Именно на этих болотах разыгрались события романа собака баскервилей


Где находится Гримпенская трясина - Все самое Интересное в Блогах

Гримпенская трясина находится в графстве Девоншир, Англия. Вернее в области Дартмур. В советском телефильме режиссера Масленникова «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей» болота Дартмура снимали в Эстонии. Оставляю на ваше усмотрение судить о том, какие болота красивее около эстонского поселка Ристи или Дартмура. Мне больше понравились эстонские, что сняты в нашем фильме, но прелесть болот Дартмура еще и в окружающих его холмах, в точности как описано у Конан Дойля.

Графство Девоншир вообще примечательное местечко Англии: малонаселенное, холмистое и болотистое. В Англии очень распространен пеший туризм. Дорожная сеть здесь хорошо развита, деревенских гостиниц достаточно, так что можно выйти на какой-нибудь железнодорожной станции в графстве Девоншир, и неспеша погулять несколько дней, пройдя пару десятков километров. Что и предлагаю вам сделать, только виртуально, и несколько дней, а несколько минут. Название «Гримпенская трясина» Конан Дойл конечно же выдумал, но у этих болот есть реальный прототип. Как полагает исследовательница Сабина Бэринг-Гоулд, Гримпенской трясиной скорее всего может быть болото Фокс Тор возле одноименного холма в центре Девоншира. Большинство холмов в этом графстве носят название тор.




Вот примерно на этих просторах мистер Стэплтон мог держать свою собаку Баскервилей. Болота здесь торфяные, одни из самых опасных, так как открытой воды и топи практически нет, а есть довольно плотный ковер из мхов и сфагнумов. По этому ковру вполне можно ходить, но и прорваться он может в любую секунду, и человек уйдет на дно в считанные секунды, как нож в масло.



Эту местность человек каменного века заселил 6000 лет до н.э., когда отступил ледник. Земля Дартмура буквально кишит неолитическими стоянками, их здесь более 500. Не захотите, все равно наткнетесь на россыпь камней когда-то образовывавших хижины, землянки, каменные мосты через ручьи и реки.

А это вполне мог быть Мерипит-хаус.


К слову сказать, Вильгельм Оранский именно с графства Девоншир начал свою Славную революцию в 1688 году. Еще из знаменитостей родом из этих краев известные моряки Фрэнсис Дрейк и Уолтер Рейли, писательница Агата Кристи, вокалист рок-группы Coldplay Крис Мартин.
Здесь бы мог укрываться беглый каторжник Селден.


А здесь Шерлок Холмс вести тайное наблюдение.

Большую площадь Девоншира занимают национальные парки. А основной статьей дохода графства является туризм. В 19 веке, после строительства железной дороги, по которой, кстати, приехали сэр Генри и доктор Ватсон, был развит прибрежный туризм.



Наименование Девон вы могли слышать в геологии, ученый Адамом Седгвик в честь Девоншира назвал одну из геологических эпох. А побережье Восточного Девона единственное во всей Англии место находящееся под защитой ЮНЕСКО как Юрское побережье. «Парк юрского периода» смотрели? Кости динозавров одними из первых нашли именно здесь.



Надо сказать, что фильм «Собака Баскервилей» снят очень близко к тексту, и помимо того добавил ряд деталей, которые делают атмосферу фильму. В частности знаменитые диалоги сэра Генри и Бэрримора, попойка сэра Генри и Доктора Ватсона. По книге сэр Чарльз Баскервиль погибает в июле, а расследование ведется в ноябре, отличи же фильма в том, что Чарльз Баскервиль погибает в январе, а сэр Генри приезжает в Баскервиль-холл в начале весны.



Вообще в Дартмуре время как будто остановилось в 19 веке, или даже может быть раньше. Повсюду здесь можно встретить пастбища огороженные каменной изгородью, пасущихся овец, девонширских пони, вересковые пустоши, развалины старинных зданий.



Оцифровка видео на профессиональной основе. Можно перевести старые видеозаписи, домашний видеоархив в цифровой формат, он лучше сохранит файлы, чем пленка.
Автомобильные грузоперевозки, перевозки в Перми, спецтехника, автокраны, экскаватор, автобусы и другая техника.

Комментарии

ЭВА_ЛОТТА    и, правда, вспомнился Конан Дойл… красивые таинственные места…


sveZduh

Дартмур по-своему красив, но «Собака Баскервилей» больше представляется по нашему телефильму.

Аноним   Спасибо!!!


sveZduh

Пожалуйста!

clelia777    очень красивые места


sveZduh

И чуточку инфернальные, мне так кажется.

clelia777

нееееет) очень красивые и очень тихие места. конечно, с помощью воображения можно наделить их таким свойством. но я склоняюсь к мысли о том, что места эти — для людей, которые хотят убежать от мира. там просто тихо. и ничего не происходит. все как всегда.

clelia777    конечно, история о собаке Баскервилей навевает зловещие мысли. но если отключиться от них, то вполне себе безобидные места


sveZduh

Не, я в том смысле, что инфернально не значит, что неприятно, наоборот, такое необычное щекочущее ощущение, прям как когда смотришь хороший ужастик. :о)

clelia777

я поняла:) инфернальный — это адский. а неприятный — это другое.. в этих местах инфернальность найти можно. очень даже! просто я не о фильме думала, когда смотрела фото, а о том, как там тихо.. наверно, сказывается усталость от работы:)))

sveZduh

Я бы не сказал, что инфернальный имел в виду адский, скорее саспенс, ощущение тревожного напряжения создаваемого в триллерах и фильмах ужасов. Я в подобный местах бывал, правда тихо, спокойно, сразу ветер выметает из головы все мысли…

Sacked_from_Hell    Красивейшие места!


Запоет_метель_в_ночи    Веет покоем и тишиной, но это пока солнечный денек. Пасмурная погода и сумерки добавят таинственности.

svezduh.ru

Где находится Баскервиль-Холл? Топографические тайны мрачного поместья

«Собака Баскервилей» считается одной из самых читаемых книг Артура Конан Дойла. Повесть полна мистических загадок и таинственных происшествий, однако история ее создания представляет не меньший интерес. Потому что на простой, казалось бы, вопрос – где находится Баскервиль-Холл? – исследователи до сих пор не могут дать внятного ответа.

Старинное поместье Баскервилей – основное место действия повести. В его окрестностях – на торфяных болотах погибали все представители рода от тяготеющего над ними проклятия. Разумеется, автор мог выдумать мрачные топографические подробности, но, как правило, такие яркие детали из ниоткуда не берутся – у них должен быть прототип, образы и впечатления, почерпнутые писателем прежде, чем в его голове зародился замысел.

Небольшое исследование на эту тему подтвердило мою догадку. В повести события разворачиваются в Дартмуре (графство Девоншир), в местечке под названием Гримпен. Начнем с того, что это название реально не существует. Как и фермы «Каменные столбы», «Гнилое болото» и некоторые другие места. Однако сама местность Дартмура безупречно соответствует ее описанию в повести – холмистая, с множеством болотистых пустошей, покрытых торфом. В тексте повести – вокруг Баскервиль-холла «расстилаются унылые, лишенные признаков жизни болота». В таком случае где-то здесь и должен располагаться прототип фамильного особняка.

Конан Дойл трудился над повестью в жанре «real shocker» в 1901 году в гостинице The Duchy Hotel, в городе Принстаун (Дартмур). В письмах тех лет он рассказывал, как проходит в день по 14 миль пешком, чтобы собрать материал для новой книги. Сейчас в здании гостиницы располагается туристический центр, где каждому интересующемуся расскажут, что «Баскервиль-холл» – это не что иное как усадьба Брук-Мэнор в Дартмуре. Прототипом Хьюго Баскервиля считают местного эсквайра сэра Ричарда Кэбелла, который жил там в XVII веке и прославился своей беспутной жизнью. Примечательны обстоятельства его смерти – во время охоты на болотах его растерзали собаки. Призрак злодея долго беспокоил жителей. Они приняли решение завалить могилу каменной плитой, а сверху построили прочный мавзолей. Откуда взялось имя Баскервиль? Любой в Принстауне скажет, что имя Генри Баскервиль писатель позаимствовал у кучера кэба, который вез его в гостиницу.

К этой версии присоединяется другая. Легенду о родовом проклятии, зародившуюся на западе Англии в Норфолке, Конан Дойлу якобы рассказал его приятель, журналист Бертрам Робинсон. Он пригласил писателя в гости в Девоншир, где повел вдохновленного писателя на болота, чтобы усилить впечатление от собственного рассказа.

Несмотря на эти версии, всех поклонников Шерлокианы, жаждущих проникнутся мраком Баскервиль-Холла, первым делом отправляют вовсе не в Дартмур. Многие исследователи считают, что усадьба находится близи городка Хей-он-Уай, что в Южном Уэльсе. Уэльский Баскервиль-Холл перестроен в 1839 году Томасом Баскервилем-младшим для своей супруги Элизабет в качестве летней усадьбы и дома для приемов гостей. По этой версии Конан Дойл находился в дружеской связи с семейством Баскервилей и даже гостил у них в 1900 году. Предполагается, что здесь-то он и услышал местную леденящую душу легенду о собаке из ада, которая преследует старинный род. И как будто в подтверждение этих слов герб уэльских Баскервилей красноречиво украшает голова собаки, держащей в зубах окровавленную палку.

Сейчас в усадьбе находится гостиница с одноименным названием. Все бывавшие в ней, подчеркивают удивительную схожесть дома с Баскервиль-Холлом из повести. Это внушительное серое каменное здание со всеми атрибутами родового поместья: роскошной гостиной, большим камином, старинными украшениями, скрипучими лестницами и, конечно, знаменитой аллеей с вековыми деревьями – все, как в книге. Без одной важной детали. Уэльский Баскервиль-Холл окружают жизнерадостные зеленые сады и луга без малейшего намека на жуткие болота.

Запутанная история получается. Можем предположить, что в топографические детали повести вплелись сразу несколько впечатливших писателя образов – легенда о собаке, жуткие болота Дартмура и старинная усадьба в Уэльсе.

Все версии местонахождения Баскервиль -Холла каждый восторженный поклонник творчества Конан Дойла может проверить лично и по сей день, посетив указанные места. Однако всем, кто рискнет на это приключение, я напомню слова Гуго Баскервиля: «… заклинаю: остерегайтесь выходить на болото в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно».

Ксюша Флегонтова-Семенченко

www.kultoboz.ru

Спецоперация "Собака Баскервилей" в болотах Девоншира.

Перепост из "Vive la Résistance! - Спецоперация "Собака Баскервилей" в болотах Девоншира"  r1d1 :

Продолжаю экскурсии, связанные с известными произведениями британской литературы.
----------------------------------------------------

Я не выключаю свет в квартире
И не засиживаюсь в сортире.
Я поймал реального глюка,
Ты, баскервильская сука!
© Ленинград

Когда планировался маршрут поездки в Уэльс, Девоншир и Корнуолл, я вдруг вспомнил, что именно в графстве Девоншир происходили события самого знаменитого произведения Артура Конан Дойля. Поэтому, с помощью гугля и книги "Собака Баскервилей", было срочно проведено расследование с целью установления точных координат для дальнейшего осмотра на месте.

История.

Идею сюжета Конан Дойлю, подсказал журналист Бертрам Флетчер Робинсон, рассказав знаменитому писателю одну старую девонскую легенду.

 В 17 веке в окрестностях городка Buckfastleigh (на востоке Девоншира) жил очень-очень злой сквайр Ричард Кейбл. Занимался охотой, пьянством и буянством. Тиранил жену, служанку и собаку. Местные жители приписывали ему множество грехов, включая сделку с дьяволом. В общем типичный представитель "Bastard feudalism".

  Жена, не в силах больше выносить тиранство, решила покинуть счастливое семейное гнездышко, но была убита при попытки к бегству. Однако возмездие, в "лице" любимой собаки невинно убиенной супруги, настигло злодея на месте преступление и порвало, как Тузик грелку. В финале, героическую сучку пристрелили подоспевшие силы правопорядка. В общем все умерли.

Помещика похоронили, но по ночам на его могиле стали замечать некое, жутко завывающее чудовище, с горящими глазами и пастью. Было решено, что это призрак собаки продолжает преследовать своего врага. Поэтому над могилой соорудили защитный панцирь из камня и хладного железа, не забыв окропить святой водой.. Но вой по ночам не прекратился, а за решеткой склепа прохожие видели зловещее красное свечение. 

Насколько верны все эти подробности - неизвестно. Однако Ричард Кейбл - вполне реальный персонаж и желающие удостовериться в существовании пса-призрака,  могут посетить закрытую могилу сквайра, заехав на старое кладбище, расположенное вокруг развалин церкви "Holy Trinity" в городе Buckfastleigh.

 Кстати, это кладбище популярное место, среди всяких любителей паранормальных явлений, охотников за приведениями и прочих фриков. Говорят, что нечисть там, так и шастает по ночам.

