Где зарыта собака спектакль


Где зарыта собака | билеты на концерт в Санкт-Петербурге

Уважаемые зрители! У вас есть возможность приобрести электронные билеты без ограничений.
За двое суток до начала мероприятия бронирование билетов не осуществляется (бронь действует 20 минут).

Автор Алексей Слаповский

Режиссёр-постановщик Сергей Пускепалис
Художник-постановщик Алексей Вотяков
Художник по свету Евгений Ганзбург
Композитор Левянт Марк

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Липа - Заслуженная артистка России Елена Руфанова
Виктор - Заслуженный артист России Дмитрий Лебедев
Нина - Елена Мелешкова
Серёжа - Анатолий Хропов

В пьесе « Где зарыта собака» душевно и просто звучит любимая тема Алексея Слаповского: как много людей живет не своей жизнью. Но как немного решается ее изменить… Оставить в прошлом, бросить всё – вещи, документы, имя, фамилию, всю предыдущую жизнь? Хорошо ли это? Что за этим стоит, и что человеком движет? Мужчина и женщина. Два загадочных мира. Два разных опыта. В вокзальном медпункте провинциального города встречаются двое. Он, проезжий «командировочный» Виктор, приводит на поводке случайно подобранную собаку и требует, чтобы ее вылечили. Она, красивая одинокая врач с экзотическим именем Липа, грозится вызвать милицию. История, начавшаяся как странный анекдот, постепенно приобретает черты психологической фантасмагории. На коротком отрезке времени, не покидая помещения медпункта, мужчина и женщина, пытаясь разобраться в себе и в другом, то ли проживают, то ли фантазируют разные варианты своих прошлых и будущих жизней. Что из этого правда, а где ложь? Любовники и любовницы, мужья и жены, воспоминания и мечты сливаются в пестрый карнавал… Разные варианты возможных отношений, которые проигрывают герои, предстают то как боевик, то как мелодрама. Но реальная жизнь, как водится, сложнее любых жанровых моделей. Удастся ли героям преодолеть свои внутренние барьеры и страхи, получится ли «вскочить» в уходящий поезд? Богатый игровой потенциал пьесы Слаповского открывает для четырех занятых в спектакле актеров множество возможностей для перевоплощений.

spb.kassir.ru

"Где зарыта собака": mopsia — LiveJournal

Помните мою любимую присказку? «И повелел царь Пётр: быть посему! Граду Петрову стоять, ветрам балтийским дуть, Неве из берегов выходить, а жителям града Петрова на погоду жалиться, в гнетучку, сиречь depressia латинянскую, впадать да по театрам ходить надлежит…». А поскольку с Петром Великим спорить никак нельзя, то вот вам новая, первая в 2017 году записка театрального Мопса :) Кому интересно – заглядывайте под кат!

В Театре комедии имени Акимова в Санкт-Петербурге состоялся режиссёрский дебют воспитанника саратовской театральной школы Сергея Пускепалиса. Он поставил спектакль по пьесе Алексея Слаповского "Где зарыта собака".

По словам С. Пускепалиса, "Где зарыта собака" – мировая премьера пьесы, Алексей Иванович совсем недавно её написал. А я уже от себя, на правах театрального Мопса добавлю, что ходить на премьеру – это особое удовольствие! В воздухе ещё до начала спектакля словно разлито ощущение праздника, а в конце особенно много цветов, аплодисментов, добрых слов и пожеланий. Так что спасибо spbblog и лично mikheevaksenia за предоставленную возможность!

Cherchez métaphore (Ищите метафору)

Честно признаться, я с недоверием отношусь к современной драматургии и предпочитаю классические постановки. Да, вот такой вот я консервативный Мопс :) Поэтому первые минут десять спектакля я сидела нахмурившись и была очень похожа на мопса со своей аватарки. Всё казалось «не то» и «не так» – слишком ярко, слишком броско, слишком громко, слишком много спецэффектов… Уже начала мысленно сочинять хмурый, как небо над болотами, отзыв – и тут поняла, что всё не так просто! Даже совсем непросто – при всей бьющей по глазам яркости, образности и весёлости на грани абсурда. Поэтому сразу скажу, что это спектакль для подготовленного зрителя, умеющего видеть основное действие, которое разворачивается под пёстрой блестящей обёрткой.

