё страшнее, чем издалека. Но мало-помалу Лёха освоился.

— А где мы светящуюся смесь возьмём? — осведомился он.

— Вот, — победоносно сказал Женька, доставая из-за пазухи пакет.

 

— Чёй-то? Рыба? — Лёха в недоумении уставился на обезглавленного минтая.

— Сам ты — рыба. Это продукт, где больше всего фосфора, соображаешь?

Проведём научный опыт. Дадим рыбу Графу и посмотрим, будет у него пасть светиться или нет.

Лёха скептически усмехнулся:

— Я и без твоей науки знаю, что не будет. Я часто рыбу ем и ещё ни разу не светился.

— Мало ли что ты не светился! Ты что, сырую рыбу ешь, сырую, да? — вскипел Женька.

— Ну жареную.

— То-то и оно, что жареную. А где ты слышал, чтобы жареная рыба светилась?

Такого Лёха не слышал, и эксперимент начался. Женька протянул Графу рыбу, тот понюхал, фыркнул и отвернулся.

— Наверное, неголодный, — предположил Лёха.

— Давай проверим. У вас колбаса есть?

— Есть.

— Тащи, — приказал Женька.

Лёха принёс кусок колбасы. Оказалось, что Граф не такой уж сытый. Он мгновенно слизнул колбасу, однако от рыбы наотрез отказался. Женька и приказывал, и угрожал, и уговаривал — всё без толку.

— А может, попробовать его колбасой заманить, а потом незаметно рыбу подсунуть? — предложил Женька.

Лёха ещё пару раз сбегал за колбасой, после чего Женька решительно заявил:

— Так дело не пойдёт. Пока ты бегаешь туда-сюда, мы только время зря теряем. Лучше сразу всю колбасу неси, мы её тут порежем.

— А что я маме скажу?

— Не бойся, не съест же он её целиком. Что останется, домой унесёшь. Мама даже не заметит.

Как только Лёха перестал делать пробежки домой и стал кромсать колбасу прямо на месте, дело пошло быстрее. Колбаса, в отличие от рыбы, убывала с потрясающей быстротой. Как раз, когда Женька готов был сунуть рыбу в пасть Графу, случилось непредвиденное: колбаса кончилась.

— Эх, жалко! — с досадой сказал Женька.

— Ещё как! — мрачно подтвердил Лёха, думая о том, как он будет оправдываться перед мамой.

— А чего у вас ещё вкусного есть? — спросил Женька.

— Пастила, — сказал Лёха и поспешно добавил:- Но собаки пастилу не едят.

— Ты что! Пастилу едят все, — заверил его Женька и оказался прав, пастилу действительно ели все, и поэтому она кончилась гораздо быстрее колбасы.

Покончив с пастилой, ребята увидели, что рыба исчезла, зато неподалёку сидел здоровенный рыжий котище, который оказался не таким привередой, как Граф, и урча поедал продукт эксперимента.

— Ах ты ворюга! — крикнул Женька. Догадавшись, что обращаются к нему, и не желая вступать в конфликт, кот схватил рыбу и отбежал подальше.

— Ну сейчас я тебе покажу! — пригрозил Женька. — Граф, взять его!

Граф лениво посмотрел на кота, потом на Женьку, как бы спрашивая:

«А на что он мне нужен?» — и, отойдя к столбу, поднял лапу.

— Граф, фас! Ещё собака называется! — взывал Женька к собачьей гордости, но безрезультатно. Тогда Женька скомандовал: — Лёха, окружай его!

Лёха потрусил окружать кота. Граф, видимо, подумал, что это игра, и тоже бросился к коту. Кот выгнул спину, громко зашипел и, бросив рыбу, стрелой взметнулся на дерево.

 

Женька поднял обглоданный рыбий хвост. Эксперимент был под угрозой срыва, но вдруг Женька просиял:

— Слушай, нам даже повезло, что кот рыбу съел. На нём и проверим, будет он светиться или нет. Давай его изловим и в подвал отнесём. Там в темноте сразу будет видно.

— Как же мы сразу не додумались! Зря только колбасу извели, — пробурчал Лёха.

Однако изловить кота оказалось не просто. Кот сидел на дереве, всем своим видом показывая, что спешить ему не-куда и слезать он не собирается.

— Сейчас я его шугану, — сказал Женька и полез на дерево.

Заподозрив неладное, кот вздыбил шерсть и с сердитым подвыванием отполз подальше, а когда путь к отступлению был отрезан, истошно заорал, спрыгнул с дерева и бросился в подвал. Женька и Лёха поспешили за ним. В подвале была кромешная темнота.

Кот не светился.