Вдохновившись этой байкой, Конан Дойль отправился в  Бакфастли и облазил все окрестности. Уже на месте было решено ввести в действие Шерлока Холмса, ранее погибшего в пучине Рейхенбахского водопада.
 Но не оживлять героя, а перенести события до схватки сыщика с профессором Мориарти. И вскоре, в номере центральной гостиницы города Принстаун,  были написаны первые главы будущего шедевра.



Реальность.

Так, как из всех географических пунктов, упомянутых в книге, реально существует только Принстаун, с него и был начат осмотр мест боевой славы собаки Баскервилей.

В городе нашлось два объекта связанных с книгой.

Объект номер один: центр информации Дартмурского заповедника, по совместительству музей Артура Конан Дойля, ибо расположен в той самой гостинице, где останавливался писатель..

Объект номер два, та самая принстаунская каторжная тюрьма, из которой бежал тот самый каторжник Селден. И как видно по фотографии за последние 120-130 лет, существенно ничего не изменилось.

Разве, что камер понатыкали.

А это злобные тюремщики и прочие сатрапы, спешащих на ланч. Сатрапы остались явно недовольны моей тягой к фотографии.

При тюрьме имеется музей, из которого были получены знания о том, что заведение создано в период наполеоновских войн, для содержания сначала пленных французов, а потом пленных американцев, во время войны США-Британия 1812 года.

 Но со временем запасы военнопленных кончились и тюрьму сделали гражданской, для реально опасных преступников. В музее особо подчеркивалось, что заключенные очень страдали от сурового климата Девоншира. Средняя температура климата: +7 зимой и +20 летом. Бу-га-гашечки!

Ныне, это тюрьма категории С. То есть, хотя и закрытого типа, но с облегченным режимом, для лиц не склонных к побегу.
 На фото, специально обученный манекен всячески демонстрирует свою не склонность к побегу. А на заднем фоне видна фотография инсайда жилого корпуса тюрьмы, со столами для бильярда, которые по ночам вероятно используются, как столы для блэкджека. :) 

Закончился осмотр во дворе музея, где расположилась выставка-продажа плодов каторжного труда под девизом: "Зацените гнома" Жуткое зрелище. :)

На этом, реально существующие места, похождений собаки Баскервилей, закончились. Для вычисления других точек пришлось обратиться к карте и первоисточнику.


 
 В книге упоминается, что Холмс определил расстояние между деревней Гримпен и Принстауном, в 14 миль.
 К юго-востоку от настоящего Принстауна находится "трясина" Fox Tor Mires, отмечено на карте большим унылым серым пятном. Находится оно, как раз по направлению к Бакфастли, где покоится сквайр Ричард Кейбл, ставший прообразом Хьюго Баскервиля.

А вот в "красном" пятне, на границе "болот", масса мелких, в несколько домов, населенных пунктов и ферм, которые могли бы сойти и за деревню Гримпен, и за Лефтер-холл, и за фермы "Каменные столбы" и "Гнилое болото".

 Правда есть одно но... от Принстауна до Бакфастли - 16 километров. Соответственно все эти строения находятся в  12-14 километрах, а не милях. Но... если предположить, что Конан-Дойль, "запутывая следы", поменял километры на мили, то все становится на свои места/ :) Ведь писатель собирал материал для книги именно между этими двумя городами.

Гримпенская трясина.
Те, кто читая книгу, представлял Гримпенскую трясину, как я например, чем-то вроде бескрайних болот в тайге или в лесах Белоруссии - будут разочарованы.

 В реале это очень холмистая местность, в выходами гранита на вершине некоторых холмов. Так называемые торы. Даже по гугловской карте видно, что "плоских" мест, где теоретически могли быть нормальные болота, просто нет. Болотами, можно считать низины между холмов, где после дождей скапливается вода и вполне возможно там реально утонуть. Я не проверял.

Далее, несколько фотографий местности, которую Холмс назвал, как: "...вокруг них расстилаются унылые, лишенные признаков жизни болота. Вот вам сцена, на которой разыгралась эта трагедия и, может быть, разыграется еще раз на наших глазах".

Кругом бродят толпы животных, без всяких заборов или загонов. Овцы и девонширские пони. Поэтому несмотря на разрешенную скорость 40 миль, везде висят таблички."В этом году было сбито 86 животных, пожалуйста не превышайте 30 миль в час".

Баскервиль-холл, деревня Гримпен и другие.

Что до всяческих строений, то подходящих и аутентичных - полно.
Вот например, ну чем не дом, в котором коварный натуралист, мистер Стэплтон и строил свои коварные планы по захвату вселенной. Прямо за забором начинаются сплошные "болота".

Ну а эта симпатичная деревушка в один перекресток, на котором находятся и паб, и церковь и почта с магазином, чем не Гримпен 100 лет спустя? Доктор Мортимер небось в том пабе уже с утра и заливает. :)

А где же Баскервиль-холл, спросите вы? Да вот же он. Да, сегодня это пятизвездочная гостиница, с полем для гольфа, но когда-то...  давным-давно... там  "разыгралась эта трагедия и, может быть, разыграется еще раз на наших глазах". :)

И в завершение несколько кадров данной местности, какой ее себе представлял Игорь Масленников в гениальном фильме "Собака Баскервилей". Надо отдать должное, этому режиссеру, старался он из-за всех сил. Даже гранитные торы, пытался воссоздать на какой-то свалке. И пусть непохож ни ландшафт, ни дома, но получилось главное - отличный триллер. За что ему низкий поклон. :)

У меня все. Спасибо за внимание.:)
------------------------------------------------------------------------
Большое спасибо автору за такой интересный пост! Низкий поклон!

anastgal.livejournal.com

Где же обитала Собака Баскервилей? - Кино

Начало тут

Где находится Гримпенская трясина

Гримпенская трясина и болота снимались в уезде Ляэнемаа, волость Кулламаа, посёлок Ристи. Болото Куйстлемма отлично сыграло роль знаменитых торфяных топей Дартмура.

Правда в Эстонии в отличие от Дартмура трудно сыскать холмы, так что их с успехом заменила одна из каменоломен Таллина, сейчас это жилой район по улице Кадака в районе дома 191, а также отвалы породы химического комбината под Таллином.

Если внимательно посмотреть фильм, то можно увидеть, что оператор все время показывает болота с одной стороны, и это понятно, съемка велась с трассы Таллин–Хаапсалу. Так что такую красоту можно наблюдать из окна автомобиля, если вам вдруг случиться ехать по этой дороге.

Может даже услышите знаменитый вой собаки Баскервилей. :)

Где-то в этом направлении безвозвратно убежал бедный Снуппи. «Пропал Снуппи. Ушёл на болото — не вернулся».

«Держитесь подальше от торфяных болот».

«…еще рано любоваться красотами наших болот, орхидеи еще не зацвели».

А в этом строении прятался Шерлок Холмс и вел свои наблюдения. Тут же неподалеку беглого каторжника Селдена загрызла собака Баскервилей. Это строение является развалинами мельницы голландского типа, который в Эстонии предостаточно. Здесь то и обнаружил доктор Ватсон своего друга.

Навел же на место лежки Шерлока Холмса склочный старик Френкленд, он показал это место доктору Ватсону в подзорную трубу.

Пересматривая фильм в сотый раз интересно подмечать детали, киноляпы. Вот пример, крыша Лефтер-холла, где живет старик Френкленд покрыта железной черепицей, чего во времена действия романа Конан Дойла быть не могло.

Баскервиль-холл снимали в Таллине, причем натурой служили два здания. В том эпизоде, где доктор Мортимер, в исполнении Евгения Стеблова, рассказывает легенду рода Баскервилей фигурирует замок Глена, он находится в Таллине на улице Вана-Мустамяэ 48. Именно здесь пленница Хьюго Баскервиля спускалась по плющу из окна башни замка.

Баскервиль-холл 19-го века играл замок графа А.В. Орлова-Давыдова (замок Маарьямяэ), что в Таллине на Пирита теэ 56. В нем располагается Музей истории Эстонии. Здесь Бэрримор, в исполнении Александра Адабашьяна, встречал сэра Генри, в исполнении Никиты Михалкова.

Узнаете? Это Меррипит-хаус, дом Степлтонов. Снимали его в деревне Кадарпику, волость Таэбла, уезд Ляэнемаа, Эстония. В этом доме размещен музей известного эстонского художника Антса Лайкмаа.

Именно сюда пригласил на ужин коварный Джек Степлтон, которого блестяще сыграл Олег Янковский, наследника Баскервилей сера Генри. Неподалеку от него инспектор Лестрейд застрелил собаку Баскервилей.

НАСТОЯЩАЯ Гримпенская трясина находится в графстве Девоншир, Англия. Вернее в области Дартмур.

В советском телефильме режиссера Масленникова «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей» болота Дартмура снимали в Эстонии.

Оставляю на ваше усмотрение судить о том, какие болота красивее около эстонского поселка Ристи или Дартмура.

Мне больше понравились эстонские, что сняты в нашем фильме, но прелесть болот Дартмура еще и в окружающих его холмах, в точности как описано у Конан Дойля.

cinematographua.livejournal.com

Собака Баскервилей - призрак на болоте

«Черная собака»

Легенды и предания о страшных чудовищах, живущих на болотах, ходили в Британии с давних времен. Самое известное подобное привидение — «Черная собака». Истории об этой жуткой собаке, пожирающей и убивающей людей, передавались из уст в уста. В Норфолке этот призрак  называют «чёрный Шак», в Сомерсете — «большая собака», а в Суффолке — «леший Пука».   В книге «Фольклор графств Англии»  содержится много упоминаний  о «Черной собаке».

 Один из самых леденящих кровь случаев, связанных с собакой-призраком, по преданиям, произошел 4 августа 1577 года в городке Бангей, расположенном в графстве Суффолк. В тот день утром началась сильная гроза. В местной церкви в это время шла утренняя служба. 

Вдруг раздался страшный удар грома, и потрясенные люди, находившиеся в церкви,  увидели в ярком свете молнии жуткую огромную собаку черного света. Громадный зверь со светящимися глазами бежал по проходу мимо людей. Когда он миновал двоих молившихся на коленях людей, те упали замертво. Кожа еще одного прихожанина от прикосновения жуткого зверя обуглилась, но сам он остался жить. Когда собака исчезла, то потрясенные люди обнаружили, что механизм церковных часов весь искорежен, а на камнях и обитой железом двери остались следы, напоминавшие царапины от когтей.

В тот же день в Блитбурге, находящемся в семи милях от Бангея, в местной церкви тоже увидели «Черную собаку» — здесь она убила двоих человек и опалила еще нескольких.

Многие из тех, кому доводилось встретить  «Чёрную собаку», рассказывали, что, когда они пытались схватить ее, то руки проходили сквозь тело, а сама собака вспыхивала ярким пламенем и исчезала.
А один из жителей графства Сомерсет, в начале прошлого века повстречавший привидение на проселочной дороге, утверждал: «Чудище добежало до ручья. А эти твари, как известно, не любят текущую воду. Поэтому оно подпрыгнуло, вспыхнуло огнём и растворилось в воздухе».

Подобных случаев описывается множество. Однажды человек, передвигавшийся в повозке, наехал на «Черную собаку», вставшую поперек дороги, в результате чего и он и повозка сгорели дотла. Один фермер ударил этого загадочного зверя по горевшим в темноте глазам. Свечение тут же исчезло, однако сам фермер оказался парализованным и лишился дара речи до конца своих дней.

В Дортмуре джентльмен увидел странного черного зверя, напоминающего теленка. Он решил погладить его, но рука ощутила лишь пустоту. Тут же раздался оглушительный взрыв, отбросивший искалеченного любителя животных на десяток шагов.

Дьявольский вестник смерти

 «Черной собаке» приписывали еще одно страшное свойство — ее появление было признаком чьей-то приближающейся смерти. В книге «Энциклопедия привидений» Дэниеля Коэна, изданной в 1984 году, рассказывается о «Черной собаке», которая приходила к семье Воген. Один из детей в этой семье заболел оспой. Однажды мать вошла в его комнату и увидела, что вместе с мальчиком в его кровати спит большая чёрная собака. Громко крича, она в страхе выбежала из детской. Когда отец в ужасе ворвался в комнату больного, то он не увидел никакой собаки, а спустя час мальчик умер…

А в 1960 году ее увидели на дороге двое жителей графства Сомерсет, а на другой день оба погибли…

Непонятное свечение вокруг собак, их сверкающие глаза, и главное, ужасные события, происходящие после их появления, создали им славу слуг самого дьявола. Утверждалось, что при осмотре мест, где видели «Черных собак» обнаруживались следы огня и сильный запах серы. Об этом факте даже писали в газете «Ноутс энд куэриз». 18 мая 1850 года в ней появилась заметка, в которой рассказывалось, как один из свидетелей появления чудовища привел на место происшествия нескольких людей, а те убедились в том, что «земля здесь была выжжена — будто накануне кто-то жег там черный порох».

«Черных собак» также часто считали родственниками колдуний или волшебниками, принявшими облик животного. В книге «Духи и легенды Уилтширского края» имеется  около сорока сообщений о «черных собаках», созданных ведьмами. Собаки эти имели огромные глаза-блюдца (вспомните, в сказке «Огниво» ведьме помогали именно такие собаки!).

