Детские сказки про собак


Сказки про собаку: читать онлайн бесплатно

Бременские музыканты

Бременские музыканты — сказка Братьев Гримм для детей от 3 до 7 лет. Читать онлайн сказку для детей Бременские музыканты...

Снеговик — сказка Андерсена Г. Х. для детей от 5 до 8 лет. Читать онлайн сказку для детей Снеговик бесплатно....

Сердечное горе

Сердечное горе — сказка Андерсена Г. Х. для детей от 7 до 11 лет. Читать онлайн сказку для детей Сердечное...

Пёс и воробей — сказка Братьев Гримм для детей от 5 до 7 лет. Читать онлайн сказку для детей Пёс...

Собака и воробей

Собака и воробей — сказка Братьев Гримм для детей от 5 до 8 лет. Читать онлайн сказку для детей Собака...

Срок жизни — сказка Братьев Гримм для детей от 5 до 8 лет. Читать онлайн сказку для детей Срок жизни...

Старый Султан

Старый Султан — сказка Братьев Гримм для детей от 4 до 7 лет. Читать онлайн сказку для детей Старый Султан...

skazkidlyadetey.ru

СКАЗКА про собаку ЧИТАТЬ Пес Балбес и Клуб Чудес- СКАЗАЧОК

Поскольку слово «балбес» в голове пса неразрывно связалось с запахом мясных вкусностей, как-то незаметно он сам стал откликаться на это милое прозвище.

Глава 2. Зима и зябко. Хвост примерз

Зимой собакам очень плохо. Зимой прохожие какие-то злые: булочек не едят, мороженное не роняют, котлеты из окна не выбрасывают. Вот уже третий день пес Балбес голодал, и, хотя в мусорном баке всегда можно было поживиться заплесневелыми макаронами, тухлыми яйцами и пропавшими сладостями, отобранными в честном бою у крыс, мечты о нормальной еде не давали ему пасть так низко.

По вечерам на свалке за городским универмагом открывался элитный собачий клуб «Своя Кость». Попасть в него могли только самые успешные собаки города. Все они знали друг друга в лицо (точнее, в морду). Клуб был местом, о котором слагались легенды. Считалось, что попавший туда пес, уже никогда не становился прежним. Ему открывались все самые сокровенные тайны собачьей жизни.

Балбес никогда не мечтал попасть в Клуб. Просто потому, что он вообще ни о чем не мечтал. Как-то проснувшись утром возле канализационного люка, пес обнаружил, что у него примерз хвост. Когда он засыпал вечером, из канализации шел такой приятный теплый воздух, что можно было забыть обо всем и погрузиться в долгий безмятежный, самый собачий сон на свете. А ночью, что-то случилось, теплый воздух перестал идти из люка и весь водяной пар, в котором так чудесно нежился Балбес превратился в лед.
Проснувшись от громкого шума, Балбес увидел, что прямо на него медленно катится здоровенная мусороуборочная машина. Ну, собственно, на этом нашу историю можно было считать рассказанной до конца, если бы не одна случайность.

Глава 3. Болонка, Милая Мила

Из черного хода какого-то дома выбежала расфуфыренная болонка. Не разбирая дороги, она металась из стороны в сторону по узкому проулку. Следом за ней с оглушительным воплем, летела дамочка:
— Мила! Мила! Вернись! Ну, куда же ты, девочка?! Милочка!
Не заметив лежащего на люке Балбеса, болонка споткнулась об него, отколупнула на лету своей когтистой лапой его примерзший хвост, и они вместе кубарем завалились за мусорный бак. В этот момент мимо них проехала мусороуборочная машина. Прежде, чем Мила успела что-то сообразить, Балбес вскочил на лапы, и увлекая ее за собой, затянул в открытое окно какого-то подвала.

Орущая дамочка этого, конечно не заметила. Сейчас она видела перед собой только мусороуборочную машину и представляла свою собачку, раздавленной в лепешку. Несчастный, ничего не понимающий водитель! Он потом еще долго отбивался от разъяренной крикуньи.

Ну а что же собаки?

Провалившись в подвальное окно, они быстро вскочили на ноги. Болонка (несмотря на свою эффектность) запросто отряхнулась, и протянула Балбесу лапку с длинными розовыми ноготочками:
— Думаю, именно вам, сударь, я обязана своим избавлением?
Балбес, как и полагается приличным собакам, лизнул предложенную ему лапу:
— Не знаю. Может быть.