— Ничего, так даже лучше, — не унывал Женька. — Всё равно Граф рыбу не ест. Мы бы с ним ещё намучились. И вообще, если бы это было так просто, каждый бы тут ходил светился, когда ему вздумается. Фосфор лучше выпаривать.

Способ, предложенный Женькой, был до гениальности прост. На кухне у Лёхи Женька положил на сковородку несколько рыбёшек, накрыл их крышкой и поставил на медленный огонь.

— Теперь только успевай фосфор с крышки соскабливать, — с видом знатока сказал он.

— А рыба не изжарится? — спросил Лёха.

— Много ты понимаешь. Жарят с маслом, а без масла она будет выпариваться.

Сначала рыба вела себя вполне сносно. Она скворчала на сковородке, а Женька поминутно заглядывал под крышку и говорил:

— Воды много. Как только выкипит — начнёт выпариваться.

Ждать без дела было скучно. Добытчики фосфора перешли в гостиную, включили телевизор и стали щёлкать переключателем в поисках чего-нибудь интересного. По одной программе шёл забойный боевик. Судя по всему, дело близилось к развязке. Главный герой мочил всех направо и налево. Позабыв обо всём, ребята приникли к экрану.

Вдруг Лёха принюхался:

— По-моему, горит.

 

Женька и Лёха бросились на кухню. Всё было окутано едким чадом. Эксперимент пришлось прекратить. Борясь с приступами кашля, Женька поспешил выключить газ, а Лёха распахнул окно. Полотенцами они выгнали гарь из кухни, и, только когда дым рассеялся, Женька вспомнил про фосфор. Он открыл сковородку, на которой сиротливо лежали чёрные угли. Крышка была покрыта толстым слоем копоти. Помолчав минуту, Женька скорбно изрёк:

— Ничего, даже у великих учёных бывали неудачи. Завтра что-нибудь придумаем.

Но ничего они назавтра не придумали, потому что вечером соседи нажаловались Лёхиной маме, что из окна их квартиры валил дым, а потом мама обнаружила отсутствие большой сковороды, а чуть позже пропажу колбасы и пастилы.

Три дня Лёха сидел дома. С утра он делал упражнения по русскому, а вечером над ним измывалась Светлана Викторовна. Только на четвёртый день его выпустили погулять. Не успел Лёха выйти во двор, как нос к носу столкнулся с Женькой. Тот весь сиял. На лице его крупными печатными буквами читалась идея.

— Привет, старик! А я как раз к тебе бегу. Я тут такое придумал! — воскликнул он.

— Не, я больше фосфор добывать не буду, — наотрез отказался Лёха.

— Какой ещё фосфор? — не понял Женька.

— Ну для баскервиля. Математичку этим не прошибёшь. Она с ремонтом затеялась и на лето ни за что не уедет.

— А нам и не надо, чтобы она уезжала! — беспечно сказал Женька. — У меня идея не то что твой баскервиль. Закачаешься! Пока ты там прохлаждался, я такую книгу прочитал!

При упоминании о книге Лёхе стало не по себе, а Женька уже протягивал ему серый томик, который мог спасти его от домашних заданий на лето. На обложке было написано: Жюль Верн. «На воздушном шаре вокруг света».

xn--80aavk2aha7f.xn--d1acj3b

Подлинная история собаки Баскервилей — Альтернативный взгляд Salik.biz

4 августа 1577 года над английским городком Банги на границе графств Норфолк и Суффолк разразилась гроза. В местную церковь прямо во время службы ворвалось «существо ужасного вида», которое «пробежав через весь храм, оказалось между двумя коленопреклонёнными прихожанами и испепелило их в один момент».

Что это было? Хронист пишет, что после «существа» остались «на камнях церкви, а также на церковных вратах, невероятным образом проломленных и разбитых, следы как будто его когтей». А вот как изобразил «существо ужасного вида» художник местных Хроник:

- Salik.biz

Кого или, вернее, что напоминает нам это рисунок?


«… Над Гуго стояло мерзкое чудовище – огромный, чёрной масти зверь, сходный видом с собакой, но выше и крупнее всех собак, каких когда-либо приходилось видеть смертному. И это чудовище у них на глазах растерзало горло Гуго Баскервилю и, повернув к ним свою окровавленную морду, сверкнуло горящими глазами. Тогда они вскрикнули, обуянные страхом, и, не переставая кричать, помчались во весь опор по болотам»

Надеемся, все узнали цитату :) Однако вернёмся к «существу из Банги». Известно, что 4 августа 1577 года в Банги действительно была сильнейшая гроза, – об этом сообщается в приходской книге. О собаке или каком-нибудь другом звере там нет ни слова.