Удивительно, но, несмотря на то, что времена средневековой охоты на ведьм закончились, подобные эксцессы иногда встречаются и в наши дни. 23 ноября 1975 года в газете «Санди экспресс» появилось сообщение о самосуде над… ведьмой, принявшей облик «Черной собаки».

Пятеро человек —  отец и четверо его сыновей — обвинялись в покушении на соседку-старуху. Они заявили, что она, превратившись в собаку, набросилась на них. Соседи помешали им совершить самосуд в тот момент, когда они уже собирались разжечь костер, разложенный под привязанной «ведьмой»…

  «Бестия Эксмура»

Если истории о «Черной собаке» кажутся нам мистическими, то легенда о девонширской бестии уже имеет реальные корни и, возможно, самое рациональное объяснение. Как мы помним, у Артура Конан Дойла страшная, светящаяся в темноте, собака не имела отношения к призракам, а была всего лишь «модернизирована» мистером Стэплтоном. Не менее логично можно объяснить появление странного существа на торфяных болотах графства Девоншир…

Когда Конан Дойл писал «Собаку Баскервилей», то он опирался на старинные легенды, услышанные от местных жителей. Согласно преданиям, чудовище на болотах Девоншира появилось в незапамятные времена. Это был огромный зверь, пугавший местных жителей своим видом и страшным ревом. Вот что гласил пожелтевший манускрипт, который доктор Мортимер вручил  для изучения Шерлоку Холмсу: «Над  Гуго стояло мерзкое чудовище — огромный, черной масти зверь,  сходный  видом  с собакой, но выше и крупнее всех собак, каких когда-либо приходилось видеть смертному. И это чудовище у них на глазах растерзало горло Гуго Баскервилю и, повернув к ним свою окровавленную морду,  сверкнуло  горящими  глазами»...

Это описание соответствует рассказам жителей местечек Дортмур и Эксмур графства Девоншир о странном звере, прозванном «бестией Эксмура» и существующем до сих пор…

Еще в средние века люди утверждали, что видели на торфяных болотах огромное животное, похожее то ли на собаку, то ли на пантеру. Следы чудовища походили на отпечатки лап огромной собаки. В конце XX века сообщения о загадочном звере продолжали появляться. Но «Бестия Эксмура» охотилась вовсе не за несчастным Генри Баскервилем, а нападала на окрестные фермы — сотни овец находили растерзанными, со следами огромных зубов. На месте преступления не раз обнаруживали  клочки черной шерсти. Экспертиза показала, что это… шерсть крупного кошачьего, возможно, рыси.

Один из местных жителей однажды успел сфотографировать загадочного зверя. Снимок был не очень четким, но на нем можно было разглядеть животное, напоминающее леопарда.

Гости с Востока

Все эти факты поставили в тупик зоологов — крупные кошачьи  в Англии не встречаются. И вот в конце 80-х в печати появилось сообщение, что загадка «Бестии Эксмура» (и, следовательно, собаки Баскервилей) решена. Охотники застрелили на торфяных болотах огромного бенгальского кота, загадочным образом попавшего сюда из Индии. Была выдвинута версия, что хищник сбежал из какого-нибудь частного зверинца, и именно он терроризировал несчастных жителей Девоншира. Но в этой версии имелись определенные неувязки — во-первых, не было объяснений того, кто же пугал людей веков еще в средние века, а во-вторых, бенгальский кот не может убить взрослого барана.

В начале 90-х годов на болотах Девоншира был найден череп крупного хищника. За столетия он успел разрушиться и определить достоверно, кому именно он принадлежит, не удалось. Но находка явственно показывает, что средневековые легенды не являются вымыслом — в Англии действительно с давних времен обитает некое загадочное существо.

Но, скорей всего, на самом деле это животное не является каким-то сверхъестественным. Известно, что жители Британии привозили в свои поместья различных экзотических животных из дальних стран — пантер, гепардов, леопардов и т.п. и использовали их для охоты, игр, иногда и устрашения гостей. Вероятно, еще в незапамятные времена парочка зверей  сбежала на волю, и пугало народ их потомство. Судя по описанию, призрачными собаками вполне могли быть  черные пантеры —  этот зверь способен испугать даже самых отважных  охотников, особенно если те увидят его не в азиатских лесах, а на английских болотах. Что уж говорить об обывателях — им такой зверь действительно мог показаться исчадием ада.

Вероятно, потомство зверей, сбежавших от некоего средневекового феодала, было немногочисленным, так как климат в Англии все же слишком суров для обитателей теплых стран. Но несколько особей оказались устойчивыми к холодам и прижились на болотах Девоншира. И с тех пор именно они пугают народ своим страшным видом и создают почву для легенд и мифов, в том числе и о собаке Баскервилей…

Прочтите еще:

Адам Уорт - протопип профессора Мориарти

Джек-Потрошитель - убийца из Ист-Энда

www.chronoton.ru

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей — Викицитатник

«Приключе́ния Ше́рлока Хо́лмса и до́ктора Ва́тсона: Соба́ка Баскерви́лей» — третья часть телевизионного сериала по мотивам рассказов Артура Конан Дойла о Шерлоке Холмсе. Экранизация одноимённой повести английского писателя.

— Интересно, Ватсон, что вы скажете об этой трости?
— Можно подумать, что у вас глаза на затылке!
— Дорогой друг, если б Вы читали мою монографию об органах осязания у сыщиков, вы бы знали, что на кончиках ушей имеются такие тепловые точки… Так что глаз на затылке у меня нет.
— Он видит ваше отражение в кофейнике.

— Дорогой Ватсон! Вы в совершенстве познали мой дедуктивный метод. Но увы… Ваши выводы в большинстве ошибочны.

— Мистер Холмс, явился вчерашний посетитель. Вчера он забыл палку, сегодня пришёл с собакой!

— Подарок?
— Да…
— От Чаринг-Кросского госпиталя?
— Да, от коллег ко дню свадьбы.
— Ой, как скверно-то, а!…

— Провидению препоручаю я вас, дети мои, и заклинаю: остерегайтесь выходить на болота в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно.

— Я борюсь со злом по мере моих скромных сил, но выступать против самого прародителя зла было бы несколько самонадеянно с моей стороны… О чём вы меня, собственно, просите?
 — А-а… я вас пока ни о чём не просил…

— Какие ваши соображения?
— Запутанная история.
— Как это верно, Ватсон…

— Это всё, что осталось от Снуппи.
— А как он славно лаял у нас на Бейкер-стрит!

— Вот так начнёшь изучать фамильные портреты и уверуешь в переселение душ.

— Вы c оружием, Лестрейд?
— Ну, раз на мне брюки, значит и задний карман на них есть, а раз задний карман есть, значит он не пустует. [смеётся]

— Держитесь подальше от торфяных болот.

— За кого меня принимают в этой го-сти-ни-це?! За дурачка?! [стучит ботинком себе по лбу] За дурачка!

— Перестаньте запирать все время этот шкаф. Вы меня ставите в неудобное положение, прошу Вас. [речь идёт о том шкафе, где находятся алкогольные напитки]

— Какой обед может быть на болоте?!

— Любовь сэра Генри грозит бедой только самому сэру Генри.

— Пропал Снуппи. Ушёл на болото, не вернулся.

— Скажите, а кто мог в замке ночью плакать… женским голосом?

— Узнаёте, Ватсон, этот ботинок? Его родной брат сгорел в камине гостиницы «Нортумберленд». Два башмака, а какие разные судьбы.

— С одной стороны у меня большая радость: я раскопал курган в Длинной Низине и обнаружил там череп доисторического человека (для меня это большой праздник), а мистер Френкленд, местный сутяга, собирается подать на меня в суд за то, что я разрыл могилу без согласия на то ближайших родственников погребённого.

— Что это, каша что ли?
— Овсянка, сэр.

— Послушайте, а давайте его поймаем?
— Давайте.
— И всё кончится.
— Не кончится.

— Если вы когда-нибудь захотите провести меня, сначала смените табачный магазин.

— Вы всё пишете и пишете, а Ваш друг все не едет и не едет. Шерлок Холмс! Да-а-а, тут без него не разобраться… Тёмная история, сэр, очень тёмная…

— …ещё рано любоваться красотами наших болот, орхидеи ещё не зацвели.
— Орхидеи ещё не зацвели… Что бы это значило?
— Не зацвели…, и всё!

— …ваш череп мог бы послужить украшением любого антропологического музея.
— Я польщён…

— Что это, Бэрримор?

— Так как же его зовут?
— Шерлок… Холмс!

— Я собственными глазами видел, кто… носит… ему… еду.
— Мужчина, с бородой?
— Не-е-ет… Представьте себе, еду носит… ребёнок!

— Вы же знаете мои скромные требования, Ватсон: кусок хлеба, чистый воротничок – что мне ещё нужно?

ru.wikiquote.org

Читать онлайн Собака Баскервилей (и)

Глава XII

Смерть на болотах

Минуту или две я стоял, не веря своим ушам, и не мог перевести дух от неожиданности. Потом дар речи вернулся ко мне, и я почувствовал, как огромная тяжесть спала у меня с плеч. Этот холодный, язвительный голос мог принадлежать только одному человеку во всем мире.

— Холмс! — крикнул я. — Холмс!

— Выходите, — сказал он, — и, пожалуйста, поосторожнее с револьвером.

Я вылез из пещеры и увидел его. Холмс сидел на камне и с озорным блеском в серых глазах смотрел на мою изумленную физиономию. Он сильно похудел за ото время, но вид у него был бодрый, спокойный, лицо — бронзовое от загара. Строгий спортивный костюм, кепи — ни дать ни взять турист, странствующий по болотам! Он даже остался верен своему поистине кошачьему пристрастию к чистоплотности: гладко выбритые щеки, рубашка без единого пятнышка. Как будто все это происходило на Бейкер-стрит!

— Кто другой мог бы так обрадовать меня своим появлением! — сказал я, крепко пожимая ему руку.

— А заодно и удивить?

— Да, вы правы.

— Но, уверяю вас, друг мои, удивились не вы один Я и не подозревал, что вам удалось найти мое временное пристанище, и никак не думал застать вас здесь. Это выяснилось всего лишь за двадцать шагов до пещеры.

— Вы узнали мои следы?

— Нет, Уотсон! Боюсь, что это непосильная задача — различить ваши следы среди множества других, которые существуют на свете. Если же в будущем вы захотите как-нибудь провести меня, то советую вам сначала переменить табачный магазин, ибо стоит только мне увидеть папиросу с маркой «Бредли. Оксфорд-стрит», как я сразу же догадаюсь, что мой друг Уотсон находится где-то поблизости. Вон он, ваш окурок, валяется около тропинки. Вы, вероятно, бросили его в ту минуту, когда решили взять приступом мое пустое жилье?

— Совершенно верно.

— Так я и думал… И, зная ваш дотошный характер, догадался, что вы устроили в пещере засаду и ждете возвращения ее обитателя, держа револьвер наготове. Так вы в самом деле приняли меня за преступника?

— Я не знал, кто вы такой, но решил выяснить.

— Великолепно, Уотсон! А как вам удалось отыскать мое жилье? Вы, вероятно, увидели меня во время погони за каторжником, когда я по собственной оплошности позволил луне светить мне в спину?

— Да, я вас увидел тогда.

— И стали обыскивать все пещеры подряд, пока не наткнулись на эту?

— Нет, меня навел на след ваш мальчишка — за ним тут кое-кто наблюдает.

— А! Старый джентльмен с подзорной трубой! Я видел, как солнце поблескивает на ее линзе, и сначала не мог догадаться, что это за штука. — Он встал и заглянул в пещеру. — Ага, Картрайт уже побывал здесь. Что это за бумажка? Так вы ездили в Кумби-Треси?

— Да.

— Повидаться с миссис Лаурой Лайонс?

— Совершенно верно.

— Прекрасно! В своих розысках мы с вами, очевидно, двигались по параллельным линиям. Что ж, теперь надо поделиться добытыми сведениями, и тогда у нас будет более или менее ясное представление об этом деле.

— Я страшно рад, что вы здесь! У меня уже нервы начали сдавать под бременем всех этих тайн и ответственности, которая лежала на мне. Но как вы сюда попали и что вы здесь делаете? А я-то думал, что Холмс сидит на Бейкер-стрит и трудится над делом о шантаже!

— Я хотел, чтобы вы именно так и думали.

— Значит, вы пользуетесь моей помощью и в то же время не доверяете мне! — рассердился я. — Это незаслуженно, Холмс!

— Друг мой, и в теперешнем деле и во многих других ваша помощь была для меня бесценна. Если вам кажется, что я вас как-то надул, умоляю, не сердитесь! Откровенно говоря, я пошел на это отчасти ради вас же самих. Я чувствовал, что вы подвергаетесь опасности, и приехал сюда лично расследовать это дело. Если б я был вместе с сэром Генри и с вами, моя точка зрения ничем не отличалась бы от вашей, да и противники наши были бы начеку. Приезд в Баскервиль-холл меня очень связал бы, а так я мог действовать совершенно свободно, оставаясь за кулисами и готовясь выступить на сцену в самую критическую минуту.