Вообще мой совет таков: если что-то непонятно, что-то не складывается в цельную картинку – ищите метафору, она обязательно приведёт вас к скрытому смыслу! Метафора правит миром :) Она и есть та самая нить Ариадны, которая должна привлечь внимание зрителя и привести его к тому истинному замыслу, который автор вложил в своё произведение. И притаившаяся в глубине истина может существенно отличаться от того, что лежит на поверхности! А вот если метафора не находится или никуда не ведёт – тогда стоит задуматься о качестве и уровне предлагаемого интеллектуального продукта (это, разумеется, относится не только к театральным постановкам). Так что давайте искать метафору :)

Я очень люблю 3D-картинки вроде этой:

Вроде бы просто подборка ритмически повторяющихся узоров, но если правильно сфокусировать (вернее, расфокусировать) взгляд и смотреть как бы «за картинку», то можно увидеть в глубине объёмную композицию. Честно признаться, у меня эти картинки до сих пор вызывают искренний, почти детский восторг. Ну так вот, во время спектакля я поймала себя на мысли, что он очень напоминает мне такую вот 3D-картинку – основное действие разворачивается где-то в глубине, за сценой, в загадочном 3D-пространстве. И его ещё надо уметь увидеть. Или вначале почувствовать, а потом разглядеть. В любом случае нужно правильно настроить взгляд, и тогда пьеса обретёт объём, плотность и глубоко скрытую горечь, которые и были задуманы автором.

…вдоль железных дорог суета на вокзалах,
концентрация встреч и разлук…

Начну, разумеется, с милой моему сердцу железнодорожной тематики. Вокзал в качестве места действия выбран не случайно; это целый клубок метафор – и «концентрация встреч и разлук», и «вскочить в уходящий поезд», и «охота к перемене мест», и «ветер дальних странствий» (именно на железнодорожных вокзалах этот ветер почему-то особенно хорошо ощущается, автовокзалы таким эффектом не обладают, уж поверьте!), и «железнодорожный узел», и «эффект попутчика», и via est vita (дорога - это жизнь)… Словом, перечислять можно долго. Именно на вокзале, когда человек «уже не здесь, но ещё не там», незримые нити судьбы наименее прочны. Мы ещё не знаем, с кем сведёт нас дорога, какие удивительные встречи и приключения нас ожидают, чем закончится наше путешествие. Ожидание поезда – это всегда ощущение новой жизненной главы и возможность что-то в ней изменить.

Самого вокзала мы на сцене не видим, но зато мастерски воссоздано именно это «ощущение дороги», которое я описала выше: стук колёс, гудки, шум проезжающего состава, движение света за окном медпункта. Там, за его потёртыми кафельными стенами, проносится настоящая Жизнь… И именно это движение «за стенами», словно действие «от противного», воссоздаёт ту атмосферу медпункта, которую вряд ли можно воплотить какими-либо сценическими средствами. Мы почти физически ощущаем духоту и застоявшийся воздух, пропитанный запахом лекарств и бинтов – такой узнаваемый запах любого медпункта. И именно в этой душной, затхлой атмосфере начинает разворачиваться основное, скрытое от невнимательного взгляда действие пьесы. Поэтому давайте попробуем распутать «железнодорожный узел судеб» и увидеть за яркой комедийной обёрткой скрытый смысл.

Итак, анекдотическая история начинается в привокзальном медпункте провинциального города. Командировочный Виктор, ожидающий свой поезд на Москву, приводит в медпункт бездомную собаку и просит, чтобы медсестра с редким именем Липа (Олимпиада) оказала ей помощь.

Тут сразу бы хотелось отметить актёрское мастерство – лично у меня было полное ощущение, что собака лежит у края сцены! Думаю, что и у других зрителей тоже. Мы «видели», как она робко заходит в кабинет, жмётся у дверей, потом проходит вперёд, садится, потом ложится и, пригревшись, огрызается и не хочет уходить. Вот она – магия театра в действии! Увидеть собаку, которой нет, и увидеть в динамике – ну разве это не чудо?! Даже внешность этой привокзальной собаки нетрудно представить – среднего размера, кудлатая, светло-серая, с грустными глазами, глядящими из-под длинной «чёлки».

Виктор уговаривает Липу помочь собаке, которая смотрит на людей такими печальными и испуганными глазами. Липа, разумеется, отказывается и пытается убедить свалившегося на её голову странного москвича, что с собакой всё хорошо и в помощи она не нуждается – ну разве что в кормёжке. Впрочем, «рисик» в контейнере (скромный обед медсестры) собака есть отказывается, воротит морду и даже рычит, не на шутку рассердив хозяйку отвергнутого обеда. Словом, ситуация смешная и даже в чём-то абсурдная (ну кому придёт в голову вести в «человеческий» медпункт собаку?!), но за развесёлым оформлением таится горечь. Грустные, раздражённые, обвиняющие реплики персонажей то и дело прорываются сквозь блестящую обёртку городского анекдота.