Причиной смерти прихожан и разрушений могла быть шаровая молния, но редактор Хроник мог использовать одно из местных поверий, чтобы доступнее убедить прихожан, что чудовищная гроза была послана им за грехи.

Рекламное видео:

Британцы издревле верили в громадную чёрную собаку со светящимися глазами величиною с блюдце. Местные пуритане считали его стражем ада и посланником дьявола.

4 апреля 1931 года гостивший в Ирландии, в графстве Дерри, студент из Англии видел, как по реке плыла огромная чёрная собака с жуткими зубами и глазами, «как светящиеся угли»;

в 1938 году англичанин Эрнест Уайтленд, возвращаясь пешком из городка Банги (на границе графств Норфолк и Суффолк) домой в Дитчингем увидел собаку размером с пони, с густой чёрной шерстью и светящимися красными глазами;

в 1963 году в Норфолке ехавший в начале лета по дороге водитель сбил чёрную собаку, которая «взорвалась на месте»;

в 1970 году женщина из Сомерсета была ужасно напугана псом, встреченным ею у Бадсли-хилла – «огромных размеров с глазами, как блюдце»…

Вспоминали ли все эти люди «Собаку Баскервилей», написанную в 1900 году, или их воображением владели более древние мифы?

salik.biz

«Собака Баскервилей» читать бесплатно онлайн книгу автора Артур Конан Дойл на MyBook.ru

Нажив солидный капитал, наживаешь себе смертельных врагов. Именно с этой горькой истиной пришлось ознакомиться сэру Чарльзу Баскервиллю, сколотившему состояние в Южной Африке и поселившемуся в Баскервиль-холле. Во время приятной вечерней прогулки по аллее он скоропостижно умирает, оставив после себя миллион фунтов стерлингов. Кто виноват? - слабое здоровье или чей-то злой умысел? Раз мы читаем детектив – явно второе. К тому же неподалеку от тела обнаружены следы огромной собаки, а легенда гласит, что чудовище в образе собаки преследовало, преследует и будет преследовать род Баскервилей. Деньги и поместье переходят к Генри Баскервилю, у которого сразу по приезду в Лондон начинают пропадать башмаки. Очевидно, злоумышленник или благодетель (некий тип с бородой, который следит за каждым шагом наследника) рассчитал, что без башмаков сэр Генри не сможет выехать в Баскервиль-холл, но тот полон решимости оказаться в родовом гнезде во что бы то не стало. И вот он на месте… Впрочем, не буду пересказывать всем известную историю. Остановлюсь в тот момент повествования, когда Шерлок Холмс, выслеженный доктором Ватсоном на болотах, уже готов объяснить суть всего происходящего. Так вот, поставлю себя на место Ватсона и подумаю, к каким выводам мог бы прийти читатель, дочитавший повесть до этого судьбоносного момента. Кто стоит за смертью сэра Чарльза, кто охотится за сэром Генри? Итак…

Дальше...

Подозреваемые:

1. Прародитель зла (он же дьявол, он же сатана, он же вельзевул, он же люцифер (но не из сериала). Конечно, Шерлок Холмс подшучивает, что дьявол мог бы расправиться с сэром Генри в любом месте, а не только в Девоншире («Трудно представить себе дьявола с такой узкоместной властью»), ну да неисповедимы пути дьявольские.

2. Собака Баскервилей. В конце концов, почему бы нам не воспринять старинную легенду за чистую монету? Впрочем, пункт 2. почти равносилен пункту один, поскольку собака тогда – исчадие ада, не сам сатана, конечно, но один из его прислужников – это же, кстати, объясняет «узкоместную власть».

3. Бэрримор – из-за бороды.

4. Жена Бэрримора. Из-за наследственности. Мы мало что о ней знаем, но мы знаем, что ее брат – маньяк-убийца, и что она, несмотря на это, продолжает его нежно любить и вообще именно она его и воспитывала. Как говорится, яблоня от яблока недалеко растет. Бэрримор же, в таком случае, просто ее сообщник.

5. Доктор Мортимер. Вне всяких сомнений, подозреваемый номер один. Мотивация? Вспомните первую реакцию доктора Мортимера при встрече с Шерлоком Холмсом – он сразу же стал восторгаться его черепом:

— Вы меня чрезвычайно интересуете, мистер Холмс. Я никак не ожидал, что у вас такой удлиненный череп и так сильно развиты надбровные дуги. Разрешите мне прощупать ваш теменной шов. Слепок с вашего черепа, сэр, мог бы служить украшением любого антропологического музея до тех пор, пока не удастся получить самый оригинал. Не сочтите это за лесть, но я просто завидую такому черепу.