— Но зачем вам понадобилось скрываться и от меня?

— Если б вы знали, что я здесь, это ничему бы на помогло и, может быть, даже кончилось моим разоблачением. Вам, наверно, захотелось бы рассказать мне что-нибудь или же вы, по свойственной вам доброте, вдруг вздумали бы обставлять меня здесь удобствами. Зачем подвергаться ненужному риску? Я привез с собой Картрайта — помните мальчугана из Рассыльной конторы? — и он великолепно обслуживает меня. А вы знаете мои скромные требования: кусок хлеба, чистый воротничок, что еще человеку нужно? Кроме того, Картрайт — это лишняя пара глаз и лишняя пара ног, весьма быстрых. То и другое оказалось для меня просто кладом.

— Значит, все мои отчеты писались впустую! — сказал я дрогнувшим голосом, вспомнив, сколько труда и гордости этим трудом было вложено в них.

Холмс вынул из кармана пачку писем:

— Вот ваши отчеты, друг мой, изученные самым тщательным образом, в чем вы можете не сомневаться. Я так хорошо все устроил, что они попадали ко мне с опозданием только на один день. Примите мои горячие поздравления. Упорство и наблюдательность, которые вы проявили в таком необычайно трудном деле, выше всякой похвалы.

Я все еще никак не мог примириться с тем, что меня так ловко провели, но теплые слова Холмса рассеяли мою досаду. Кроме того, в глубине души я чувство вал правоту моего друга и признавал, что в интересах дела мне не следовало знать о его появлении в здешних местах.

— Ну, то-то же! — сказал он, глядя на мое просветлевшее лицо. — А теперь расскажите мне о своем визите к миссис Лауре Лайонс. Я сразу догадался, к кому вы поехали, ибо теперь мне уже ясно, что это единственный человек в Кумби-Треси, от которого мы можем кое-чего добиться. Откровенно говоря, если б вы не по бывали там сегодня, я, по всей вероятности, отправился бы к ней завтра сам.

Солнце уже спряталось, над болотами сгустились сумерки. В воздухе сразу похолодало, и мы перешли в пещеру. И там, сидя в полутьме рядом с Холмсом, я рассказал ему о своем разговоре с миссис Лайонс. Он так заинтересовался им, что многое мне пришлось повторять по два раза.

— Это все очень важно, — сказал Холмс, когда я кончил. — Дело чрезвычайно сложное, и в нем был один пробел, который до сих пор мне никак не удавалось заполнить. Вы, вероятно, знаете, что Стэплтон в большой дружбе с миссис Лайонс?

— Нет, о дружбе я ничего не слыхал.

— Это факт. Они встречаются, обмениваются письмами — вообще между ними полное согласие, что дает нам крупный козырь в руки. Если б пустить этот козырь в ход, чтобы воздействовать на его жену…

— Его жену?

— Теперь я поделюсь кое-чем с вами в обмен на ваши открытия. Женщина, которую он выдает здесь за мисс Стэплтон, на самом деле его жена.

— Боже мой, Холмс! Вы уверены в этом? Тогда как же он допустил, чтобы сэр Генри влюбился в нее?

— Романтические чувства сэра Генри грозят бедой только самому сэру Генри. Как вы заметили, Стэплтон всячески оберегает ее от ухаживаний баронета. Повторяю, эта леди не сестра, а жена Стэплтона.

— Но зачем понадобились такие хитросплетения?

— А вот зачем: Стэплтон предвидел, что она будет гораздо полезнее ему в роли свободной женщины.

Все мои неясные подозрения, всё подсказанное чутьем вдруг выплыло наружу и сомкнулось вокруг натуралиста. От этого спокойного, бесцветного человека в соломенной шляпе и с сачком для ловли бабочек веяло чем-то грозным. Выдержка и терпение, сопряженное с хитростью, на губах улыбка, а в сердце черная злоба…

— Значит, это и есть наш противник? Значит, он и выслеживал нас в Лондоне?

— Да, так я разгадал эту загадку.

— А предостережение… Его прислала она?

— Совершенно верно.

Из мрака, в котором я так долго блуждал, выступили наполовину увиденные, наполовину угаданные мною очертания чудовищного злодейства.

— Неужели это верно, Холмс? Откуда вы узнали, что она его жена?

— В первую свою встречу с вами Стэплтон настолько увлекся, что поведал вам часть своей биографии, о чем, вероятно, не перестает жалеть до сих пор. У него действительно была школа на севере Англии. А ведь отыскать учителя — самое простое дело. На этот предмет существуют школьные агентства, которые дадут вам сведения о любом лице, связанном с этой профессией. Я навел справки и вскоре узнал, что действительно в одной школе разыгрались очень неприятные события и что директор ее — фамилия у него была другая — скрылся вместе с женой. Все их приметы совпадали в точности. А когда мне стало известно его увлечение энтомологией, тут уж я совсем перестал сомневаться.

Тьма, окутывавшая меня, мало-помалу начинала редеть, но многое еще оставалось в тени.

— Если эта женщина его жена, то при чем тут миссис Лаура Лайонс? — спросил я.

— Это один из пунктов, на который вы сами пролили некоторый свет. После вашей поездки в Кумби-Треси многое стало ясным. Я, например, не знал, что миссис Лайонс хочет развестись с мужем. Она, вероятно, рассчитывает на брак со Стэплтоном — ведь ей невдомек, что он женат.

— А когда она узнает правду?

— Тогда эта леди может оказаться весьма полезной для нас. Нам обоим нужно завтра же повидать ее. А теперь, Уотсон, как вы думаете, не пора ли вам вернуться к своим обязанностям? Ваше место в Баскервиль-холле.

Последние красные отблески заката погасли на западе, и на болота спустилась ночь. В лиловатом небе слабо мерцали редкие звезды.

— Еще один, последний, вопрос, Холмс, — сказал я, вставая. — Нам нечего скрывать друг от друга. Что все это значит? К чему он ведет?

Холмс ответил мне глухим голосом:

— К убийству, Уотсон… хладнокровно обдуманному убийству. Не допытывайтесь с подробностях. Стэплтон затягивает в свои сети сэра Генри, а я затягиваю его самого. Он почти у меня в руках, с вашей помощью. Теперь нам угрожает только одна опасность — он может нанести удар первым. Еще день, самое большее два, и у меня все будет готово, а до тех пор берегите сэра Генри, как любящая мать бережет больного ребенка. Ваше отсутствие сегодня вполне простительно, и все же я бы, пожалуй, предпочел, чтобы вы не оставляли его… Слышите?

Страшный протяжный вопль, полный ужаса и муки, пронесся над безмолвными болотами. Я слушал его и чувствовал, как у меня стынет кровь в жилах.

— Боже мой! Что это? Что это такое?

Холмс вскочил с места, и его высокая фигура заслонила от меня вход в пещеру. Он стал там, пригнувшись, вытянув шею, напряженно вглядываясь в темноту, и только успел бросить мне шепотом:

— Тише! Тише!

Этот крик, поразивший нас своей пронзительностью, шел из глубины беспросветно темных болот. Но вот он послышался ближе, явственнее…

— Где это? — шепнул Холмс, и по тому, как дрогнул у него голос — у него, у человека с железными нервами! — я понял, что этот вопль проник ему в самую душу. — Где кричат, Уотсон?

— По-моему, в той стороне. — Я протянул руку, показывая в темноту.

— Нет, вон там!

Мучительный крик снова пронесся в безмолвной ночи, но теперь он был еще ближе, еще громче. И к нему примешивались какие-то другие звуки — глухое низкое рычание, напоминающее чем-то непрестанный рокот моря.

— Это собака! — крикнул Холмс. — Бежим, Уотсон, бежим! Боже мой! Только бы не опоздать!

Он бросился в темноту, я следом за ним. И вдруг где-то впереди, за валунами, раздался отчаянный вопль, потом глухой, тяжелый стук. Мы остановились, прислушиваясь. Но больше ничто не нарушало давящей тишины безветренной ночи.

Я увидел, как Холмс, словно обезумев, схватился за голову и топнул ногой о землю:

— Он опередил нас, Уотсон! Мы опоздали!

— Нет, этого не может быть!

— Чего я медлил, дурак! И вы тоже хороши, Уотсон! Оставили Баскервиля одного, и вот чем все кончилось! Нет, если поправить ничего нельзя, я все равно отомщу негодяю!

Не разбирая дороги, мы бросились туда, откуда донесся этот страшный крик. Мы взбирались вверх по склонам, сбегали вниз, натыкались в темноте на валуны, продирались сквозь заросли дрока. С вершины каждого холма мой друг быстро оглядывался по сторонам, но болота покрывал густой мрак, и на их угрюмой шири нельзя было приметить ни малейшего движения.

— Вы что-нибудь видите?

— Ничего.

— Подождите! Что это?

До нас донесся приглушенный стон. Он шел откуда-то слева. Каменная гряда круто обрывалась там вниз, переходя в усеянный валунами склон, и среди валунов лежало что— то темное. Мы подбежали ближе, и темный предмет принял более ясные очертания. Это был человек, лежащий на земле лицом вниз. Он словно готовился сделать кульбит — подвернутая под каким-то невероятным углом голова, приподнятые плечи, округленная линия спины. Нелепость этой позы помешала мне в первую минуту осознать, что его стон был предсмертным. Мы стояли, наклонившись над ним, и не слышали ни хрипа, не могли уловить ни шороха. Холмс тронул неподвижное тело, вскрикнул в ужасе и тут же отдернул руку. Зажженная спичка осветила его окровавленные пальцы и страшную лужу, медленно расплывавшуюся из-под разбитого черепа мертвеца. И сердце у нас замерло — при свете спички мы увидели, что перед нами лежит сэр Генри Баскервиль!

Разве можно было забыть этот необычный красновато-коричневый костюм — тот самый, в котором баронет впервые появился на Бейкер-стрит! Нам достаточно было секунды, чтобы узнать его, а потом спичка вспыхнула и погасла так же, как погасла в нас последняя искра надежды. Холмс застонал, и я даже в темноте разглядел, какой бледностью покрылось его лицо.

— Мерзавец! Мерзавец! — Руки у меня сами собой сжались в кулаки. — Холмс, я никогда не прощу себе, что оставил его на произвол судьбы!

— Моя вина больше, Уотсон. Я пожертвовал жизнью клиента только ради того, чтобы подытожить, так сказать, закруглить, это дело. Я не помню другого такого удара за всю свою практику. Но кто мог знать, кто мог знать, что, несмотря на все мои предостережения, он рискнет выйти один на болота!

— И мы слышали его крик — боже мой, какой крик! — и не могли сразу прийти ему на помощь! Но куда делась эта чудовищная собака — виновница его смерти? Может быть, она и сейчас где-нибудь здесь? И где Стэплтон? Он ответит за это!

— Да, он ответит за все, об этом я позабочусь. И дядя и племянник— оба убиты. Один умер от страха, только увидев перед собой это чудовище, которое он считал сверхъестественным существом, другой погиб, спасаясь от него бегством. Но теперь нам надо доказать, что между этим человеком и собакой есть связь. Мы слышали ее вой, но это еще не доказательство, так как сэр Генри, вероятно, разбился при падении. И все же, клянусь, как ни хитер наш противник, а завтра он будет у меня в руках!

Потрясенные внезапной непоправимой бедой, положившей столь грустный конец нашим долгим и нелегким трудам, мы стояли возле изуродованного тела. Потом, когда из-за туч показалась луна, поднялись на каменную гряду, с которой упал наш несчастный друг, и оглядели оттуда серебрившиеся в лунном свете болота. Вдали, где-то около Гримпена, виднелся желтый огонек. Он мог гореть только в уединенном жилище Стэплтонов. Я с проклятием погрозил в ту сторону кулаком:

— Чего мы ждем? Надо схватить его немедленно!

— Дело еще не закончено, а он человек осторожный, хитрый. Мало ли что мы знаем, а вот попробуйте доказать это. Один неосторожный шаг — и негодяй ускользнет от нас.

— Так что же тогда делать?

— На завтра забот у нас хватит. А сегодня нам остается только оказать последнюю услугу несчастному сэру Генри.

Мы спустились по крутому откосу и подошли к бесформенной черной груде, лежавшей на посеребренных луной камнях. При виде этого мучительно скорченного тела сердце у меня сжалось от боли и глаза заволокло слезами.

— Придется послать за помощью, Холмс. Мы не донесем его до дому… Боже мой, что с вами? Вы сошли с ума!

Холмс вскрикнут и наклонился над телом сэра Генри. И вдруг начал приплясывать, с хохотом тряся мне руку. Неужели это мой строгий, всегда такой сдержанный друг? Вот что бывает, когда скрытое пламя прорывается наружу!

— Борода! У него борода!

— Борода?

— Это не сэр Генри!.. Боже, да это мой сосед — каторжник!

Мы с лихорадочной быстротой перевернули тело, и окровавленная борода уставилась теперь прямо в холодный яркий лик луны. Сомнений быть не могло! Низкий лоб, глубоко запавшие, как у обезьяны, глаза. Это было то же лицо, которое при свете свечи мелькнуло передо мной в расселине, — лицо убийцы Селдена!