Постепенно действие усложняется, закручивается в пёстрый клубок, из которого во все стороны торчат нити судеб. Завладев нашим вниманием, автор тянет то за одну нитку, то за другую, и перед нами разворачиваются всё новые и новые сюжеты. Нити судеб переплетаются, запутываются, создают неожиданные узоры и снова исчезают где-то в глубине пёстрого клубка. Если использовать более привычные для меня литературоведческие термины – основная сюжетная линия перемежается вставными новеллами, в которых обыгрываются разные роли, маски и поведенческие стереотипы: «плохой» и «хороший» полицейский, «скандальная» и «возвышенно-интеллектуальная» жена, любовные треугольники в самых разных сочетаниях и т.д. Обыгрываются ярко, эффектно, с брызжущим во все стороны весельем и затаённой грустью.

Но куда же нас всё-таки ведёт метафора? Что скрывается за «железнодорожным узлом судеб»? На первый взгляд действие кажется настолько пёстрым, хаотичным и запутанным, что в нём совершенно невозможно разобраться. Однако на самом деле это не так. Автор оставил нам много подсказок, слегка прикрытых блестящей юмористической мишурой. Потянув за любую нить, торчащую из яркого многоцветного клубка человеческих судеб, мы довольно легко доберёмся до основной идеи пьесы – как много людей живёт не своей жизнью, вольно или невольно проживает чужие судьбы, носит когда-то надетые, да так и оставшиеся маски, играет навязанные роли. И как мало тех, кто решается изменить эту ситуацию, предпочитая плыть по течению и играть поднадоевший, но зато привычный жизненный спектакль. Отсюда и затаённая горечь, то и дело прорывающаяся в репликах персонажей.

Но где же всё-таки зарыта собака? А вот не скажу :) Каждый зритель сам должен найти ответ на этот вопрос.

mopsia.livejournal.com

Пьесу "Где зарыта собака" поставил Сергей Пускепалис в Театре имени Акимова / Новости культуры / Tvkultura.ru

На сцене Санкт-Петебургского Театра комедии имени Акимова прошла премьера постановки Сергея Пускепалиса по мотивам пьесы Алексея Слаповского «Где зарыта собака». В том, что «родную душу» Пускепалис нашёл в своё время в произведениях известного современного драматурга, он признавался уже давно и неоднократно. Режиссёр уверен, что «это невероятно огромная удача – встретить такого автора, который мыслит и пишет точно так же, как чувствуешь всё это ты сам». История, представленная творческим тандемом Пускепалиса и Слаповского на сцене Театра имени Акимова, начинается как анекдот и постепенно перерастает в трагикомедию. 

Эта история началась с абсурдной, в чем-то даже анекдотичной ситуации. Командированный мужчина привел в привокзальный медпункт больную бродячую собаку и потребовал, чтобы ее вылечили. Врач – молодая женщина – чтобы выпроводить хулигана, вызвала полицию. Конфликт привел к неожиданному результату: разговору о наболевшем между двумя одинокими людьми.

«Главный герой – одержимый человек, преподаватель античной трагедии, поэтому он одержим такими сильными вечными темами. И здесь ему под горячую руку попадается врач из публики, и они пытаются разрешить эти вечные вопросы», – поясняет Сергей Пускепалис.

Действие спектакля не выходит за пределы провинциального медпункта. В аскетичном интерьере мужчина и женщина размышляют о том, как трудно решиться на перемены. Вспоминают прошлое, мечтают о будущем, примеряют различные роли. Проговаривают друг другу то, в чем всю жизнь боялись признаться сами себе. Что из их рассказов правда, а что фантазии - в итоге, по задумке режиссера, рассудят сами зрители.

«Мне вообще нравятся такие пьесы, которые не дают ответов, а которые ставят вопросы. А мы живем свою жизнь, чтобы найти ответы на эти вопросы. И сколько бы мы ни говорили своим детям учиться на ошибках родителей, все равно каждый идет и набивает свои шишки», – убеждена актриса Елена Руфанова.

Ответ на главный вопрос спектакля – где же зарыта собака? – так и останется висеть в воздухе. Его нет, как и нет на сцене самого виновника конфликта – бездомного больного пса.

«В чем тайна нашей жизни, в чем тайна отношений между людьми, между мужчиной и женщиной, между государством и человеком? В том и смысл, что мы никогда не найдем, где она зарыта. Но попытки понять, где она зарыта – и есть стремление, движение, какое-то познание жизни», – подчёркивает Сергей Пускепалис.

Премьера постановки прошла в Петербурге – как и положено, с аншлагом. Следующий спектакль на сцене Театра комедии имени Акимова – уже 2 февраля.