К сэру Генри у него ровно такое же научное отношение, более того, делая ремарку в отношения черепа сэра Генри, доктор Мортимер совершенно непростительным образом выдает себя (с головой, ну или – с черепом):

— Одного взгляда на круглый череп нашего друга достаточно, чтобы обнаружить в нем представителя кельтской расы, с ее восторженностью, с ее склонностью к сильным чувствам. У покойного сэра Чарльза было совершенно редкостное строение черепа — наполовину галльское, наполовину иберийское.

Ну, все ясно, череп сэра Чарльза, очевидно, давно не давал покоя доктору и, увы, нет никаких сомнений, что ему удастся заполучить оригинал (он наверное, уже предвкушает создание целой коллекции из черепов Баскервилей, буквально облизываясь на череп сэра Генри – не сомневаюсь, что и раскопками он занимается именно с целью поиска фамильных черепов). Какую роль во всей этой истории играет собака, не очень ясно, но, вспомним, что доктор Мортимер – большой любитель собак. К тому же он был личным доктором сэра Чарльза (а это – огромное подспорье), ну и не забудем полученные по завещанию деньги (тысяча фунтов) – тоже не лишнее – полезное полезно дополнить и приятным. Эх, если бы еще череп Шерлока Холмса заполучить, - наверное, никто не был так разочарован решением Шерлока отправить вместо себя доктора Ватсона, как доктор Мортимер. Череп Ватсона, очевидно, не представляет никакой научной ценности. Вообще, единственный аргумент в пользу невиновности доктора Мортимера – уж больно явный он подозреваемый, а явные подозреваемые в детективах редко оказываются преступниками.

6. Жена доктора Мортимера. О ней ничего неизвестно (Шерлок Холмс так и говорит: «…и его жена, о которой нам ничего не известно»), кроме того, что она, несомненно, существует (если только у нее тоже не слишком интересный череп). Такая таинственность довольно подозрительна – может быть, жена доктора Мортимера проявит себя именно в концовке – в качестве главного злодея?

7. Френкленд. От человека, следящего за всеми в подзорную трубу, всего можно ожидать.

8. Сестра Стэплтона. Пожалуй, после доктора Мортимера, именно Бэрил Стэплтон наиболее подозрительна. С самого начала очевидно, что Бэрил не в себе, да она и сама это не скрывает, говоря Ватсону (принимая его за сэра Генри)

Когда мы с вами познакомимся поближе, вы убедитесь, что я не всегда могу объяснить свои слова и поступки.

Да, но вы скажете, что она как раз всячески старается обезопасить сэра Генри, хочет, чтобы он поскорее покинул эти зловещие места. Я не сомневаюсь, именно этого она и хочет, дело в том, что скорее всего, ее нельзя назвать злодейкой, она именно что невменяема. Дело, по-видимому, обстоит так. Все, кто влюбляется в Бэрил Стэплтон (а в нее влюбляются все), должны умереть, она убивает их против своей воли, на нее просто «находит». Именно поэтому она живет с братом, он хоть как-то удерживает ее в узде. Но, видно, со времени странных событий в школе, где Стэплтон учительствовал и где погибли несколько несовершеннолетних («В школе вспыхнула эпидемия, трое мальчиков умерли», говорит Стэплтон, но мы то понимаем, что это была за «эпидемия», они просто пали жертвами чар зрелой женщины), Стэплтон понял, что жить они могут только в уединении в каком-нибудь богом забытом месте. Выбор их пал на Девоншир, плюс, для полной безопасности, они выбрали в качестве места обитания наиболее уединенный дом – Меррипит-хаус. Но и тут случается нечто роковое – сэр Чарльз, несмотря на свои преклонные годы также не смог устоять и влюбился в роковую красавицу. Итог – смерть. Теперь приезжает сэр Генри, и, измученная роком Бэрил всячески хочет добиться, чтобы он поскорее убрался из этих мест, но, как мы знаем, и сэр Генри тоже влюбится, сделав почти что неотвратимый шаг навстречу смерти. Вы можете задать еще один вопрос: почему тогда Бэрил так боится брата, ведь они заодно? Но, сами понимаете, отношения у них, как бы это помягче выразиться, нестандартные, примерно такие, как у Норманна Бэйтса с его мамой. Бэрил несомненно хочет, чтобы сэр Генри уехал, но она и хочет, чтобы он в нее влюбился, она вся соткана из противоречий. Брат же ее мечтает об одном, чтобы она вообще ни с кем не пересекалась и чтобы никто ее не видел. Отсюда и напряженность в отношениях. Отсюда же его ярость, когда он застал сэра Генри с сестрой на болотах. Да она опять взялась за старое, ничего с ней не сделать! Нет бы наукой заниматься…

9. Лора Лайонс. Как и Бэрримор может подозреваться только в соучастии, но, как и Бэрримор, не может не подозреваться, раз уже именно из-за ее письма сэру Чарльзу «пепел дважды упал с его сигары» у калитки в Тисовой аллее.