И тут я понял все. Я вспомнил, что баронет подарил Бэрримору чуть ли не весь свой старый гардероб. Значит, Бэрримор отдал его Селдену, чтобы тот переоделся к отъезду. Башмаки, рубашка, кепи — все носил когда-то сэр Генри. Правда, трагедия оставалась трагедией, но ведь этот человек так или иначе заслужил смерть по законам нашей страны. Сам не свой от радости, я объяснил Холмсу, как все это получилось.

— Значит, несчастный погиб из-за костюма, — сказал он.

— Собаке, конечно, дали понюхать какую-нибудь вещь сэра Генри — по всей вероятности, тот самый башмак, который был украден в отеле, — и пустили ее по следам каторжника. Остается невыясненным только одно: каким образом Селден увидел в темноте, что за ним кто-то гонится?

— Наверно, услышал.

— Услышал, что по болотам бегает собака, и стал звать на помощь, рискуя быть пойманным? Нет, каторжника этим не напугаешь. Так вот: как Селден мог увидеть, что за ним гонится собака?

— А по-моему, есть вещи более странные. Почему эту собаку… предполагая, что наши догадки правильны…

— Я ничего такого не предполагаю.

— Хорошо. Почему эту собаку выпустили на болота сегодня ночью? Вряд ли она всегда пользуется такой свободой. Стэплтон, вероятно, ждал, что сэр Генри придет сюда.

— Моя загадка труднее. На вашу мы скоро получим ответ, а моя, вероятно, так и останется неразгаданной. А теперь давайте решим, что нам делать с этим несчастным. Нельзя же оставлять его здесь на съедение лисицам и коршунам.

— Пусть полежит в какой-нибудь пещере, пока мы не сообщим в полицию.

— Правильно. Туда-то мы его во всяком случае донесем. Смотрите, Уотсон! Что это? Неужели он сам? Нет, какова дерзость!.. Ни слова о наших подозрениях, ни единого слова! Не то все мои планы рухнут.

Из глубины болот к нам приближался человек. Он курил сигару, огонек которой тускло мерцал вдали. Луна ярко освещала его, и я сразу узнал щуплую фигуру и быструю, подпрыгивающую походку натуралиста. Увидев нас, он остановился, потом снова зашагаю вперед.

— Доктор Уотсон! Нежели это вы? Вот уж никак не думал встретить вас ночью на болотах! Боже мой что это? Что случилось? Нет, не может быть! Неужели это наш друг, сэр Генри?

Стэплтон пробежал мимо меня и нагнулся над трупом…

Я услышал прерывистый вздох, сигара выпала из его руки на землю.

— Кто… кто это? — запинаясь, пробормотал он — Это Селден, каторжник, сбежавший из принстаунской тюрьмы.

Стэплтон повернул к нам мертвенно-бледное лицо. Ему стоило громадного усилия воли овладеть собой и ничем не выдать своего удивления и разочарования. Его пристальный взгляд остановился сначала на Холмсе, потом на мне.

— Боже мой, какой ужас! Как это случилось?

— Должно быть, свалился вон с того откоса и сломал себе шею. Мы с приятелем гуляли по болотам и услышали чей-то крик.

— А я на этот крик и вышел из дому. Меня беспокоил сэр Генри.

— Почему именно сэр Генри? — не удержался я.

— Он должен был зайти к нам сегодня и почему-то не пришел, что меня очень удивило. А когда я услышал на болотах крики, то, естественно, встревожился за него. Кстати, — Стэплтон снова перевел взгляд с меня на Холмса, — кроме этих криков, вы ничего не слышали?

— Нет, — сказал Холмс. — А вы?

— Тоже нет.

— Тогда зачем об этом спрашивать?

— Ах, вы же знаете, что у нас тут рассказывают о призрачной собаке и тому подобных чудесах! Здешние фермеры говорят, будто бы она бегает каждую ночь по болотам. Вот я и интересуюсь: может быть, вы слышали ее?

— Нет, мы ничего такого не слышали, — сказал я.

— А как вы объясните гибель этого несчастного?

— Я уверен, что у него помутился рассудок от страха, от постоянной опасности быть пойманным. Вероятно, бегал по болотам в припадке сумасшествия и в конце концов упал под откос и сломал себе шею.

— Да, это вполне правдоподобно, — сказал Стэплтон и вздохнул с явным облегчением. — А что об этом думаете вы, мистер Шерлок Холмс?

— Какая догадливость! — сказал мой друг, отвесив ему низкий поклон.

— Мы давно вас поджидаем, с тех самых пор, как здесь появился доктор Уотсон. И вы вовремя приехали — как раз к трагедии.

— Да, в самом деле! Я уверен, что мой друг даст ей правильное объяснение. А я уеду завтра в Лондон с неприятным осадком в душе.

— Как! Вы завтра уезжаете?

— Собираюсь.

— Но ваш приезд, конечно, прольет свет на все эти события, которые поставили нас буквально в тупик.

Холмс пожал плечами:

— Успех не всегда дается нам в руки. При расследовании надо опираться на факты, а не на легенды и слухи. У меня что-то ничего не получается из этого дела.

Мой друг говорил самым естественным и самым спокойным тоном. Стэплтон взглянул на него внимательно, пристально. Потом обратился ко мне:

— Я охотно предложил бы перенести тело к нам в дом, но моя сестра так перепугается, что, пожалуй, лучше этого не делать. Давайте прикроем ему чем-нибудь лицо и оставим здесь. До утра с ним ничего не случится.

Так и было сделано. Мы с Холмсом отклонили предложение Стэплтона зайти в Меррипит-хаус и, предоставив ему возвращаться домой в одиночестве, пошли к Баскервиль-холлу. Пройдя несколько шагов, мы оглянулись и увидели его фигуру, медленно удаляющуюся в глубь болот, а дальше, позади нее, единственное черное пятно на посеребренном луной склоне — там, где лежал погибший такой страшной смертью человек.

— Наконец-то мы схватились врукопашную! — сказал Холмс, шагая рядом со мной. — Но какая выдержка! Как быстро он овладел собой! А ведь удар был поистине ошеломляющий — увидеть, что твоей жертвой пал совсем не тот человек, которого ты намечал. Я, Уотсон, говорил вам об этом в Лондоне и повторяю сейчас: нам еще не приходилось скрещивать рапиры с более достойным противником.

— Все-таки жалко, что он нас увидел!

— Я сначала сам об этом пожалел! Но, в конце концов, что ж поделаешь!

— А как вы думаете, встреча с вами отразится на его планах?

— Да, он будет действовать с еще большей осторожностью или же решится на какой-нибудь отчаянный шаг. Как и большинство незаурядных преступников, Стэплтон, вероятно, слишком полагается на свою хитрость и воображает, что обвел нас вокруг пальца.

— Почему же вы не хотите арестовать его?

— Мой дорогой Уотсон! Вы человек действия. Ваши инстинкты толкают вас на самые решительные меры. Ну хорошо, допустим, что ночью он будет арестован. А что это даст нам? Мы ничего не сможем доказать. Вот в чем дьявольская хитрость этого замысла! Если б пособником Стэплтона был человек, мы бы раздобыли кое-какие улики, но попробуйте вытащить на свет божий огромного пса! Разве это поможет нам затянуть петлю на шее его хозяина?

— Но ведь состав преступления налицо?

— Ничего подобного! Всё это одни догадки и предположения. Нас поднимут на смех в суде, если мы явимся туда с такой фантастической историей и подкрепим ее такими уликами.

— А сэр Чарльз?

— Найден мертвым, следов насильственной смерти не обнаружено. Мы-то с вами знаем, что он умер от страха, и знаем, что его напугало. Но как убедить в этом тех двенадцать тупиц, которые будут присяжными заседателями? На чем основано предположение, что тут замешана какая-то собака? Где следы ее укусов? Мы с вами опять-таки знаем, что собаки не кусают мертвых и что сэр Чарльз умер до того, как она на него кинулась. Но ведь это надо доказать, а доказывать нам нечем.

— Ну, а сегодняшняя ночь?

— Она ничего особенного не дала. Прямой связи между собакой и гибелью каторжника все-таки нет. Никто этой собаки не видел. Правда, мы ее слышали, но у нас нет доказательств, что она гналась за каторжником. Полное отсутствие мотивировки! Нет, друг мой, факт остается фактом: состава преступления мы установить не можем, но, чтобы сделать это, стоит пойти на любой риск.

— Что же вы намерены предпринять?

— Я возлагаю большие надежды на миссис Лауру Лайонс. Когда истинное положение дел станет ей известно, она окажет нам серьезную помощь. Кроме того, у меня есть и другой план. Но не надо загадывать вперед, хотя я все-таки надеюсь, что завтра победа будет за мной.

Больше мне ничего не удалось выведать от Холмса, и до самых ворот Баскервиль-холла он шел молча, погруженный в свои думы.

— Вы зайдете?

— Да. Теперь уж не имеет смысла скрываться. Но еще одно слово, Уотсон. Не говорите сэру Генри о собаке. Пусть приписывает смерть Селдена тем же причинам, которые старался подсказать нам Стэплтон. Так ему будет легче перенести то испытание, что ждет его завтра, когда он пойдет обедать в Меррипит-хаус, если я правильно цитирую ваш последний отчет.

— Но меня тоже туда звали.

— Тогда вам придется отказаться от приглашения. Пусть идет один, это легко устроить… Ну-с, так. К обеду мы, наверно, опоздали, но к ужину пришли в самый раз.

litra.info

Викторина по повести Конан Дойля «Собака Баскервилей»

Представляем вам викторину по повести Конан Дойля, придумавшего сыщика Шерлока Холмса и доктора Ватсона, "Собака Баскервилей". Это одно из самых знаменитых их расследований!

Сэр Артур Конан Дойль родился в семье ирландцев, известной своими достижениями в искусстве и литературе, отец его был архитектором и художником. Конан Дойль писал в автобиографии: «Настоящая любовь к литературе, склонность к сочинительству идёт у меня, я считаю, от матери… Яркие образы историй, которые рассказывала она мне в раннем детстве, полностью заменили в моей памяти воспоминания о конкретных событиях в моей жизни тех лет».

Семья будущего писателя испытывала серьёзные финансовые трудности, и когда мальчику исполнилось 9 лет, богатые родственники, предложив оплачивать обучение, направили его в иезуитский закрытый колледж Стонихерст. В школьном интернате Артур с удовольствием занимался спортом, а также, часами мог рассказывать сверстникам истории, которые запросто придумывал на ходу. Окончив колледж и вернувшись домой, он решил выбрать карьеру медика и для этого поступил в Эдинбургский университет. Здесь он познакомился с будущими писателями Джеймсом Барри и Робертом Льюисом Стивенсоном.

В 1880 году Дойль, в качестве корабельного врача, семь месяцев провёл в арктических водах на борту китобойного судна «Надежда»: «Я взошел на борт этого корабля большим неуклюжим юношей, а сошёл по трапу сильным взрослым мужчиной», — позже вспоминал он. Впечатления от арктического путешествия легли в основу его рассказа «Капитан полярной звезды». Два года спустя он совершил путешествие к Западному побережью Африки.

Впоследствии, Дойль окончательно решил сделать своей основной профессией литературу. Его роман «Этюд в багровых тонах» был опубликован в Англии в 1887 году – здесь впервые читатели познакомились с необычным сыщиком. А уже в 1891 году появился «Скандал в Богемии», первый рассказ из серии «Приключения Шерлока Холмса». Прототипом главного героя стал профессор Эдинбургского университета Джозеф Белл, который был мастером наблюдательности, славился способностью по мельчайшим деталям угадывать характер, прошлое и профессию человека, мастер логических выводов и обнаружения ошибок, автор методики определения болезни по внешним признакам, ещё до обследования пациента.

В течение двух лет Дойль создавал рассказ за рассказом о Холмсе, и, в конце концов, начал тяготиться собственным знаменитым персонажем. Его попытка «покончить» с Холмсом в схватке с профессором Мориарти («Последнее дело Холмса», 1893 г.) оказалась неудачной: читатели негодовали и начали просить Дойла о продолжении. В итоге, писатель пошёл им навстречу - и вернул прославленного сыщика на страницы своих произведений. Шерлок Холмс стал одним из тех литературных персонажей, которые известны практически каждому.

Многие читатели считали Шерлока Холмса и доктора Уотсона реальными людьми - на их адрес (Бейкер-стрит, № 221-б) стали поступать письма с просьбами помочь решить ту или иную проблему. Никогда ещё литературные герои не были так материализованы! Дом, в котором 27 марта 1990 года был открыт «Музей имени Шерлока Холмса» был построен в 1815 году (это здание было приобретено Международным обществом имени Шерлока Холмса).