Откровенно говоря, он и сам не понял, что сейчас произошло.
— Позвольте представиться, — чинно пролаяла болонка, — я Мила Младилен Майя Третья. Но вы можете называть меня просто Мила.
— Очень приятно, — Балбес почесал за ухом. – Я Балбес Балбесович Первый. Для вас просто – Балбес.

Пока снаружи раздавались громкие крики дамочки, собаки не решались выйти из подвала. Считая себя до глубины души обязанной новому знакомому, Мила рассказала ему свою историю.

Сколько себя помнила, Мила всегда мечтала танцевать. Ей так нравилось выделывать разнообразные па, тянуть носочек, плавно выгибать спинку и кружить под звуки музыки. Увы, судьбой ей была уготована иная участь. Служить украшением при знатной и обеспеченной особе, разделять с ней простые радости самолюбования и прихорашивания – вот все, на что могла претендовать собачка с ее внешностью. Но мечта о танцах никогда не покидала МИлу. И вот, два дня назад она увидела возле своего дома объявление:

ВНИМАНИЕ ВСЕМ!

Всемирно известная Школа Собачьих Танцев
объявляет набор учащихся!

Если вы молодая, амбициозная и пластичная собачка,
ждем вас в своей школе в понедельник в 9-00 утра по адресу
улица Щукина Хвоста, дом 4, второй этаж.
Входить без стука.

Это был знак. Самый настоящий подарок судьбы. Прочитав объявление, Мила решила, что другого подобного случая в ее жизни может и не представиться. И потому, сегодня утром, дождавшись пока хозяйка забудет запереть входную дверь, Мила со всех ног бросилась навстречу своему счастью. Получалось, что Балбес стал ее проводником и спасителем, а значит, она перед ним в неоплатном долгу.

Глава 4. Баварские сардельки в сырном соусе

Когда голос дамочки снаружи стих, а мусороуборочная машина уехала, собаки выбрались из подвала.
— Послушай, — начал неуверенно Балбес, — город не самое лучшее место для такой изысканной особы, как ты. Если хочешь, могу показать дорогу к школе танцев? Тем более, что мне, как раз сегодня нечем заняться.

Словно подтверждая его слова, желудок предательски заурчал. Поскольку Мила была очень умной собачкой, она сразу поняла, что ее новый знакомый, как и любой бродячий пес, голоден. Согласившись взять его в проводники на пути к школе танцев, Мила решила хоть как-то отблагодарить Балбеса.
Остановившись у одного ресторана, встретившегося на их пути, Мила попросила Балбеса подождать ее на другой стороне улицы. Не прошло и минуты, как из дверей ресторана вышла молодая пара. Заметив обворожительную болонку, с аккуратными розовыми ноготочками и блестящим ошейником, девушка умилилась:

— Дорогой! Посмотри какая чудесная собачка! Бедняжка. У нее такие голодные глаза!
Мила и в самом деле состроила самую голодную гримасу, на которую только была способна.
— Если хочешь, можем купить ей что-нибудь? — предложил парень.
— О, это было бы просто замечательно! – обрадовалась девушка.

Не прошло и пяти минут, как перед Милой оказалась тарелка самых аппетитных и свежих баварских сарделек в сырном соусе. Поблагодарив любезную пару легким кивком головы, Мила взяла тарелку в зубы и поволокла за угол, где ее дожидался Балбес.

Трудно передать его восторг, при виде столь изысканного лакомства (возможно, самого изысканного за всю его недолгую собачью жизнь). И только здравый рассудок, а еще желание не упасть в грязь лицом перед дамой, сумели удержать пса от отвратительного, чавкающего сиюминутного поедания сарделек. Балбес даже не забыл учтиво поделиться с Милой. Но болонка ела дома совсем недавно, так что все досталось ему одному.
После трапезы, собаки направились на улицу Щукина Хвоста, которая находилась недалеко от городского универмага. Попадавшиеся им навстречу собаки, презрительно оглядывали Балбеса, словно спрашивая себя, что такой непримечательный пес может делать рядом с такой собачкой, как Мила.