10. Джеймс Десмонд – отдаленный родственник Баскервилей, к которому перейдет поместье в случае смерти сэра Генри. О нем, правда, говорится, что он

человек очень почтенного вида и безупречного образа жизни. Я помню, что сэр Чарльз хотел обеспечить его, но он отказался от этого наотрез, несмотря на все уговоры.

Почтенный вид – неплохая маска, безупречность образа жизни говорит о тщательно скрываемой порочной изнанке. Ну а тому, кто хочет получить целое, ни к чему часть, более того, какую ярость должно быть вызывало у Джеймса такое «милостивое» предложение сэра Чарльза! Предлагать ему его же деньги как милостыню! И Джеймс решает организовать безупречное преступление. Также говорится, что

деньги он получил бы лишь в том случае, если бы теперешний их владелец не распорядился ими как-нибудь по-другому.

следовательно, он должен отчаянно спешить, пока сэр Генри не составил завещание.

11. Шерлок Холмс. Мания манипулятивности Шерлока именно в «Собаке Баскервилей» достигает своего апогея. Он использует всех, - ни к кому не относясь как к цели и третируя всех как средства достижения цели. Но какую цель при этом преследует он сам – распутать величайшее дело всех времен, конечно! Мы вообще знаем, что чем дальше, тем Шерлоку скучнее – профессор Мориарти видимо еще не обозначил себя в качестве главного интеллектуального соперника (или в их баталиях сейчас перерыв), так что Шерлок вынужден распутывать всякие банальные дела «на одну трубку». Отсюда, у него могло родиться вполне естественное желание самому сфабриковать по-настоящему стоящее дело, чтобы потом самому же его триумфально и раскрыть. Кстати, в современном сериале о Шерлоке проводится именно та же самая мысль. При этом тайное пребывание Холмса на болотах более чем подозрительно. Я же как раз и начинаю размышлять в тот момент, когда Ватсон поймал Шерлока «с поличным». Интересно, как-то тот вывернется? Впрочем, его способность задурить бедному Ватсону голову не вызывает сомнений.

Рассмотрев круг подозреваемых, очертим и круг тех, кто находится вне всяких подозрений.

1. Сэр Генри Баскервилль. Как потенциально убиенный он едва ли сам может быть убийцей.

2. Убийца Селден. Хоть он и убийца, но сбежал из тюрьмы лишь накануне приезда сэра Генри, следовательно, к смерти сэра Чарльза он совершенно точно никак не причастен, разве что прародитель зла использует его в своих целях (натравив на сэра Генри – на пару с собакой), но тогда можно подозревать вообще всех (именно так и следует).

3. Натуралист Джек Стэплтон. Если мои гипотезы относительно его сестры верны, то он виноват лишь в том, что не выдает ее властям. О соучастии же речи не идет, Стэплтон, напротив, старается всячески оградить общество от своей сестры. Собственных же мотивов для искоренения рода Баскервилей у Стэплтона нет никаких, сэр Чарльз же и вообще был его другом. Он так прямо и говорит: «Мы с ним были очень близки, и я даже не могу вам передать, как нам тяжела эта утрата». Зачем же ему убивать сэра Чарльза? к черепам-то он равнодушен, а ловить бабочек ему никто не мешает. К тому же Джек Стэплтон – не какой-нибудь там энтомолог-любитель, - он пользуется авторитетом в научных кругах, а гений и злодейство, как мы знаем, две вещи несовместные. Вот и профессор Мориарти…

4. Миссис Хадсон. Миссис Хадсон и всегда-то вне подозрений, но в данной повести она вообще отсутствует, хотя в фильме мы ее и видим.

5. Доктор Ватсон. Подозревать в чем-то Ватсона все равно что подозревать миссис Хадсон. И все-таки кое-что подозрительное в его поведении есть. Читаем:

Начиная с этого дня я буду излагать ход событий по своим письмам к мистеру Шерлоку Холмсу, которые лежат сейчас передо мной на столе. Они сохранились полностью, если не считать одного затерявшегося листка, и передадут все мои мысли и подозрения более точно, чем я мог бы сделать это сам, полагаясь только на свою память.

Что же это за листок такой «затерявшийся»? Что там было написано? Далее этот вопрос никак не проясняется. Думаю, там было что-нибудь рисующее Шерлока Холмса «не с той стороны», ну и потом этот листок естественно «затерялся». Ватсон не может допустить, чтобы идеальный образ Шерлока Холмса тем или иным образом поколебался. И дело тут не в читателях, дело в нем самом. Реальный Ватсон существует, лишь пока жив идеальный Холмс.