Сейчас у всех нас появилась возможность посмотреть, где и как жили знаменитые герои Конан Дойля в Викторианскую эпоху. В этом музее разрешается фотографировать все, что вам понравится, а когда вы соберетесь уехать, вам предоставят возможность проехаться на двухколесном экипаже! Шерлок Холмс и доктор Ватсон жили на Бейкер-Стрит, 221-б приблизительно с 1881 до 1904 года. Квартира располагалась на втором этаже, в пансионе, а хозяйкой пансиона была миссис Хадсон. В ресторане «Миссис Хадсон» (на первом этаже музея) сейчас можно отведать вкусных викторианских блюд, а с 15.00 до 17.30 вас пригласят на послеобеденный чай.

Холмсовская эпопея увенчалась романом «Собака Баскервилей» (1900г.), который относят к классике мирового детективного жанра. Идея повести о страшной собаке, скрывавшейся на гиблых болотах, принадлежала другу Конан Дойля - журналисту Флетчеру Робинсону. В 1901 году они вдвоем отправились отдохнуть и поиграть в гольф в Норфолк. Там журналист рассказал Артуру несколько леденящих душу легенд о гигантской собаке-призраке, которые он слышал ещё ребенком. Говорили, что она появляется, когда умирает кто-нибудь из семейства Баскервилей-Воганов, и своим диким воем наводит ужас на местных жителей. Дойл всегда был поклонником жанра готического романа, и давно собирался написать что-нибудь в этом роде. Поэтому история о собаке-призраке пришлась ему по душе.

Наверное, у каждого из вас своя любимая история из жизни Шерлока Холмса и доктора Уотсона? И всё-таки, история о собаке Баскервилей остаётся одной из самых ярких и загадочных старинных легенд: в старинных английских особняках, окутанных туманами Дартмурских болот, среди диких цветов и столетних деревьев, несмотря на страх и трагедии, живут и борются чувства героев повести А. Конан Дойля: «Вы слышите шаги на лестнице, эти шаги врываются в вашу жизнь, но что они несут с собой – добро или зло, неизвестно».

Ваша Суок

 

skarb-papcha.ru

Баскервильская собака - Шерлокиана в Сети — LiveJournal

Джон Ватсон был очень хорошим человеком, поэтому он совсем не годился в сыщики. Чистое сердце не может проследить изощренного коварства преступника, а освященный добродетельной доверчивостью взгляд на жизнь порой не замечает фактов, которые нам, грешным, увы, представляются очевидными.

Странно, например, само орудие убийства. Собака, пусть даже большая и свирепая, в бою, как правило, проигрывает человеку. А если это не старик сэр Чарльз с больным сердцем, а молодой и здоровый сэр Генри, никто не поставит на эту собаку и ломаного гроша. Чем же руководствовался такой хитрый человек как Стэплтон, когда выбирал такое ненадёжное средство в качестве орудия убийства?

Непонятна последовательность убийств. Ежели Стэплтон мог претендовать на наследство сэра Чарлза, знал о существовании другого наследника, то не логичнее ли было убить сначала сэра Генри, тихо, в Америке, а старик-то глядишь и сам скоро преставился бы?

И, в конце концов, непонятен сам мотив убийства. Если Стэплтон имел права на наследство, он мог законно отсудить часть капитала в свою пользу, как это практикуется по сей день. После смерти богача появляется седьмая вода на киселе и начинает судилище с прямым наследником за долю наследства. И затягивает дело, и подает апелляции, ну мы все знаем, как можно годами вести тяжбы. Тем более, что в Гримпене живет большой специалист по подобным делишкам - Френкленд. А наследник не может вступить в право собственности, пока не завершены все судебные формальности. Всё задумано для того, чтобы наследнику надоело ждать, и чтобы он сам предложил претенденту откуп.

С юридической и моральной точки зрения действия героев не выдерживают никакой критики. Во-первых, Холмс нанимается предотвратить преступление против сэра Генри. То есть никакого преступления еще не совершено, ничего кроме нехороших намерений он вменить Стэплтону не может. Да и по поводу гибели сэра Чарлза Холмс не имеет ни малейших улик на Стэплтона. «Мы даже сейчас не можем предъявить прямые улики этому коварному хитрецу» - говорит сам Холмс. Притом разворачивается целая кампания, по сути, фабрикования улик на Стэплтона. Если это и законно, то, как минимум, непорядочно. И карьеру Холмса никак не украшает.

Все эти нестыковки и алогичности можно было бы приписать слабости таланта Конан Дойля, однако, при внимательном прочтении повести, обнаруживаются факты, которые могут пролить свет на историю в Баскервиль-Холле с иной стороны. И, кто знает, может, эти, во многом необязательные факты, внедрены в повествование намеренно? Может быть, Дойлю надоело устами Холмса описывать в конце каждого рассказа нить расследования, как бы для Ватсона, а на самом деле для тупых читателей? Может быть, Конан Дойль создал повесть как бы с двойным дном, с версией Ватсона для массового читателя и со скрытым сюжетом – для вдумчивого? Давайте же вдумчиво, дедуктивно проанализируем все факты и попробуем иначе сложить головоломку под названием «Собака Баскервилей».

1. Мотив убийства. Предыстория.

Стэплтон – сын покойного Роджера Баскервиля, младшего брата сэра Чарльза. Роджер был аморальным типом и «считался в семье паршивой овцой». Ему «пришлось бежать в Южную Америку». Честным людям, как правило, не надо никуда бежать. Рискну предположить, что Роджер был жуликом, а сын пошел по стопам отца и впоследствии попался на растрате казны в Коста-Рике. Наведенные Холмсом справки подтверждают, что Роджер был женат. Но имел ли Стэплтон право на наследство, как законный (подчеркиваю) сын сэра Роджера, или же его не обремененный принципами папа настрогал кучу бастардов, один из которых оказался очень на него похожим и поэтому присвоил фамилию предков? Надо думать, что не имел, ибо в противном случае мог бы законно завести судебную тяжбу с Генри за часть наследства, а если уж он решился бы убивать, то первыми делом - законного наследника, как уже описано выше.

Сэр Генри до 12 лет жил с отцом, средним братом семьи Баскервилей «в маленьком коттедже на южном побережье» Англии. После гибели отца он переехал жить «к друзьям» в Америку. Спрашивается, почему не к родственникам, в Баскервиль-Холл, а в какое-то американское захолустье «к друзьям»? Не пробежала ли кошка между средним и старшим братьями, отцом Генри и сэром Чарльзом, причем настолько большая саблезубая кошка, что даже племянник стал заложником этой ссоры?

А теперь давайте представим себе жизнь молодого Генри. Он малолетним сиротой приезжает жить в чужую семью. Да еще в семью американских фермеров, настоящих «рэднеков». Да еще из нелюбимых в Америке англичан. И в довершение он является аристократишкой, голубой кровью, предметом зависти и ненависти всего мирового пролетариата? Трудно представить, какая травля, какие издевательства и унижения выпали на долю бедняги. И в течение всех долгих лет этого американского ада родной дядя-миллионер пальцем не пошевелил, чтобы как-нибудь помочь несчастному племяннику.

Если кто и ненавидел «добрейшего» сэра Чарльза настолько, что готов был его убить, то это был куда скорей обозленный и нищий сэр Генри, чем Стэплтон, весело проживающий с красавицей-женой украденные казенные деньги, и не имеющий никаких прав на имение Баскервилей.

Но в повествовании есть еще один подозрительный герой. Мортимер. Который работал в Черингкросской лечебнице в Лондоне, а потом женился. И понимая, что надо «обзаводиться собственным домом», распрощался с должностью консультанта лечебницы и устроился работать к черту на рога, в какую-то болотную деревню Гримпен. Ему-то более-менее интересно жить, у него есть работа и хобби по раскапыванию курганов. Но давайте представим себе, что чувствует его жена. Из привычной родной столицы она попала в деревню! В болота! Какая, должно быть, скука, тоска и мрак царят в её душе! Что ей остаётся? Кто по её мнению виноват в её погубленной жизни? Конечно, муж. И конечно, он выслушивает её упреки ежедневно. Мортимер никогда не появляется в обществе жены. Даже на званом обеде у самого барина, у сэра Генри! Либо его жена в положении, либо они в ссоре, либо она пьёт (а то и закидывается чем похуже, учитывая мужа-врача, ведь женская наркомания тогда была очень распространена). Притом Мортимер любит свою жену очень сильно, раз согласился оставить ради неё лечебницу. Нет сомнений в его рефлексии по поводу будущего своей семьи. Жизнь загнала этого рассеянного мечтателя-интеллигента в угол, а в таком положении очкарик порой становится опаснее уголовника.

Но самое подозрительное в предыстории убийства сэра Чарльза – то, что вполне себе зрячий старик, не в маразме, не узнал в Стэплтоне человека, как две капли воды похожего на его родного брата! И на Хьюго Баскервиля, заодно. Это возможно? Нет, друзья мои. Это абсолютно невозможно. Следовательно, по методу дедукции мы эту версию отбрасываем. И принимаем версию, что Чарльз признал-таки в Стэплтоне родственника. К чему тот наверняка и стремился, приехав в Мэррипит-Хаус вскоре после приезда сэра Чарлза из Южной Африки в Баскервиль-Холл. И мало того, что признал, а даже завязал с ним дружбу.

Что это значило для сэра Генри, объяснять не надо. Он, нелюбимый племянник, пролетал мимо наследства как фанера над Парижем. Поэтому медлить он уже не мог. 4 июня сэр Чарльз собирался в Лондон. Мортимер говорит, что для поправки здоровья. Хотя для поправки здоровья обычно наоборот уезжают из города в деревню. А что, если сэр Чарльз собирался в Лондон к нотариусу, менять завещание в пользу Стэплтона? Если так, то убийце надо было действовать немедленно. Это объяснение куда убедительнее Холмсовского: «нельзя было терять ни минуты, иначе жертва могла ускользнуть», куда она вообще могла ускользнуть в Лондоне? Убить можно и в Лондоне, да рано или поздно сэр Чарльз вернулся бы назад в Баскервиль-Холл.

2. Убийство сэра Чарльза

Лучшего наемного убийцу, чем домашний доктор жертвы, трудно найти. Тем более, если доктор сильно нуждается в улучшении своего статуса. Во время врачебного визита, конечно, убить нельзя. Есть свидетели, Бэрримор и его жена. Но если встретиться с жертвой вечером в аллее, то для остановки сердца достаточно одной инъекции яда. Жертва далеко не убежит, а при вскрытии тела домашний доктор всегда может выдать след от смертельного укола за след от сделанной днём, во время последнего визита, инъекции лекарства.

Это версия. А факты говорят нам следующее. В аллее не обнаружено других следов, кроме следов сэра Чарлза, Бэрримора, и Мортимера. Ах, да. По словам Мортимера, были еще следы собаки. До собаки мы дойдём позже, но главное ясно даже противотанковому ежу – убийца либо Бэрримор либо Мортимер.

Алиби у Мортимера нет. Тело обнаружили только в полночь. И даже если бы обнаружили сразу, то за ним самое быстрое послали бы конюха верхом, и у него была бы солидная фора. Потому что оседлать лошадь – дело долгое, а у Мортимера был свой шарабан, и он мог уехать домой сразу после убийства. В ночь убийства Мортимер по его словам «засиделся за работой». Он не стал притворяться спящим, так как ему надо было как можно скорей, до появления полиции вернуться на место преступления. Зачем? Затем, что в аллее оставались его следы, и надо было под благовидным предлогом появиться там, чтобы не попасть под подозрение.

Вколоть яд, конечно, мог и Бэрримор. Но в этом случае любой врач сразу бы обратил внимание на след от чужой инъекции во время осмотра тела.

3. Стэплтон и его жена

Казалось бы, для преступников наступило затишье. Смерть старика объяснена естественными причинами. Сэр Генри получил желанное наследство. Мортимер ждет своего гонорара. Зачем тогда нанимать Холмса, и вообще начинать всю эту историю? Вероятно, возникла помеха. И, судя по тому, на кого в результате покатились бочки, эта помеха возникла в лице Стэплтона.

Вряд ли такой прощелыга, как Джек Стэплтон, рассчитывал, что ему так запросто позволят получить 740 тысяч фунтов. Он наверняка догадывался, что над стариком сгущаются тучи, и был настороже. Дорога из Баскервиль-Холла в Гримпен проходит мимо его дома, поэтому засечь шаробан Мортимера в ночь убийства для него не составляло особого труда. И, как всякий правильный жулик, он не донес эти сведения в полицию, а пошёл шантажировать убийцу. Некоторое время шел торг, а потом… Потом Стэплтона решили убрать законным путем, руками Холмса. Как еще уберешь человека, который стреляный воробей, который знает угрозу своей жизни и готов к ней? Но если сам шантажист оказался бы на скамье подсудимых, то любые его показания стали бы ничтожны. И для этого понадобилась собака.

4. Собака

Да-да, собака появилась именно в этот момент. Почему Мортимер ничего не сказал полиции про найденные им в аллее собачьи следы? А потом вдруг в гостях у Холмса вспомнил. Да потому что не было там никаких собачьих следов! Но их надо было придумать, чтобы «естественную» смерть сэра Чарльза перевести в насильственную и подвести под подозрение владельца загадочной собаки. Далее, надо подстроить покушение на сэра Генри с той самой собакой и пришить к этому делу Стэплтона.