Когда они, наконец добрались до нужного места, было уже темно.
— Переночуем здесь? – предложил Балбес. – А завтра утром, когда школа откроется, ты смело переступишь ее порог, а я уберусь восвояси.
Мила признательно посмотрела ему в глаза. В этот момент кто-то негромко зарычал в переулке, и прежде чем собаки успели опомниться, на освещенное фонарем место вышли трое.

По выражению лиц этих псов сразу было ясно – все они отъявленные отморозки. Балбес и опомниться не успел, как один из них уже летел на него, широко разинув свою зубастую пасть. Он едва успел оттолкнуть Милу в сторону, как на освещенной фонарем части улицы завязалась кровавая драка. А ведь это был такой чудесный день! И кто бы мог подумать, что он вот так закончится? Нет, из этой драки Балбесу живым не уйти, это ясно. Жалко только, что и Милу отморозки в живых не оставят. И он, никчемный бродячий пес, чья жизнь не стоит ровным счетом ничего, не сумел защитить ее…
Ну уж нет! Балбес изо всех сил захотел сейчас перевоплотиться в собаку – супергероя с рекламного щита у дороги. Пусть случится чудо! Одно маленькое и такое необходимое сейчас!

Словно сквозь сон Балбес услышал отдаленный лай. Сюда приближались другие собаки. «Это конец» — подумал он. «Мила! Беги! Спасайся!». И в эту секунду сознание покинуло его.

Глава 5. Не может быть!

Сколько прошло времени, Балбес точно определить не мог. Когда он открыл глаза, на улице все еще было темно. Мила склонилась над ним и жалостливо осматривало его нос. Да, он, кажется был разодран до крови. Позади Милы стояло еще несколько псов.

Едва заметив их, Балбес попытался ощетиниться, но Мила успокоила его:
— Ты лежи, не шевелись. Все в порядке, это свои.
Один из псов, медленно подошел к нему. Это был высокий, красивый дог, с иссиня черной шерстью. На правом запястье его красовался бриллиантовый браслет.
— Ты храбро сражался, — обратился дог к Балбесу, — не каждый отважится вступить в схватку с отвергнутыми.
— Отвергнутыми? – переспросил Балбес.
— Теми, кто неизлечимо болен жаждой. Им нечего терять в этой жизни, поэтому они стараются распространить свой недуг на всех, кого только смогут укусить. Но ты, я вижу цел, — он слегка тронул лапой ушибленный нос Балбеса, — а это ерунда. Если бы в рану попал яд, она бы не кровоточила так сильно. К утру ты встанешь на ноги. Ведь не даром же про нас говорят «заживает, как на собаке».

От дога веяло таким неимоверным спокойствием, что Балбес снова закрыл глаза и погрузился в беспробудный сон.


Мила разбудила его. Наступил день. Мимо, с привычной быстротой шагали прохожие.
— Который час? – испуганно спросил Балбес.
— Половина девятого. Не переживая я не собираюсь опаздывать.

Он облегченно вздохнул. Вспомнив о ночном происшествии и с удивлением обнаружив, что нос и в самом деле, больше не болит, Балбес хотел расспросить Милу о загадочном доге и его спутниках, но она опередила его.

Оказалось, что в самый разгар схватки между Балбесом и отверженными, ему на помощь пришли другие собаки. Они быстро разогнали нападавших, но, к сожалению, Балбес этого уже не увидел. Он потерял сознание, отброшенный на бетонную стену какого-то здания. Мила говорила, что псы были очень удивлены его геройством, а самый главный среди них, Дог по кличке Марс даже сказал, что в жизни своей не встречал того, кто бы в одиночку отважился сразится с тремя больными жаждой псами.

— Он просил передать, что будет рад видеть тебя в своем клубе, — подытожила рассказ болонка. – Только вот я название забыла. Вроде, какая-то кость. Толи съедобная, толи найденная…
— Может своя? – предположил Балбес.
— Точно! Своя Кость – вот как этот клуб называется.