Итак, все подозрения суммированы, осталось ответить на вопрос:

Кто же убил сэра Чарльза Баскервиля (и охотится за сэром Генри), учитывая, что портрет Хьюго Баскервиля очень смахивает на Олега Янковского?

mybook.ru

Читать книгу Собака Баскервилей

Артур Конан-Дойль

Собака Баскервилей

Повесть

Глава I. МИСТЕР ШЕРЛОК ХОЛМС

Мистер Шерлок Холмс сидел за столом и завтракал. Обычно он вставал довольно поздно, если не считать тех нередких случаев, когда ему вовсе не приходилось ложиться. Я стоял на коврике у камина и вертел в руках палку, забытую нашим вчерашним посетителем, хорошую толстую палку с набалдашником -- из тех, что именуются "веским доказательством". Чуть ниже набалдашника было врезано серебряное кольцо шириной около дюйма. На кольце было начертано: "Джеймсу Мортимеру, Ч. К. X. О., от его друзей по ЧКЛ" и дата: "1884". В прежние времена с такими палками -солидными, увесистыми, надежными -- ходили почтенные домашние врачи.

-- Ну-с, Уотсон, какого вы мнения о ней?

Холмс сидел спиной ко мне, и я думал, что мои манипуляции остаются для него незаметными.

-- Откуда вы знаете, чем я занят? Можно подумать, что у вас глаза на затылке!

-- Чего нет, того нет, зато передо мной стоит начищенный до блеска серебряный кофейник, -- ответил он. -- Нет, в самом деле, Уотсон, что вы скажете о палке нашего посетителя? Мы с вами прозевали его и не знаем, зачем он приходил. А раз уж нам так не повезло, придется обратить особое внимание на этот случайный сувенир. Обследуйте палку и попробуйте воссоздать по ней образ ее владельца, а я вас послушаю.

-- По-моему, -- начал я, стараясь по мере сил следовать методу моего приятеля, -- этот доктор Мортимер -- преуспевающий медик средних лет, к тому же всеми уважаемый, поскольку друзья наделяют его такими знаками внимания.

-- Хорошо! -- сказал Холмс. -- Превосходно!

-- Кроме того, я склонен думать, что он сельский врач, а следовательно, ему приходится делать большие концы пешком.

-- А это почему?

-- Потому что его палка, в прошлом весьма недурная, так сбита, что я не представляю себе ее в руках городского врача. Толстый железный наконечник совсем стерся -- видимо, доктор Мортимер исходил с ней немало миль.

-- Весьма здравое рассуждение, -- сказал Холмс.

-- Опять же надпись: "От друзей по ЧКЛ". Я полагаю, что буквы "КЛ" означают клуб, вернее всего охотничий, членам которого он оказывал медицинскую помощь, за что ему и преподнесли этот небольшой подарок.

-- Уотсон, вы превзошли самого себя! -- сказал Холмс, откидываясь на спинку стула и закуривая папиросу. -- Я не могу не отметить, что, описывая со свойственной вам любезностью мои скромные заслуги, вы обычно преуменьшаете свои собственные возможности. Если от вас самого не исходит яркое сияние, то вы, во всяком случае, являетесь проводником света. Мало ли таких людей, которые, не блистая талантом, все же обладают недюжинной способностью зажигать его в других! Я у вас в неоплатном долгу, друг мой.

Я впервые услышал от Холмса такое признание и должен сказать, что его слова доставили мне огромное удовольствие, ибо равнодушие этого человека к моему восхищению им и ко всем моим попыткам предать гласности метод его работы не раз ущемляло мое самолюбие. Кроме того, я был горд тем, что мне удалось не только овладеть методом Холмса, но и применить его на деле и заслужить этим похвалу моего друга.

Холмс взял палку у меня из рук и несколько минут разглядывал ее невооруженным глазом. Потом, явно заинтересовавшись чем-то, отложил папиросу в сторону, подошел к окну и снова стал осматривать палку, но уже через увеличительное стекло.

-- Не бог весть что, но все же любопытно, -- сказал он, возвращаясь на свое излюбленное место в углу дивана. -Кое-какие данные здесь, безусловно, есть, они и послужат нам основой для некоторых умозаключений.

-- Неужели от меня что-нибудь ускользнуло? -- спросил я не без чувства самодовольства. -- Надеюсь, я ничего серьезного не упустил?

-- Увы, дорогой мой Уотсон, большая часть ваших выводов ошибочна. Когда я сказал, что вы служите для меня хорошим стимулом, это, откровенно говоря, следовало понимать так: ваши промахи иногда помогают мне выйти на правильный путь. Но сейчас вы не так уж заблуждаетесь. Этот человек, безусловно, практикует не в городе, и ему приходится совершать большие концы пешком.