Новости культуры

tvkultura.ru

ПОЧТИ НЕСМЕШНАЯ ИСТОРИЯ | Петербургский театральный журнал (Официальный сайт)

«Где зарыта собака» Сергея Пускепалиса в Театре Комедии

Пришел мужчина к женщине. Ее зовут Липа, она медсестра в привокзальном медпункте; его — Виктор, он каким-то образом оказался в этом провинциальном городке и привел в медпункт подобранную собаку, которую просит осмотреть. Слово за слово, и герои уже интересны друг другу, пусть этот интерес и мерцает за внешним отчуждением. Соба­ка в спектакле, кстати, воображаемая. И все действие происходит в основном в воображении двух этих героев — не молодых, но и не старых. Знаете, есть такая пьеса: «Я стою у ресторана: замуж — поздно, сдохнуть — рано!»; такой вот примерно средний возраст.

Так начинается спектакль Сергея Пускепалиса по пьесе Алексея Слаповского в Театре Комедии им. Н. П. Акимова. Этот тандем драматурга и режиссера сложился давно: Пускепалис начал ставить Слаповского на заре своей режиссерской карьеры и с тех пор, как шутят, «на Слаповском собаку съел». Но и для Театра Комедии это не чужой автор: одной из первых постановок Татьяны Казако­вой в качестве худрука был «Мой вишневый садик» по его пьесе 20 лет назад.

«Где зарыта собака» может очень отдаленно напомнить о работах Фоменко: воздушной легкостью красок, сочетанием будничной реальности с поэзией… А еще — мотивом поздней встречи мужчины и женщины, в том возрасте, когда жизнь не переиграть. Помните такой чудесный фоменковский фильм «Почти смешная история»? Там встретились Иллария Павловна и «земной» Виктор Михайлович, здесь — Липа, Олимпиада Юрь­евна, и просто Виктор. Правда, у Фоменко все заканчивалось благополучно, даже сказочно, а здесь на печальной ноте…

На главные роли Пускепа­лис взял Елену Руфанову и Дмитрия Лебедева. В каждой труппе должны быть актеры, как бы это сказать… «отвечающие» за здоровый генофонд. Герои-любовники, в общем. Руфанова с ее тягучей женственностью и Лебедев, актер с беспримесной мужской константой, — из этого разряда. Но как неожиданно повернул их режиссер! Он освободил Руфанову от нарядов и аксессуаров постановок по Голь­д­они с их сверкающей театральностью и окунул в «прозу будней» — предъявил в качестве усталой медсестры, что после дежурства дома варит суп или стирает белье. Лебедеву дана возможность раскрыть себя как характерного артиста: его Виктор — «ботан», стареющий препод в очках и дурацком берете.

И есть еще пара актеров — Анатолий Хропов и Елена Мелешкова, они играют персонажей, которые вызваны воображением главных героев. Вот Липа, вначале раздраженная визитером с собакой, звонит своему «другу» — участковому Сереже, прося прийти на помощь. И стены павильона, изображающего медпункт (художник Алексей Вотяков), словно раздвигаются, впуская в реальность этого Сережу — массивного и быдловатого. Но после возмущения Липы («да как вы могли подумать, что мой Сережа такой!») участковый является иным: вежливым интеллигентным мужчиной. Пусть и за пятьдесят, пусть он немножко помят, этот Сережа в небрежно надетой шляпе a la Челентано — воплощенная мечта женщины постбальзаковского возраста.

Похожая метаморфоза происходит и с супругой Виктора Ниной: от дворовой хамки, готовой выцарапать глаза любой, посягнувшей на ее благоверного, — до «синего чулка», которая к сопернице и не обратится без имени-отчества. Реальность корректируется на глазах зрителей. Хропов и Мелешкова, свободно чувствующие себя в игровой стихии и иронизирующие над своими персонажами, работают отлично. Недавно принятые в Театр Комедии, они доказывают, что труппа пополнилась прекрасными силами.

А вот с главными героями в итоге все не столь благополучно, и это вопрос к драматургу, который не привел их отношения к какому-то развитию. После середины спектакля действие безнадежно стопорится, разрешаясь к финалу выходом в «метатеатральность»: на экране актеры накрывают стол и голос предупреждает подуставшего зрителя, что все второе действие (не отграниченное антрактом) он будет еще час наблюдать семейный ужин в режиме реального времени. Этакая шпилька в сторону постдраматического театра, где содержание рождается не из сюжета. Дескать, вот и у нас — не в сюжете дело. Конечно, зрители понимают, что это шутка, и никто не собирается сидеть в зале битый час.

Театр вслед за автором обозначил жанр как «не комедия». И несмотря на несколько действительно смешных эпизодов, не в юморе здесь соль, а в грустной лирике, разлитой в спектакле, которая «выговаривается» в песне: «А на том берегу…». В самом деле, персонажи два часа пребывают в бесконечных разговорах и грезах о жизни, какой она могла бы быть. Но дальше-то что? Должны ли герои что-то изменить или так и останутся заложниками тоски «по иному»?