И, самое главное, надо найти независимого от полиции сыщика, который бы провел расследование в нужном русле и не задавал лишних вопросов. Например, вопроса: «А почему Бэрримор не рассказал полиции о письме Лоры Лайонс»?

5. Бэрриморы и письмо Лоры

Бэрримор «вспоминает» про письмо Лоры на следующий день после его разоблачения сэром Генри и Ватсоном в башне со свечкой. Объясняется такая откровенность просто. Сэр Генри наутро после погони за каторжником раскинул мозгами и решил использовать Бэрриморов в своей игре. Пригрозив, что выдаст укрывателей беглого каторжника, он заставил Бэрримора «вспомнить» про письмо. Самого письма, в котором можно было прочесть слова, но которое чудесным образом «рассыпалось в руках», конечно же, не было. Сэр Генри, думаю, требовал от Бэрримора и прямых показаний против Стэплтона. Но, во-первых, лжесвидетельство тяжкое преступление, а во-вторых Бэрримор всё-таки добропорядочный человек и не стал бы лжесвитетельствовать против знакомого джентльмена. Видимо, был торг, и сошлись на «рассыпавшемся письме» с подписью инициалами, которое ни к чему не обязывает ни Бэрримора, ни его супругу.

К тому же, после разоблачения, Бэрримор необъяснимо стал сторонником «собачьей» теории, и начал грузить Ватсона по поводу мнимой опасности, грозящей его хозяину. В то время как до разоблачения он придерживался скептического взгляда на семейную легенду.

А Лора Лайонс была куртизанкой. Об этом книга намекает весьма прозрачно. Показания продажной женщины купить было наверняка проще, чем уговорить твердолобого Бэрримора. Поэтому сэр Генри вовлек Лору в фабрикование улик против Стэплтона. Лора, в свою очередь, надула сэра Генри, не раскрыв Ватсону всей подоплеки в первый визит, и вынудила сэра Генри заплатить дважды. Надо сказать, Лора ничем не рисковала – поскольку в суде она всегда могла отказаться от своих слов, а подтверждающего эти слова письма, по понятным причинам, не существовало.

6. Развязка

Холмс, конечно же, обо всём догадался. Наверняка сэр Генри очень хорошо заплатил Холмсу чтобы комедия была доиграна до конца. Но Холмс повел действие по своему сценарию. Он дал Стэплтону удрать. Стэплтон не утонул в болоте. Он туда вообще не ходил. Надо быть идиотом, чтобы туда лезть, когда можно удрать. Ведь помимо тропинки из Мэррипит-хауса, где Холмс, Ватсон и Лестрейд устроили засаду, была и другая дорога, вот Ватсон пишет:«…кроме этой тропинки, здесь был, очевидно, и другой, более короткий путь, ибо не успел я выйти на дорогу, как увидел перед собой мисс Стэплтон.» . По этой-то второй тропе Стэплтон и сбежал. Потом Холмс оставляет в Мэррипит-Хаусе Лестрейда (чтобы тот сидел на месте не вздумал искать Стэплтона), не сообщает о пропаже подозреваемого в полицию, чтобы его не поймали на железнодорожной станции, ничего вообще не делает всю ночь. А утром отправляется на болота, чтобы найти логово собаки. У Стэплтона была целая ночь, чтобы добраться до железной дороги, и целый день, чтобы скрыться.

Зачем Холмс отпустил Стэплтона? Полагаю, у него оставались казенные деньги, украденные в Коста-Рике. Ведь казну обворовывают не на сто фунтов, и не на тысячу. Вот Холмс и взял деньги с обоих, и с сэра Генри, и со Стэплтона.

7. Бэрил Гарсиа/Ванделер/Стэплтон

Бэрил, «одна из красавиц Коста-Рики» была, конечно, подельницей своего муженька-афериста. Иначе, с чего бы она стала играть роль его сестры? Кстати, идея выдать себя за сестру Стэплтона принадлежит наверняка самой Бэрил, поскольку так она тоже могла рассчитывать на долю наследства сэра Чарльза.
В повести Бэрил поступила именно так, как на ее месте поступила бы любая красивая авантюристка. Она решила кинуть неудачника-мужа и задурила голову его сопернику, сэру Генри. Что сказать, женщины выбирают победителей.

8. Письмо в отель, загадочный бородач в кэбе и прочие тайны.

Письмо из газетных вырезок содержит совершенно бессмысленное предупреждение сэру Генри. В чем цель этого письма - напугать адресат? Нет. Цель этого письма, которое пришло сразу после заселения в гостиницу – показать Холмсу, что за сэром Генри следят. Холмс, естественно, решил поймать хвоста. И вот он этот хвост, как по заказу. Как будто ждёт, что его поймают. С окладистой бородой. Если бы Холмс не сделал тогда глупость, то, возможно, он и поймал бы какого-нибудь забулдыгу с клееной бородой, который за пол-гинеи согласился проследить «за джентльменами». Как мы видим, поначалу злоумышленникам удавалось водить Холмса за нос.

9. Гибель Сэлдена

Сэлдена убил Стэплтон. Шантажист чувствовал угрозу и постоянно мониторил происходящее на болотах. Поэтому он знал, что Сэлдена кормят Бэрриморы. Когда Ватсон и сэр Генри погнались за каторжником, Стэплтон понял, что Бэрриморы разоблачены и попали в лапы сэра Генри. И еще он очень хорошо понял, что Бэрриморы в руках сэра Генри – опасное оружие. Убив Сэлдена, Стэплтон освободил Бэрриморов от необходимости укрывать каторжника, и тем самым уничтожил важную улику против себя. Ведь в этом случае Бэрриморов ничто не заставляло признавать в суде (если бы он состоялся) факт существования письма Лоры.

10. Воссоздание событий

Итак, за 2 года до смерти сэр Чарльз возвращается в Баскервиль-Холл из южной Африки с капиталом в 740 тысяч фунтов. Вскоре в Мэррипит-Хаус заселяются Джек и Бэрил Стэплтоны. При знакомстве со Стэплтоном сэр Чарльз признает в нем племянника, тут никакие документы не надобны, поскольку Стэплтон вылитая копия его родного брата. Стэплтон втерся в доверие баронета и навел его на мысль изменить завещание в свою пользу. Мортимер, душеприказчик сэра Чарльза, увидел свой шанс, и начал действовать. Он связался с сэром Генри и предложил укокошить дядю за долю в наследстве. В результате состоялся сговор двух этих лиц, прямо заинтересованных в смерти сэра Чарльза.

4 июня сэр Чарльз собрался в Лондон к нотариусу, чтобы изменить завещание. Мортимер, узнав об этом, попросил его о тайной встрече вечером в тисовой аллее. Баронет, конечно, доверял своему доктору, поэтому ничего не заподозрил. Что ему наплел Мортимер – неизвестно, но баронет действительно дожидался его в тот вечер у калитки. Мортимер подошел к жертве, естественно, со стороны дома. Пользуясь доверием сэра Чарльза, он приблизился вплотную, и, улучив момент, сделал старику укол яда. Почувствовав боль, сэр Чарльз испугался и бросился бежать от убийцы, то есть в сторону от дома (а не потому что, как считает Холмс, у него от страха поехала крыша). Пробежав несколько шагов, он упал замертво.

Мортимер быстро вернулся домой на своем шаробане (эту его поездку и засек Стэплтон), дождался гонца из Баскервиль-Холла и оперативно приехал «осматривать тело», чтобы полиция не нашла его следов в его отсутствие. На следственной экспертизе он, естественно, был, и убедил комиссию в естественной смерти сэра Чарльза.

После этого Стэплтон начал свой шантаж. Долгая торговля с ним закончилась ничем, поэтому сэр Генри и Мортимер решают повесить убийство сэра Чарльза на Стэплтона, а заодно и покушение на сэра Генри. Они обратились к Холмсу, и поначалу им удавалось даже водить сыщика за нос, фабрикуя «подтверждения» опасности, будто бы угрожающей сэру Генри, а также причастность Стэплтона к гибели сэра Чарльза. Так были выдуманы следы собаки, склеено письмо в отель, организована «слежка». Параллельно была найдена собака и устроено её логово на болоте. После разоблачения Бэрриморов сэру Генри удалось сфабриковать главную улику против Стэплтона – письмо Лоры и её показания. Но Холмс, который жил в Кумб-Трейси, уже стал потихоньку во всем разбираться и начал свою игру.

На болотах он встретился со Стэплтоном и убедил его, что улики против него сфабрикованы, и что рыпаться поздно. Что, учитывая финансовые возможности сэра Генри, Стэплтону грозит суровый приговор. Они договорились, что Холмс даст ему удрать и инсценирует его гибель на болотах, и Холмс получил за это деньги. Потом, после встречи с Ватсоном, он приехал к сэру Генри и утвердил сценарий предстоящего «покушения». При этом, конечно, дал понять, что ему всё известно, и получил гарантии на определенную сумму оплаты услуг.

В вечер «покушения» сэр Генри по сценарию Холмса пришел в гости к Стэплтонам, отпустил экипаж, и в сумерках отправился домой по тропинке. Там на него «напала» его собственная собака, которая была застрелена Лестрейдом. В это время Стэплтон со слугой со всех ног удирали по другой тропе, а его жена приматывала себя простынями к столбу. Меня всегда смущали эти простыни. Веревкой самого себя связать сложно, выйдет неубедительно. А вот замотаться в простыню, так что будешь выглядеть спеленутым по рукам и ногам – нетрудно. Да и простыни были сорваны «в мгновение ока», что подтверждает мою догадку. В этот момент Бэрил уже полностью втянулась в спектакль по очернению Стэплтона и наверняка заранее договорилась об этом с сэром Генри.

После этого Холмс оставляет Лестрейда караулить никому не нужный Мэррипит-Хаус, а сам спокойно едет спать в Баскервиль-Холл, давая Стэплтону фору до утра. Утром Бэрил проводила Лестрейда, Холмса и Ватсона к логову собаки, и в конце этой истории была поставлена точка. В результате:

Сэр Генри получил наследство
Мортимер получил гонорар за убийство сэра Чарльза
Бэрил получила в мужья богатенького буратину (кто-нибудь в этом сомневается?)
Холмс получил от сэра Генри за компромат на Стэплтона и от Стэплтона за свободу
Стэплтон получил свободу и инсценировку своей гибели
Ватсон получил материал для книги

11. Косяки в фильме

В известном фильме, снятом по мотивам повести, множество косяков.
Но самые мощные представляются мне так:
- В фильме сэр Генри приходит к Холмсу в шубе и с седлом в руках, как будто только что с поезда. Хотя он уже второй день (как по книге, так и по фильму) должен жить в гостинице!
- В фильме, когда Мортимер осматривает место убийства сэра Чарльза, кругом лежит снег. Дата убийства по книге – 4 июня!
- В книге Бэрримор описывается так: «Наружность у него была незаурядная - высокий, представительный, с окладистой черной бородой, оттенявшей бледное благообразное лицо». В фильме его играет Адабашьян, в котором росту метр с кепкой:)

В эссе использованы и доработаны материалы
http://gardenerm.livejournal.com/750587.html
http://kby.msk.ru/index.sema?a=messages&p=11

Special thanks
gardenerm
и Sfug

кросспостед

ru-sherlockiana.livejournal.com

напишите краткое самое главное из Собака Баскервилий (моменты, Краткий пересказ)

Собаке якобы намазали вокруг глаз фосфором и глаза светились. Но с точки зрения серьёзной химии - чушь полная!

Войну и мир не пересказать? садись поудобней.

К Шерлоку Холмсу обращается доктор Джеймс Мортимер, сельский врач прихода Гримпен в английском графстве Девоншир. Его пациент, баронет сэр Чарльз Баскервиль, некоторое время назад умер при загадочных обстоятельствах. В роду Баскервилей, издавна живших в родовом поместье Баскервиль-Холл вблизи Гримпенской трясины — обширной сильно заболоченной местности — из поколения в поколение передаётся семейная легенда о призрачной собаке, которая преследует всех Баскервилей на болотах Гримпенской трясины по ночам. Согласно легенде, впервые призрак появился для того, чтобы покарать одного из Баскервилей — беспутного Хьюго, жившего в XVII веке, и с тех пор он периодически напоминает о себе загадочными смертями представителей рода Баскервилей. Призрак описывается в легенде как гигантская собака чёрного окраса со светящимися глазами и пастью. Доктор Мортимер рассказывает, что Чарльз Баскервиль, очень серьёзно относившийся к семейной легенде, избегал выходить на болота в ночное время. Он был найден мёртвым в парке собственного поместья, когда вечером, по обыкновению, вышел прогуляться. Всё указывало на смерть по естественным причинам, из-за болезни сердца, но на некотором отдалении от тела доктор обнаружил огромных размеров собачьи следы. Кроме того, незадолго до смерти сэра Чарльза живущие вблизи Баскервиль-Холла фермеры несколько раз видели ночью чудовищный светящийся призрак, как две капли воды напоминающий описание собаки Баскервилей из легенды. Доктор просит у Холмса совета: что делать наследнику, сэру Генри Баскервилю, который с детства жил в Канаде и приезжает принять наследство? Как оградить его от опасности? По совету Холмса наследник отправляется в родовое поместье, сопровождаемый доктором Уотсоном, которому поставлена задача наблюдать за происходящим и сообщать Холмсу обо всём по почте. Герои отправляются в Баскервиль-Холл и начинают расследование. В результате выясняется, что под мистической оболочкой скрывается хитроумный план корыстного преступления. Один из соседей Баскервиля — Джек Стэплтон — в действительности является еще одним племянником сэра Чарльза Баскервиля. Он приехал в эту местность под чужим именем, рассчитывая втереться в доверие к сэру Чарльзу и получить наследство. Узнав предание о собаке Баскервилей, Стэплтон решил использовать его в своих целях. Зная, что сэр Чарльз болен и может умереть от сильного испуга, он купил огромного пса, тайком доставил его на болота, разрисовал светящимся составом и в нужный момент натравил на Баскервиля. Баронет, испугавшись мнимого привидения, побежал и умер на бегу от сердечного приступа. Попытку проделать то же самое в отношении сэра Генри Баскервиля Холмсу и Уотсону удалось предотвратить.