Балбес не мог поверить своим ушам. Он столько слышал об этом месте, но никогда не встречал никого, кто бы лично посещал Клуб. Словно его и не существовало в реальности. Вроде сказочки, что рассказывают детям перед сном. И вот теперь, он сам мог пойти туда.
— Но как? – живо залаял пес. – Как мне попасть туда?
— Марс сказал, что тебе стоит только назвать его имя и больше ничего. Знаешь, — Мила посмотрела в ту сторону, где располагалась школа собачьих танцев, — кажется мне уже пора идти. Я еще раз благодарю тебя за то, что ты спас нас вчера ночью. Желаю тебе найти свое место в жизни, Балбес Балбесович Первый.

— И тебе удачи, Мила, — увы, он не мог запомнить ее полное имя. – Может когда-нибудь мы еще встретимся.
— Кто знает, — улыбнулась она и живо засеменила по заснеженной дорожке к школе танцев.

Глава 6. Счастливый билет

Целый день Балбес бесцельно слонялся по городу. Вспоминая вчерашние сардельки – угощение Милы, он не мог опуститься до того чтобы отбирать еду у крыс. Да и аппетит приходил как-то вяло. Наверное, это из-за ночного сражения.

Когда стемнело, Балбес оказался у здания городского универмага. Ему все еще не верилось, что слова черного дога могут оказаться правдой. Ну, где это видано, чтобы обыкновенных дворовых псов пускали в клуб? И все же, вера в чудо, как огонек мерцавшая в его душе, заставляла лапы двигаться по направлению к мусорным бакам с тыльной стороны клуба.

Подойдя к бакам почти вплотную, Балбес потоптался немного на месте, понял, что все произошедшее (в том числе и Мила) ему приснилось и уже собирался уходить, как вдруг перед ним возник карликовый терьер в ливрее:
— Что вам угодно, сэр? – пропищал терьер.
— Сэр? – Балбес оглянулся. – Это вы мне?
— Конечно, сэр. Что вам угодно? – повторил пес.
— Я… я бы хотел попасть в Клуб.
— Кто вас пригласил? – казалось, терьер спрашивал его на полном серьезе.
— М-м-марс…
— Тогда добро пожаловать, сэр. Следуйте за мной, — терьер побежал за мусорные баки на своих коротеньких ножках, оборачиваясь и услужливо маня Балбеса за собой.

Между баками оказался обыкновенный канализационный люк. Едва только терьер подбежал к нему, крышка люка распахнулась, и из-под земли повеяло теплой сыростью. Прыжок, и терьер скрылся в темном отверстии. Недолго думая, Балбес прыгнул следом, даже не озадачившись тем, как бы ему не переломать себе лапы.

Полет был стремительным. Внизу оказалась груда старых матрасов, так что приземление прошло безболезненно. Впереди тянулся высокий, но узкий коридор, за ним еще один коридор, несколько резких поворотов, и снова длинный, похожий на земляную нору проход.

Только сейчас Балбес почувствовал тонкий мясной запах, пробивавшийся сквозь запах плесени и старости подземелий. Прошло еще немного времени, и проход резко расширился, переходя в широкий сводчатый холл. Все здесь светилось и мерцало тысячами маленьких огонечков. Играла негромкая музыка. Разбившись на группки, по разным сторонам холла стояли или чинно прогуливались породистые собаки. Все они были необычайно хороши собой. Балбес не мог поверить своим глазам. Ему все еще казалось, что все это происходит не по-настоящему. Но, даже если и так, в этом приятном видении, он первый из всех дворовых псов на свете сумел попасть в клуб для избранных «Своя Кость».

Глава 7. Клуб

Посреди холла, на больших серебряных блюдах лежали мясные вырезки, копченые колбасы, сыры и одурманивающие своим ароматом ветчины разных сортов. Даже в витринах мясных магазинов, Балбес не видел такого великолепия. Несмотря на то, что у него за день во рту не было и хлебной крошки, сейчас ему казалось кощунственным протянуть свою дворовую пасть к этому сокровищу.

Как-то незаметно за его спиной возник Марс. Балбес почувствовал на себе пристальный взгляд и обернулся:
— Очень рад тебя видеть здесь, — спокойно проговорил дог.
Балбес не знал, что полагается отвечать в таком обществе, поэтому просто кивнул.
— Ты здесь впервые. Пойдем, я тебе все расскажу? – предложил хозяин клуба и, не дожидаясь ответа, направился вглубь зала. Балбес потрусил за ним следом.