Сергей Пускепалис — ученик Фоменко, начинавший путь в театре как актер. Это определило литературоцентризм режиссера (опора на автора) и чуткость к актерам. С актерами здесь все в порядке, а что касается литературной основы, то стоило ли с таким доверием на нее опираться? Режиссер ставит как написано, не пуская в ход «ножницы», не проявляя своего голоса «поверх текста». Заставляя гадать: в самом деле, где же в этом спектакле собака зарыта? Стоило ли мужчине приходить к женщине?..

ptj.spb.ru

Спектакль «Где зарыта собака» « Театр Комедии им. Н.П. Акимова « Драма и комедия « Информация « Спб Билет.ру

Жанр: Спектакль (Спектакль, Комедия)

Продолжительность: 02:00

Режиссёр: С.Пускепалис

Автор: А.Слаповский

Актёры: з.а. РФ Е.Руфанова, з.а. РФ Д.Лебедев, з.а. РФ С.Кузнецов, Е.Мелешкова

 

Не комедия в одном действии «Где зарыта собака».

В вокзальном медпункте провинциального города встречаются двое – он и она. Он – проезжий командировочный приводит на поводке случайно подобранную собаку и требует, чтобы ее вылечили. Она – врач – грозится вызвать милицию. История, начавшаяся как анекдот, постепенно приобретает черты психологической фантасмагории. Различные варианты жизни, как прошлого, так и возможного будущего, отношений с партнерами – мужьями, женами, возлюбленными множатся, предстают преломленными разгулявшимся воображением героев. Реальность и вымысел, правда и фантазии становятся неразличимыми. Какой вариант будущего выберут для себя герои, и хватит ли им смелости взять на себя ответственность за жизнь другого и переиграть свою судьбу – предоставлено решать зрителям.

Постановку «Где зарыта собака» новой комедии российского классика и современника Алексея Слаповского – осуществляет Сергей Пускепалис, известный российский театральный режиссер, автор постановок в Мастерской Петра Фоменко, во МХАТе, в театре «Современник», в Саратовском ТЮЗе, Магнтигорском театр им. А.С. Пушкина, киноактер («Простые вещи», «Как я провел этим летом», «Жизнь и судьба», «Ледокол»), лауреат главной премии Берлинского кинофестиваля «Серебряный медведь».

Премьера в Театре Комедии им. Н.П. Акимова – это первое представление пьесы на театральной сцене. Но не первое обращение Сергея Пускепалиса к драматургии Алексея Слаповского. Режиссер глубоко и тонко чувствует поэзию будней и творческий потенциал героев драматургии Слаповского, на материале его пьес развивая традиции театра своего учителя – Петра Фоменко. А фантазийная природа пьесы «Собака» содержит в себе богатый игровой потенциал и открывает актерам театра Комедии множество возможностей для перевоплощения. К сотрудничеству над спектаклем приглашен, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска».Алексей Вотяков, выпускавший спектакли с Камой Гинкасом и Виктором Крамером, Геннадием Тростянецким и Львом Эренбургом.

Каждому, независимо от возраста, надо приобретать билет.

spbbilet.ru

Где зарыта собака спектакль в СПб 2020

Уважаемые зрители! У вас есть возможность приобрести электронные билеты без ограничений. За двое суток до начала мероприятия бронирование билетов не осуществляется (бронь действует 20 минут). Автор Алексей Слаповский Режиссёр-постановщик Сергей Пускепалис Художник-постановщик Алексей Вотяков Художник по свету Евгений Ганзбург Композитор Левянт Марк ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Липа - Заслуженная артистка России Елена Руфанова Виктор - Заслуженный артист России Дмитрий Лебедев Нина - Елена Мелешкова Серёжа - Анатолий Хропов В пьесе « Где зарыта собака» душевно и просто звучит любимая тема Алексея Слаповского: как много людей живет не своей жизнью. Но как немного решается ее изменить… Оставить в прошлом, бросить всё – вещи, документы, имя, фамилию, всю предыдущую жизнь? Хорошо ли это? Что за этим стоит, и что человеком движет? Мужчина и женщина. Два загадочных мира. Два разных опыта. В вокзальном медпункте провинциального города встречаются двое. Он, проезжий «командировочный» Виктор, приводит на поводке случайно подобранную собаку и требует, чтобы ее вылечили. Она, красивая одинокая врач с экзотическим именем Липа, грозится вызвать милицию. История, начавшаяся как странный анекдот, постепенно приобретает черты психологической фантасмагории. На коротком отрезке времени, не покидая помещения медпункта, мужчина и женщина, пытаясь разобраться в себе и в другом, то ли проживают, то ли фантазируют разные варианты своих прошлых и будущих жизней. Что из этого правда, а где ложь? Любовники и любовницы, мужья и жены, воспоминания и мечты сливаются в пестрый карнавал… Разные варианты возможных отношений, которые проигрывают герои, предстают то как боевик, то как мелодрама. Но реальная жизнь, как водится, сложнее любых жанровых моделей. Удастся ли героям преодолеть свои внутренние барьеры и страхи, получится ли «вскочить» в уходящий поезд? Богатый игровой потенциал пьесы Слаповского открывает для четырех занятых в спектакле актеров множество возможностей для перевоплощений.