Ты задел моё самое любимое - Шерлок Холмс... начинается с того, что в гости к Холмсу приходил доктор Мортимер (очень рассеянный доктор - забыл свою трость у Холмса) . Доктор рассказывает Холмсу и Ватсону старую легенду про проклятье рода Баскервиль (типо Хьюго Баскервиля - человек необужданный и безбожный- загрызла эта самая собака) , и вот не давно в баскервиль-холе погиб Чарльз Баскервиль при неясных обстоятельствах, доктор ждёт приезда наследника Баскервилей Генри. Там пошли мелкие моменты по выслеживанию Бэрримора, Холмс встречается с Генри и узнаёт, что у того в гостинице пропала туфля. Загадка.. . Холмс отправляет Вотсона вместе с Генри и доктором Мортимерем в Баскервиль-хол. Доктор Ватсон пишет ежедневные отчёты о своих наблюдения. Он знакомиться со Стэплтонами, сестра Стэплтона очень нравиться Генри Баскервилю... На болотах тем временем погибает беглый каторжник Сэлден - он оказывается братом жены Бэрримора (слуга Баскервиль-хол) -погибает он по ошибке, собака загрызла его, думая что это Генри.. . Вскоре Шерлок Холмс сам появляется на болотах и придумывает план по поимки собаки, помогает Лестейд из скотланд-ярда. Холмс узнал что Стэплтон один из наследников Баскервиль и хочет завлодеть наследством убив Генри. План срабатывает, собаку убили, нашли все улики, сам виновник тонет на болотах. Там ещё было расследование Ватсона, почему Чарльз Баскервиль был так поздно у колитки, кто ему назначил время и почему он погиб.. . там есть ньюансы, лучше почитать - интересно...

начинается с того, что в гости к Холмсу приходил доктор Мортимер (очень рассеянный доктор - забыл свою трость у Холмса) . Доктор рассказывает Холмсу и Ватсону старую легенду про проклятье рода Баскервиль (типо Хьюго Баскервиля - человек необужданный и безбожный- загрызла эта самая собака) , и вот не давно в баскервиль-холе погиб Чарльз Баскервиль при неясных обстоятельствах, доктор ждёт приезда наследника Баскервилей Генри. Там пошли мелкие моменты по выслеживанию Бэрримора, Холмс встречается с Генри и узнаёт, что у того в гостинице пропала туфля. Загадка.. .Холмс отправляет Вотсона вместе с Генри и доктором Мортимерем в Баскервиль-хол. Доктор Ватсон пишет ежедневные отчёты о своих наблюдения. Он знакомиться со Стэплтонами, сестра Стэплтона очень нравиться Генри Баскервилю... На болотах тем временем погибает беглый каторжник Сэлден - он оказывается братом жены Бэрримора (слуга Баскервиль-хол) -погибает он по ошибке, собака загрызла его, думая что это Генри.. .Вскоре Шерлок Холмс сам появляется на болотах и придумывает план по поимки собаки, помогает Лестейд из скотланд-ярда. Холмс узнал что Стэплтон один из наследников Баскервиль и хочет завлодеть наследством убив Генри. План срабатывает, собаку убили, нашли все улики, сам виновник тонет на болотах. Там ещё было расследование Ватсона, почему Чарльз Баскервиль был так поздно у колитки, кто ему назначил время и почему он погиб.. .там есть ньюансы, лучше почитать - интересно...

touch.otvet.mail.ru

Происхождение проклятия рода Баскервилей

До сих пор одним из самых читаемых произведений о Шерлоке Холмсе остается повесть "Собака Баскервилей". В ней есть все необходимое для читательского успеха: немного мистики, немного юмора, любовная история и, конечно же, блестяще проведенное расследование. Но вот откуда писатель Конан Дойл взял таинственное предание о проклятии рода Баскервилей?

Фото: AP

Читать знаменитую повесть о страшной собаке интересно еще и потому, что это не детектив в чистом виде — в ней можно заметить элементы психологического романа, дневниковой прозы и, конечно же, готического романа ужасов.

В роли "главного ужаса" в произведении выступает демоническая собака Баскервилей, прототипом которой в реальности оказался нечистокровный английский мастиф. До сих пор существует множество версий, объясняющих, почему именно черная собака (а, к примеру, не кошка) стала воплощением древнего родового проклятия. На этот счет существует несколько предположений, которые, впрочем, не сильно противоречат друг другу.

Начнем с того, что в восточных графствах Англии, в число которых входит и описанный в повести Девоншир, в Средние века были весьма распространены фольклорные рассказы о встречах с черной собакой, предвещающей несчастье. На всей территории Британских островов ходили слухи о встречах с огромной, черной как смоль собакой: "...Из ее отверстой пасти вырывалось пламя, глаза метали искры, по морде и загривку переливался мерцающий огонь…". Обычно ее встречали одинокие путники ночью в безлюдной сельской местности или на скалистом морском берегу, а также на болотах.

Это животное чаще всего было черной окраски, что подчеркивало его связь с темными силами. Как известно, английское словосочетание black dog в переносном смысле означает "уныние" и является одним из эвфемизмов Сатаны, который, как известно, вводит в этот тяжкий грех не особо твердых в вере христиан. Поэтому черных собак в Англии боялись ничуть не меньше черных кошек.

Читайте также: Чем страшна черная кошка?

Правда, по рассказам путников, встречавшихся с собакой, поначалу в ней не проявлялось ничего сверхъестественного. И лишь когда она вдруг исчезала (в некоторых описаниях когда путник хотел погладить ее), становилось ясно, что это гость из потустороннего мира (обычно пес проваливался сквозь землю или исчезал в сполохах яркого света). Свидетельств о нападениях на людей, вообще говоря, не было, однако предание продолжало существовать в некоторых аристократических семействах.

Фото: AP

К числу последних принадлежал и род Баскервилей-Воганов, представители которого действительно обитали в Девоншире в течение трех столетий. (И продолжают жить там до сих пор.) С одним из них, сэром Генри Баскервилем, которому в момент создания повести было 32 года, был знаком близкий друг Конан Дойла журналист Флетчер Робинсон. Кстати, именно ему, по свидетельству родных писателя, принадлежала идея повести о собаке-призраке (о ней он услышал лично от сэра Генри). Кстати, сэр Генри был вполне законным носителем титула баронета, всю жизнь провел в Англии и никогда не был в Канаде.

Правда, в семейной легенде Баскервилей таинственный пес вовсе не охотился на членов древнего рода. Согласно преданию, он появлялся в момент смерти каждого представителя семейства Баскервилей, причем не за тем, чтобы утащить его в ад, а наоборот, чтобы защитить от демонов преисподней. Получается, в их случае черная собака была вовсе не врагом, а чем-то вроде духа-защитника.

Возможно, легенда подчеркивала некоторую "мистическую избранность" древнего рода Баскервилей (их предки состояли в отдаленном родстве с последними королями Уэльса и, следовательно, с самим королем Артуром). Однако Конан Дойла, сначала задумавшего написать не детектив, а именно готический роман (без участия Шерлока Холмса и доктора Уотсона), такой вариант предания не устраивал. Ему нужна была собака как воплощение семейного проклятия. Именно поэтому, считают некоторые исследователи творчества писателя, он обратился к брошюре "Странное и ужасное чудо, случившееся совсем недавно в приходе одной церкви в Банги", автором которой считается преподобный Абрахам Флеминг.

В небольшой книжечке священник весьма подробно описывает происшествие, случившееся в 1577 году в церкви маленького городка, расположенного неподалеку от Нориджа. Во время необычно сильной грозы, разразившейся 4 августа между 9 и 10 часами утра, когда в церкви Святой Марии городка Банги слушали проповедь около двадцати человек, под сверкание молний и раскаты громав храм ворвался страшный черный пес. Он перегрыз горло двум мужчинам (видимо, молившимся без особого усердия), после чего таинственно исчез.

Через несколько минут, когда гроза прошла, тот же пес появился в церкви Святой Троицы в Блайсбурге, городке в 11 километрах от Банги. Там он зарезал еще двоих мужчин и одного мальчика и обжег адским пламенем руку одного прихожанина. Дьявольская собака исчезла, оставив следы когтей на дубовой двери храма (эти следы, кстати, сохранились и во времена Конан Дойла, так что он вполне мог их видеть).

Фото: AP

Самое интересное состоит в том, что преподобный Флеминг не был свидетелем этого мистического происшествия: будучи ректором собора Святого Панкраса в Лондоне, он редко покидал столицу. В брошюре упоминаются некие "писаные документы", хранящиеся в обеих церквях, однако найти их до сих пор не удалось. Церковные книги обоих храмов ничего не сообщают об этом весьма неординарном событии — в них лишь имеется запись о том, что в этот день несколько прихожан были убиты, а несколько обожжены ударами молнии при сильной грозе.

Получается, сообщение Флеминга основано лишь на свидетельствах очевидцев, которые, сильно испуганные грозой, могли увидеть в блеске молний кого угодно — хоть огнедышащего дракона. Известно, что после яркой вспышки в глазах людей часто как бы плавают черные круги (обычная реакция зрачка и сетчатки на сильный свет). Не их ли приняли испуганные, мистически настроенные верующие за чудовище?

Вполне возможен и такой вариант развития событий. По описанию Флеминга, удары грома, сотрясавшие здание, и яркие вспышки молний напугали прихожан "до потери разума". В таком состоянии они могли принять за адского посланника обычную собаку, приведенную кем-то на церковную службу или просто забежавшую со двора укрыться от непогоды. Тем более, как пишет автор, небо грозно потемнело, в церкви тоже стало темно и в этот момент все упали на колени.

Собака среднего размера вполне может достать до плеч человека, стоящего на коленях, и в этом случае может показаться просто гигантским существом. А при вспышке молний глаза животного могли светиться красным, как у человека на фотографии, снятой со вспышкой. Такая собака, скорее всего, и оставила отпечатки когтей на двери церкви.

Ужас прихожан могло усилить еще одно обстоятельство. В Средние века нередко случались отравления хлебом, зараженным грибком спорыньей, который особенно сильно поражал колосья в дождливые годы. Алкалоид эрготамин, содержащийся в этом грибке и попадающий из отравленных зерен в испеченный хлеб, по свойствам похож на известный галлюциногенный препарат ЛСД.

Находящиеся под действием эрготамина прихожане могли увидеть в обычной собаке адское чудище со всеми необходимыми атрибутами -  огнем на загривке и в пасти, светящимися глазами и телепортацией. Кстати, лето 1577 года было именно таким, теплым и дождливым, когда спорынья особенно свирепствует.

Однако откуда собака могла появиться в церкви, если не забежала случайно через открытые двери? Оказывается, в те времена не только аристократам, но и простолюдинам разрешалось приводить с собой на службу четвероногих любимцев. В церкви даже были специальные служители, которые присматривали за собаками и в случае, если те заводили возню и отвлекали присутствующих от службы, выгоняли их за дверь. Об оплате такого рода услуг сохранилась запись в церковной книге, содержащая вышеупомянутый отчет о страшной грозе в церкви Святой Марии в Банги.

Итак, скорее всего, "прародителем" таинственной собаки Баскервилей было бродячее животное, обитающее в Банги, или домашняя собака одного из прихожан церкви Святой Марии. Следует заметить, что, по свидетельствам очевидцев, в те времена в этой части Англии модно было держать крупных и злобных волкодавов, которые часто сопровождали не только местных аристократов, но и простых деревенских пастухов. Возможно, именно по их образу и подобию Конан Дойл создал облик "гримпенского чудовища".

Читайте также: "Элементарно, Уотсон! Змей-то было две!" — что Конан Дойл не знал про змей

Как видите, страшная собака Баскервилей вовсе не гость из потустороннего мира. Это всего лишь "след" от вспышки молний, воздействия галлюциногена и… страха человека перед могуществом разбушевавшейся стихии. Возможно, те же причины рождают и всех остальных монстров народного фольклора.

Читайте самое интересное в рубрике "Наука и техника"

www.pravda.ru


Смотрите также