-- Значит, я был прав.

-- В этом отношении -- да.

-- Но ведь это вс??

-- Нет, нет, дорогой мой Уотсон, не вс?, далеко не вс?. Так, например, я бы сказал, что подобное подношение врач скорее всего может получить от какой-нибудь лечебницы, а не от охотничьего клуба, а когда перед лечебницей стоят буквы "ЧК", название "Черингкросская" напрашивается само собой.

-- Возможно, что вы правы.

-- Все наводит на такое толкование. И если мы примем мою догадку за рабочую гипотезу, то у нас будут дополнительные данные для воссоздания личности нашего неизвестного посетителя.

-- Хорошо. Предположим, что буквы "ЧКЛ" означают "Черингкросская лечебница". Какие же дальнейшие заключения можно отсюда вывести?

-- А вам ничего не приходит в голову? Вы же знакомы с моим методом. Попробуйте применить его.

-- Вывод очевиден: прежде чем уехать в деревню, этот человек практиковал в Лондоне.

-- А что, если мы пойдем немного дальше? Посмотрите на это вот под каким углом зрения: почему ему был сделан подарок? Когда его друзья сочли нужным преподнести ему сообща эту палку в знак своего расположения? Очевидно, в то время, когда доктор Мортимер ушел из лечебницы, решив заняться частной практикой. Ему поднесли подарок, это нам известно. Предполагается, что работу в лечебнице он сменил на сельскую практику. Будут ли наши выводы слишком смелыми, если мы скажем, что подарок был сделан именно в связи с его уходом?

-- Это весьма вероятно.

-- Теперь отметьте, что он не мог состоять в штате консультантов лечебницы, ибо это допустимо только врачу с солидной лондонской практикой, а такой врач вряд ли уехал бы из города. Тогда кем же он был? Если он работал там, не будучи штатным консультантом, значит, ему отводилась скромная роль куратора1, живущего при лечебнице, то есть немногим большая, чем роль практиканта. И он ушел оттуда пять лет назад -смотрите дату на палке. Таким образом, дорогой мой Уотсон, ваш солидный пожилой домашний врач испарился, а вместо него перед нами вырос весьма симпатичный человек около тридцати лет, нечестолюбивый, рассеянный и нежно любящий свою собаку, которая, как я приблизительно прикидываю, больше терьера, но меньше мастифа.

Я недоверчиво рассмеялся, а Шерлок Холмс откинулся на спинку дивана и пустил в потолок маленькие, плавно колеблющиеся в воздухе кольца дыма.

-- Что касается последнего пункта, то тут вас никак не проверишь, -- сказал я, -- но кое-какие сведения о возрасте этого человека и его карьере мы сейчас отыщем.

Я снял со своей маленькой книжной полки медицинский справочник и нашел нужную фамилий). Там оказалось несколько Мортимеров, но я сразу же отыскал нашего посетителя и прочел вслух все, что к нему относилось:

-- "Мортимер Джеймс, с 1882 года член Королевского хирургического общества. Гримпен, Дартмур, графство Девоншир. С 1882 по 1884 год -- куратор Черингкросской лечебницы. Удостоен премии Джексона по разделу сравнительной патологии за работу "Не следует ли считать болезни явлением атавистического порядка?". Член-корреспондент Шведского патологического общества. Автор статей "Аномальные явления атавизма" ("Ланцет", 1882), "Прогрессируем ли мы?" ("Вестник психологии", март 1883). Сельский врач приходов Гримпен, Торсли и Хай-Бэрроу".

-- Ни слова об охотничьем клубе, Уотсон, -- с лукавой улыбкой сказал Холмс, -- зато действительно сельский врач, как вы тонко подметили. Мои умозаключения правильны. Что же касается прилагательных, то, если не ошибаюсь, я употребил следующие: симпатичный, нечестолюбивый и рассеянный. Уж это я знаю по опыту -- только симпатичные люди получают прощальные подарки, только самые нечестолюбивые меняют лондонскую практику на сельскую и только рассеянные способны оставить свою палку вместо визитной карточки, прождав больше часа в вашей гостиной.

-- А собака?

-- Была приучена носить поноску за хозяином. Эта палка не из легких, собака брала ее посередине и крепко сжимала зубами, следы которых видны совершенно отчетливо. Судя по расстоянию между отметинами, для терьера такие челюсти слишком широки, а для мастифа узки. Возможно, что... Боже мой! Ну, конечно, курчавый спаниель!

Говоря это, Холмс сначала расхаживал по комнате, потом остановился у оконной ниши. В его последних словах прозвучало такое твердое убеждение, что я недоуменно взглянул на него:

-- Послушайте, друг мой, почему вы в этом уверены?