Они прошли сквозь холл, переполненный собаками и оказались в небольшим помещении. Здесь также стояло несколько мясных блюд, а на стенах висели портреты с изображением разных собак, похожих на владельца клуба.
— Это мой отец, дед и прадед, он же основатель «Своей Кости». Не стесняйся, располагайся как тебе будет удобно. Ешь все, на что упадает взгляд. До подачи основного ужина у нас еще времени предостаточно.
«Основного ужина?!» – мысленно переспросил Балбес, и покорно съел кусок ветчины.

— Это место, — начал свой рассказ Марс, — клуб для избранных, как его называют в городе, объединяет собак самых влиятельных семейств. Все они по праву своего рождения уже являются членами Клуба. Мой дед, решил основать его во время войны, когда наши войска несли наибольшие потери. Было принято решение организовать нечто наподобие ордена, командного состава будущих собачьих войск. Здесь, вдали от посторонних глаз, наши предки тщательно планировали диверсионные операции. В подведомстве одного только моего деда находилось три сотни дворовых псов, и еще несколько десятков полукровок. Это были отряды моментального реагирования, скрытая сила о которой даже не подозревали фашисты. После окончания Второй Мировой, клуб продолжил своей существование. Было сделано все, чтобы те, чьи роды так яростно сражались за нашу общую победу, никогда не были забыты, а их потомки получили наибольшие привилегии. И вот сейчас все мы – члены этого закрытого клуба. Хотя времена военных действий канули в лету, ты даже не представляешь, какие судьбоносные решения порой принимаются под этими сводами.

Дог замолчал, и видно было, что каждое сказанное им слово идет из глубины души. После недолгой паузы он продолжил:
— Вчера, когда я увидел, как самоотверженно ты защищаешь себя и свою спутницу, в этой заведомо проигранной битве, мне сразу стало ясно – ты наш. В современном мире нечасто можно встретить собаку, готовую положить жизнь ради правды. Клуб – это место для избранных, место, которое способно навсегда переменить твою жизнь. Между собой мы называем его Клубом Чудес, потому что нашими усилиями в мире творятся действительно чудесные дела.

— Я готов, — живо выпалил Балбес. – Что мне нужно делать?
Внутри у него все так и трепетало. Никогда прежде он не ощущал себя настолько на своем месте. И вот теперь, одна случайность показала ему, что вся его жизнь, бесцельная жизнь обыкновенной бродячей собаки, мирно текла ради одного только этого момента.

— Не спеши с ответом, — спокойно возразил Марс. – Это не то решение, которое стоит принимать второпях. Я дам тебе один день, после которого ты сделаешь свой выбор. Пойми, выбрав клуб, ты навсегда распрощаешься со всеми, кого знал прежде, оставишь привычные занятия и станешь одним из нас. Ты больше никогда не вернешься на улицу, тебе не придется думать о том, что есть и где спать. Ты будешь служить величайшей и благороднейшей цели, насколько это возможно в собачьей жизни, но заплатишь за это свою цену.

— Меня никто и ничто не держит, — медленно проговорил Балбес. – Сколько помню себя, я всегда был один. Если есть способ прожить мою никчемную жизнь как-то иначе, во благо чего-то значимого – я готов.
Марс внимательно посмотрел на него своими темными маслянистыми глазами:

— И все же, я дам тебе один день. А сейчас, давай вернемся к остальным. Скоро подадут ужин.

Глава 8. Время решений

…Это была необыкновенная ночь. Еда и ее запахи начинают терять свою ценность ровно тогда, когда оказываются в досягаемом избытке. То же самое происходит и с другими благами. Одно только возвышенное неизменно влечет к себе, как путеводная звезда для расхлестанного ума.

Балбес был абсолютно счастлив. Никогда прежде ему и в голову не приходило, что от собак может так много зависеть. Некоторые из тех, с кем он познакомился этой ночью раскрывали тайные заговоры, другие изобретали эликсир вечной жизни, третьи обладали исключительной способностью влиять на решения людей. Все это походило на сказку.

Когда рассвело, собаки стали понемногу покидать клуб. Карликовый терьер, вывел Балбеса обратно на поверхность:
— До вечера, сэр. Приятного вам дня.
Балбес кивнул на прощанье. На душе у него было приятно. Есть не хотелось совсем. Хотелось идти куда глаза глядят, бродить бесцельно по запутанным городским кварталам, смотреть на помойные кучи из которых ему больше никогда не придется добывать себе еду.