apeterburg.ru

Санкт-Петербургский театр Комедии имени Н. П. Акимова

http://screenstage.ru/?p=6265

«На том берегу, на той стороне» - эту мелодию из песни композитора Марка Левянта на стихи Слаповского (вокальными номерами пропитан весь спектакль) зрители продолжают напевать, отправляясь по домам. Да и сам спектакль словно находится на другом берегу, противоположном тому, где провоцируют публику театральный эксперимент и отчаянный авангард. Сергей Пускепалис в последнее время совершенно не стремится на этот авангардный фронт, предпочитая работать для обычных зрителей. Но при этом его постановки не грешат штампами «на потребу» публики. В них есть смысл и тема, режиссерским ходы продуманы, но не усложнены. А самое главное, спектакль «Где собака зарыта» явно сделан с удовольствием, которое испытала и постановочная команда, и актеры.

Премьерный спектакль Театра комедии все равно достаточно необычен, наполнен игровой театральностью, где юмор плавно перетекает в сантимент и раздумья о природе человеческих отношений. К тому же режиссер и драматург предваряют спектакль авторским текстом о том, что «настоящий театр, конечно, не на сцене и даже не в реальности, а в головах людей». Вот эти сценические проекции того, что «в головах», Сергей Пускепалис и представляет вниманию публики.

Художник Алексей Вотяков, частый соавтор Пускепалиса, выстраивает на сцене зачуханный медпункт на каком-то дальнем полустанке. Белый кафель давно утратил свой первозданный цвет, двери обшарпаны, окно сто лет не мыто. Впрочем, само время здесь словно бы остановилось, а эта история могла произойти как сегодня, так и много лет назад. Стол с допотопным телефонным аппаратом, пара стульев. Один из них по долгу службы занимает Липа – Елена Руфанова, медсестра и врач в одном флаконе. Вот там-то и происходит действие, в меру реальное, зачастую фантасмагорическое, где сон сменяется явью, а мечты – обыденностью.

Итак, некий Виктор – Дмитрий Лебедев, мужчина, потрепанный жизнью и годами, в нелепом берете и старом пальто, нашел на холодной улице собаку и, не долго думая, притащил ее в медпункт, чтобы там животному померили давление и температуру. В ответ на это Липа – Руфанова, конечно же, сначала недоумевает, потом негодует, потом начинает звонить в полицию знакомому Сереже. Только вот собака эта оказывается невидимкой, хотя порой и издает то лай, то скулеж, то рычание. Но как бы они не прыгали вокруг нее, пытаясь то накормить, то выгнать, собаки нет как нет. Вот тут и начинаешь понимать, что это фантазийное животное сыграло роль некоего «рока», приведшего Виктора к Липе. Не зря же он занимается в своем институте античными проблемами предопределенности человеческих судеб.

Зато отсутствующие «вторые половинки» Виктора и Липы, о которых только говорится,  вдруг вклиниваются в настоящее, причем в самых разных обличьях. Сережа – Анатолий Хропов то вломится в дверь озверевшим и туповатым ментом, устраивая «допрос» Виктору – Лебедеву, срываясь на «полицайские» интонации. А, исчезнув, через какой-то момент явится в образе вполне миролюбивого и даже нежного блюстителя порядка. Кто он на самом деле, да и существует ли в реальности, так и останется загадкой.

Не менее загадочными станут и явления жены Виктора Нины – Елена Мелешкова. То грубая халда, едва ли не матерящаяся и норовящая пустить в ход кулаки. То страстная дива в длинном платье с разрезами, словно только что сошедшая с эстрадных подмостков. Такой вот «театр в голове» у Виктора, в котором его неказистая и бесцветная жизнь вдруг обретает краски и напитывается театральными страстями. Да и у Липы – Руфановой тоже. Ведь ее Сережа еще не раз сменит облик, появится в образе звезды шансона, исполнив очередной вокальный номер, или воображаемого мужа, терпеливо ждущего супругу с ночного дежурства.