-- По той простой причине, что я вижу собаку у наших дверей, а вот и звонок ее хозяина. Не уходите, Уотсон, прошу вас. Вы же с ним коллеги, и ваше присутствие поможет мне. Вот она, роковая минута, Уотсон! Вы слышите шаги на лестнице, эти шаги врываются в вашу жизнь, но что они несут с собой -- добро или зло, неизвестно. Что понадобилось человеку науки, доктору Джеймсу Мортимеру, от сыщика Шерлока Холмса?.. Войдите.

Наружность нашего гостя удивила меня, ибо я рассчитывал увидеть типичного сельского врача. Доктор Мортимер оказался очень высоким, худым человеком с длинным носом, торчащим, словно клюв, между серыми, близко посаженными глазами, которые ярко поблескивали за золотой оправой очков. Одет он был, как и подобает человеку его профессии, но с некоторой неряшливостью: сильно поношенный пиджак, обтрепанные брюки. Он уже сутулился, несмотря на молодые годы, и странно вытягивал шею, благожелательно приглядываясь к нам. Как только наш гость вошел в комнату, его взгляд тотчас же упал на палку в руках Холмса, и он с радостным криком потянулся за ней.

-- Какое счастье! А я никак не мог вспомнить, где я ее оставил, здесь или в пароходной компании. Потерять такую вещь! Это было бы просто ужасно!

Подарок? -- спросил Холмс.

Да, сэр.

От Черингкросской лечебницы?

Да, от тамошних друзей ко дню моей свадьбы.

Ай-ай, как это скверно! -- сказал Холмс, покачивая головой.

Доктор Мортимер изумленно заморгал глазами:

-- А что же тут скверного?

-- Только то, что вы нарушили ход наших умозаключений. Значит, подарок был свадебный?

-- Да, сэр. Я женился и оставил лечебницу, а вместе с ней и все надежды на должность консультанта. Надо было обзаводиться собственным домом.

-- Ну, вот видите, мы не так уж сильно ошиблись, -- сказал Холмс.-- А теперь, доктор Джеймс Мортимер...

-- Что вы, что вы! У меня нет докторской степени, я всего лишь скромный член Королевского хирургического общества.

И, по-видимому, человек научного склада ума?

Я имею только некоторое отношение к науке, мистер Холмс: так сказать, собираю раковины на берегу необъятного океана познания. Если не ошибаюсь, я имею честь говорить с мистером Шерлоком Холмсом, а не с...

-- Нет, доктор Уотсон вот -- перед вами.

-- Очень рад познакомиться, сэр. Ваше имя часто упоминается рядом с именем вашего друга. Вы меня чрезвычайно интересуете, мистер Холмс. Я никак не ожидал, что у вас такой удлиненный череп и так сильно развиты надбровные дуги. Разрешите мне прощупать ваш теменной шов. Слепок с вашего черепа, сэр, мог бы служить украшением любого антропологического музея до тех пор, пока не удастся получить самый оригинал. Не сочтите это за лесть, но я просто завидую такому черепу.

Шерлок Холмс усадил нашего странного гостя в кресло.

-- Мы с вами, по-видимому, оба энтузиасты своего дела, сэр, -- сказал он. -- Судя по вашему указательному пальцу, вы предпочитаете сами набивать папиросы. Не стесняйтесь, закуривайте.

Доктор Мортимер вынул из кармана табак и с поразительной ловкостью набил папиросу. Его длинные, чуть дрожащие пальцы двигались проворно и беспокойно, как щупальца у насекомого.

Холмс сидел молча, но быстрые, мимолетные взгляды, которые он бросал на нашего занятного собеседника, ясно говорили о том, что этот человек сильно интересует его.

-- Я полагаю, сэр, -- начал он наконец, -- что вы оказали мне честь своим вчерашним и сегодняшним посещением не только ради обследования моего черепа?

-- Нет, сэр, конечно, нет! Правда, я счастлив, что мне представилась такая возможность, но меня привело к вам совсем не это, мистер Холмс. Я человек отнюдь не практической складки, а между тем передо мной внезапно встала одна чрезвычайно серьезная и чрезвычайно странная задача. Считая вас вторым по величине европейским экспертом...

-- Вот как, сэр! Разрешите полюбопытствовать, кто имеет честь быть первым? -- довольно резким тоном спросил Холмс.

-- Труды господина Бертильона2 внушают большое уважение людям с научным складом мышления.

-- Тогда почему бы вам не обратиться к нему?

-- Я говорил, сэр, о "научном складе мышления", но как практик вы не знаете себе равных -- это признано всеми. Наде

www.bookol.ru


Смотрите также