Как-то незаметно лапы вывели его к тому месту, где позапрошлой ночью решилась его судьба. Вот из-за того угла выскочили отверженные псы. А вон там стояла Мила.

Мила… Балбес не мог поверить своим глазам. Болонка лежала на холодной земле, подложив под голову лапы.
— Мила! – он стремглав бросился к ней.

Завидев его Мила устало улыбнулась, но с земли не встала. Так и осталась лежать ничком.
— Мила, что с тобой? Почему ты здесь? – Балбес был взволнован.
— Моя жизнь кончена, — сообщила она ему. – Они сказали, что у меня совершенно нет таланта. Оказывается, танцы – это не мое призвание.
— А… — Балбес не знал, что сказать. Но, поскольку лежать на мерзлой земле было наверняка очень холодно, особенно для такой изнеженной домашней заботой собачки как Мила, он предложил:
— А хочешь, я провожу тебя домой? Мы можем пройти через парк. Там есть одно такое необычное место…
— Нет, — резко пролаяла Мила. – Нет у меня больше дома.
— Ну что ты такое говоришь, — попытался возразить он. – Я же сам видел, как твоя хозяйка бежала за тобой. Тебе стоит только вернуться, сделать жалобное лицо, и она с радостью возьмет тебя обратно. Даже еще сильнее любить станет.
— Нет, — повторила Мила. – Вчера вечером моя хозяйка улетела обратно. Далеко-далеко, в ту страну, где мы с ней так чудесно жили до того момента, пока мне в голову не пришла эта ужасная, отвратительная, самая бредовая идея на свете – танцевать!

Только сейчас Балбес оценил масштаб совершившейся трагедии. Мила осталась одна. Совсем одна в далекой и чужой для нее стране. Решение пришло к нему быстрее, чем он мог этого ожидать:

— Послушай, это ничего. Я знаю, тебе грустно, но иногда собаки находят себе новых хозяев. Мы еще можем все исправить. Ты очень хороша собой, породиста, знаешь команды. Мы легко найдем для тебя новый дом.

— Не нужно, — Мила тяжело вздохнула. – Я лучше умру прямо здесь, на этом самом месте. Жизнь потеряла для меня всякий смысл.

— Да что за бред?! – Балбес на миг позабыл о своих манерах. – Ты же ничего еще толком не видела в своей жизни. Жила в четырех стенах, ела свои деликатесы три раза в день да точила ноготки с утра до вечера. Мила, это не жизнь! Ну-ка вставай! Вставай, кому говорю!

Голос его звучал так повелительно, что болонка нехотя поднялась.
Собаки пошли по зимнему городу. Каждый из них думал о своем, и оба молчали. Вслух раздавалось лишь шумное сопение.

Через некоторое время, дома и магазины сменились густым лесом. Асфальт кончился; идти по дороге занесенной снегом было непросто. Когда у Милы почти закончились силы, Балбес свернул с дороги в лес и побрел по сугробам напрямик неизвестно куда. Мила последовала за ним.

Совсем скоро они вышли к обрыву. Отсюда открывался необыкновенный вид на ночной город. Облачка теплого пара, выходившего из котельных, поднимались над замерзшими улицами и растворялись в темной вышине. Где-то далеко, гудел проходящий поезд.
— Что ты видишь? – спросил Балбес, резко повернувшись к Миле. Она удивленно захлопала глазами:
— Вижу, что?
— Все это!
— Ну да, — Мила неуверенно почесала лапкой за ухом. – Улицы, дома, освещенные окна…

— Да нет же! – Балбес от нетерпения даже подпрыгнул. – Я говорю о том, какой огромный этот город. Ты и твоя хозяйка прилетели сюда на самолете, значит, где-то есть и другие города, быть может, даже больше этого. Мила! Мир огромен. Неужели ты думаешь, что в нем что-то изменится, если одна маленькая собачка просто возьмет и издохнет от холода на дороге? Ну да, может кому-то и станет жаль тебя. Но на другой день все вернется на круги своя. Ты не можешь… Нет, не так. Ты не имеешь права принимать такие решения.

Мила молчала. Да и Балбес не знал, что добавить к сказанному. Прошло много времени, прежде, чем они оба почувствовали, что околевают.