Фантазийный театр будет множиться, вбирая в себя новые актерские образы и эпизоды. А стена этого медпункта вдруг потеряет прочность, так что сквозь нее отсутствующим «половинкам» легко можно будет пройти, присоединиться к загрустившей парочке, поучаствовать в ее диалогах и таким же манером исчезнуть. Звучные и броские концертные «номера» становятся контрастным фоном к негромкой и искренней человеческой истории, где случилась неожиданная встреча двух немолодых и одиноких людей. И Виктор – Лебедев, как человек ученый, будет долго доказывать Липе теорему любви, которая, конечно же, доказательств не имеет. А Липа – Руфанова слушать, думать, соглашаться или негодовать, плакать или высмеивать нежданного пришельца. В этих разговорах нет ничего нового, парадоксального или экстравагантного, они иногда даже кажутся банальными. Впрочем, несмотря на вековые истории повторения банальных истин, человечество так и не поумнело.

Актерский квартет играет в этом спектакле зажигательно и с явным удовольствием. Ведь «нелинейные» образы, сочиненные драматургом и режиссером, дают немало возможностей для того, чтобы продемонстрировать и приемы «психологичности», и вокальные данные, и умение моментально менять «маски», и замечательную характерность. Да, эта сценическая история может иногда замедляться, утопать в словах, казаться неровной и неоднозначной по качеству отдельных эпизодов. Но, вероятно, по причине того, что спектакль только начинает жить, встраиваться в реакцию и восприятие публики. Но потенциал у сценической истории на вечную тему любви, конечно же, есть, и немалый.

А в самом финале спектакля без антракта Сергей Пускепалис решает немного поэпатировать зрителей, запускает поверх задней стены медпункта титры: «второй акт». И этот акт окажется полностью кинематографическим. На два параллельных экрана будет транслироваться черно-белая, бытовая и обыденная «сага» семейной жизни. Той, что была до встречи наших героев, и той, что медленно потянется и после их расставания. Актеры же, выйдя к рампе, скажут нам о том, что это может длиться очень долго. Кто хочет, пусть остается, остальные же могут отправиться к точно такой же жизни у себя дома…

akimovkomedia.ru

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В МЕДПУНКТЕ | Петербургский театральный журнал (Официальный сайт)

«Где зарыта собака». По пьесе А. Слаповского.
Театр Комедии им. Н. П. Акимова.
Режиссер Сергей Пускепалис, художник Алексей Вотяков.

Автору (Алексею Слаповскому) хотелось, наверное, чего-то большего. Грибоедов и тот чувствовал отчуждение от своего «Горя», которое «было гораздо великолепнее и высшего значения, чем теперь в суетном наряде, в который /он/ принужден был облечь его».

Но у театра свое право и своя правота.

Мир, в самом деле, состоит из мужчин и женщин — вот что томит и с чем хотелось бы разобраться драматургу. Конечно, сюда рвутся цитаты уже побанальнее и просто анекдоты. От великого до смешного один шаг. Посередине умещается спектакль Сергея Пускепалиса.

«Где зарыта собака», зритель так и не узнает. Поговорка претендует на что-то большее. По-видимому, собака зарыта везде. Сказано же: не спрашивай, «по ком звонит колокол». Он звонит по кому-то — и по тебе… Между тем, половину спектакля персонажи ведут тяжбу по поводу приведенной в медпункт собаки, и здравая часть зала однозначно на стороне медработника Липы, которую со всем свойственным ей элегантным артистизмом играет Елена Руфанова, а не назойливого и многословного посетителя со смутными идеями (Дмитрий Лебедев). Во второй половине спектакля спорное животное теряет конкретность, перестает лаять, да и речи о нем уже нет. По ком же лаяла собака?

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

А спектакль временами прелестный. Да, многословный оккупант медпункта, которому только и остается опираться на свое победительное имя (Виктор), имеет мало шансов изменить свой «рок» (он еще и преподаватель-античник) — тем более что… не очень-то и хотелось! Самый тяжелый для спектакля и, по-видимому, для артистов, момент — когда персонажу приходится намекать на судьбоносное значение его встречи с героиней Руфановой. Ни Боже мой! Их дуэт в привокзальном медпункте, даже если и предполагался автором как намек (тяжеловесный!) на возможное чудо нечаянной встречи мужчины и женщины, играется совсем в ином ключе.