— А знаешь, — сказала болонка, — мне еще никогда прежде не доводилось думать о чем-то важном. Все было таким пустяком: бесконечные стрижки, бантики, и даже школа танцев. Все это сейчас кажется мне каким-то ненатуральным.
Бесшумно они ушли с обрыва и вернулись в город. Падал крупный снег. Только сейчас Балбес вспомнил о клубе. Ему давно пора было быть там с другими, такими же «особенными» собаками, как и он сам.

-Мила, — сказал Балбес неуверенно, — обещай, что ты никогда не забудешь мои слова. Ты такая невероятная, такая… в общем, ты обязательно найдешь свое место в этом мире.
— Найду? – переспросила она. – А ты?
— А я… — Балбес опустил глаза. – А я свое, кажется уже нашел. Мне нужно идти. Прощай, Мила.

Болонка ничего не ответила. Она еле заметно дышала. Крупные снежинки одна за другой спались на ее орду и тут же таяли. От этого по лицу ее текли крупные капли талого снега.

Балбес развернулся и пошел. Сначала медленно, а потом погнал во весь опор, чувствуя, как она все еще смотрит ему в спину.

Он и сам не помнил, как добрался до городского универмага, нашел мусорные баки и встретил знакомого миниатюрного терьера. Сквозь череду тоннелей и переходов Балбес снова попал в клуб. Марс стоял в центре холла, болтая с другими псами:

— Ах, как я рад, друг мой, — приветствовал он Балбеса. – Ты сделал правильный выбор.

Окружающие собаки посмотрели на прибывшего и одобрительно закивали головами. Неожиданно, неприятное чувство, сидевшее в глубине Балбесова сердца, так усилилось, что ему стало трудно дышать. Он попытался улыбнуться, но от этой улыбки сделалось еще хуже. Его буквально выворачивало наизнанку. Легкие звуки музыки стучали в его голове, словно молоты в наковальне, а от мясных деликатесов пахло самыми отвратительными помоями. Марс что-то говорил, но Балбес не слушал его. Шатаясь, он вышел из холла и наугад побрел по длинным коридорам.
«Издохну здесь» — пулей пронеслось в голове. Неожиданно он решил просто закрыть глаза и идти наугад. Авось сработает собачья чуйка.

Вскоре Балбес выбрался на поверхность.

Здесь было свежо и холодно. От этого в голове прояснилось. Балбес побежал.
Он долго блуждал по улицам спящего города и, если бы не все та же чуйка, вовек не найти ему маленькую белоснежную болонку в лабиринте этих многоэтажных джунглей.
Мила простила его. Без лишних расспросов. Потому что собаки не умеют сердиться. Они самые преданные, самые терпеливые и жалостливые существа на Земле. Даже если собака иногда и совершает ошибки, ее внутренний голосок, маленький невидимый собачий ангел, не может мириться с несправедливостью. Ему становится плохо, тошно, нестерпимо горестно… Нельзя обижать собак. Потому что они самые – самые…

Светлана Андреянова

skazachok.com

Читать онлайн "Сказки про собак" автора Коллектив авторов - RuLit

Сказки про собак

пер. П. Н. Полевой (под ред.)

У одной собаки-овчарки хозяин был недобрый человек, и потому ей приходилось немало терпеть от голода. Будучи не в силах выносить этот голод, собака в конце концов ушла от него, совсем опечаленная.

На дороге повстречался с ней воробей и сказал: «А скажи-ка ты мне, песик-братик, отчего ты так закручинился?» Пес отвечал: «Я мучусь от голода, а поесть мне нечего». И воробей сказал: «Братец, пойдем в город, там я тебя накормлю досыта».

Вот и пошли они вместе в город, и когда подошли к мясной лавке, воробей сказал: «Постой здесь, я тебе сейчас кусок мясца с прилавка сцапаю».

И точно: уселся на прилавок, оглянулся во все стороны, увидел, что никто за ним не примечает, и до тех пор поклевывал, потаскивал и поволакивал кусок говядины, лежавший на краю прилавка, пока кусок не свалился на пол. Пес его тотчас подхватил, побежал в укромный уголок и съел.

Тогда воробей сказал: «Пойдем к другой лавке, я тебе там еще один кусок с прилавка скину, чтобы ты мог насытиться».