На сцену является гомерически смешной, простодушный и страшный полицейский Сережа — Анатолий Хропов. И с этого момента главным оказывается бурлеск, который и скрепляет квартет персонажей. У Виктора есть жена, у Липы — муж. И вот фантазийные перевертыши, которым подвергаются роли Елены Мелешковой и Анатолия Хропова, захватывая в свою карусель и основную пару, составляют чистую радость зрителей Театра Комедии на этот раз. Суть в том, что самозабвенная игра артистов, в компактных сценических «наплывах» гомерически смешно представляющая контрастные версии личной жизни персонажей, содержательна сама по себе. Она говорит об «игре любви и случая» (а также о «бесплодных усилиях любви», да мало ли еще о каких шутках человеческой природы, свойственных театру!). В конце спектакля, в течение которого герои то и дело выходят с песнями на авансцену, прелестно и минималистично «второе действие», в котором мы видим в глубине сцены краткий ролик с беззвучным параллельным ужином двух семей на своих кухнях. Театр, как детский самолетик, спланировал на землю, в домашнее кино.

ptj.spb.ru

Где собака зарыта | Пресса

Дмитрий Крымов поставил "Муму" в Театре Наций

Когда Дмитрий Крымов предложил Евгению Миронову поставить спектакль по Тургеневу, худрук Театра Наций согласился с радостью - и интуиция его не подвела. Влюбленный в театр, в его физическую, техническую, вещную и зримую сторону не меньше, чем в его идеальную суть, Крымов рассказывает о театре и его художнике, точнее - художниках. Герой - протагонист, альтер-эго режиссера, он - сочинитель, он актер и режиссер, задумавший постановку по Тургеневу.
В главной роли - Алексей Вертков, один из самых тонких и глубоких актеров среднего поколения. 
Феллиниевская история о муках творчества художника, спектакль о рождении спектакля - это один из смысловых слоев постановки. В главной роли - Алексей Вертков, светлоглазый, с жестким лицом, хрипловатым, очень мужским голосом, узкой сутуловатой фигурой; ученик Женовача, один из самых тонких и глубоких актеров среднего поколения. Крымов выводит на сцену и тех, кто всегда за кулисами - помощника режиссера: обаятельная Инна Сухорецкая здесь отважно себя засушивает, превращаясь в замотанного в безразмерную кофту, лишенного пола и возраста театрального духа в очках и стоптанных туфлях.

С краю сцены беспрестанно что-то жует огромный тихий "монт" (Константин Муханов) - монтировщик с протезом-клешней вместо руки отвлекается от еды лишь по настоятельному требованию помрежа что-то отнести или подключить. Он глух, как Герасим, туп, как Калибан, чужд и страстям, и красоте, смеху и слезам, бушующим на сцене.
Текстовая основа спектакля сплетена из "Записок охотника", "Бежина луга", "Певцов" - почти сплошь описания природы и вызываемых ею движений души, никакого внешнего действия. Оно на сцене развивается самостоятельно, синусоидой вдоль словесной оси, вверх и вниз - от смеха к печали. Жанр постановщик обозначил как "комедия дель арте" - герои спектакля то сближаются со своими персонажами, то говорят от самих себя, новости сегодняшнего дня импровизированно включаются в действие. Часть персонажей остаются масками - затянутая в черные шелка щебечущая по-французски возлюбленная героя (Елизавета Юрьева) или близкая к маразму и намертво прилипшая к сцене, как ракушка, польская актриса Гржибовская (блестящие интермедии Алины Ходжевановой).

Еще один, если не главный персонаж - сам театр, во всей смешной и великолепной неразберихе своего реквизита, игрушечных и живых собак, заводных белок, сплетенных проводов, открытых люков. Всей этой красотой упоенно дирижирует Охотник, он же режиссер, не замечая и отмахиваясь от непоседливой девочки, вертящейся под ногами.

Если Вертков - ум, нерв, смысл и воображение театрального организма, тот, кто легко присвоил себе огромные куски тургеневского текста, соединил иронию и затаенную боль, то сердце и душа спектакля - героиня Марии Смольниковой. Щенок-подросток, дитя, у которого глаза горят азартом и восторгом, а доверчивость, непоседливость, любопытство и внезапная проницательность и тонкость складываются в характер редкой живости и прелести, разом и детской, и девчоночьей, и собачьей.

Текстовая основа спектакля сплетена из "Записок охотника", "Бежина луга", "Певцов"
Погибает она случайно, от руки - точнее, тяжелого протеза недоумка-монтировщика, которым он смахнул девочку в люк. Гибель той, которую при жизни замечали, только когда она всем мешала, обессмысливает всю театральную махину, лишает веселья кутерьму, гасит огни. Тошнотворной пошлостью звучит телеконцерт краснознаменного хора и пионерии - частушки про Муму занимают ту публику, для которой бессмысленно ставить спектакли по Тургеневу. Охотник и его возлюбленная стоят на разоренной, затемненной и опустевшей сцене, а потом молча и медленно уходят с чемоданами в светящуюся неизвестность.

Едва ли не самый безнадежный спектакль Дмитрия Крымова исполнен пронзительной красоты и любви - к театру и людям, которые его делают и для которых он делается.

theatreofnations.ru


Смотрите также