Когда же пес и второй кусок съел, воробей спросил у него: «Песик-братик, сыт ли ты теперь?» – «Да, говядинки я поел досыта, – отвечал пес, – а вот хлеба-то у меня еще и во рту не было». Воробей сказал: «И это тебе добудем, ступай за мной».

И повел его к лавке хлебника, и до тех пор поклевывал и подталкивал два небольших хлебца, пока они не свалились с прилавка, и когда пес еще хлеба захотел, повел его к другому хлебнику и там тоже добыл ему хлеба.

Когда все это было съедено, воробей сказал: «Песикбратик, сыт ли ты теперь?» – «Да, – отвечал пес, – и теперь мы можем сделать маленькую прогулку за город».

Вот и вышли они вместе на большую дорогу. Погода была теплая, и пес сказал: «Устал я, и недурно бы мне поспать маленько». – «Да! Да! Усни, – отвечал воробей, – а я тем временем усядусь на ветке». Пес раскинулся на дороге и заснул.

Лежит он и спит, а по дороге едет ломовой извозчик и везет в повозке две бочки вина на тройке лошадей. Воробей увидел, что он не хочет сворачивать с дороги и едет по той колее, поперек которой лежал, растянувшись, пес, и закричал: «Извозчик, сверни маленько в сторону, не то я тебя разорю». Извозчик проворчал себе под нос: «Посмотрим, как это ты меня разоришь?» – защелкал бичом и перекатил повозку через пса, так что тот остался мертвым на месте.

Тогда воробей крикнул ему: «Ты задавил моего песикабратика, так знай же: это будет тебе стоить телеги и лошадей!» – «Вот еще, телеги и лошадей! – сказал извозчик. – Посмотрел бы я, как это ты мне повредить можешь». И поехал далее.

Тогда воробей подобрался под брезент, которым телега была прикрыта, и давай расклевывать дырку бочки настолько, что затычка из нее выскочила; и вытекло из бочки все вино, а извозчик того и не заметил. Когда же он как-то оглянулся назад и увидел, что с телеги каплет, то стал осматривать бочки и тут только убедился, что одна из бочек пуста. «Ах я, несчастный!» – воскликнул он. «Недостаточно еще несчастлив!» – сказал ему воробей и, взлетев одной из лошадей на голову, выклевал ей глаза.

Увидев это, извозчик вытащил из-за пояса свой крюк и швырнул им в воробья; но воробей взвился вверх, а крюк угодил лошади в голову и убил ее насмерть. «Ах я, несчастный!» – воскликнул он. «Недостаточно еще несчастлив!» – сказал воробей, и когда извозчик потащился далее на своей паре лошадей, воробей опять забрался под брезент, выклевал и из другой бочки затычку и выпустил из нее все вино.

Когда извозчик это увидел, он опять воскликнул: «Ах я, несчастный!», – но воробей по-прежнему отвечал ему: «Недостаточно еще несчастлив!» – сел второй лошади на голову и той тоже выклевал глаза.

Извозчик подбежал и набросился на него с крюком, но воробей взвился вверх, крюком попало лошади по голове да так, что она осталась на месте. «Ах я, несчастный!» – «Недостаточно еще несчастлив!» – сказал воробей, сел и третьей лошади на голову и стал ей клевать глаза.

Извозчик в ярости опять набросился на воробья с крюком, но воробей от него улетел, а он и третью свою лошадь убил на месте. «Ах я, несчастный!» – воскликнул он. «Недостаточно еще несчастный! – отвечал воробей. – Теперь я полечу вперед и дома все у тебя разорю!» – и, точно, полетел вперед.

Извозчик должен был бросить телегу на дороге и побрел домой пешком, гневный и озлобленный.

«Ах, – сказал он жене, придя домой, – сколько бед на меня обрушилось: и вино-то у меня из бочек повытекло, и все три лошади пали!» – «Ах, муженек! Да что это за злая птичка к нам в дом прилетела! Она со всего света птиц созвала, и все они набросились на нашу пшеницу и поедают ее взапуски».

www.rulit.me

Сказка на ночь про кошку и собаку. Читать и слушать

Кошка и собака – персонажи известные, даже слишком. Дружбой они никогда не славились, но чего только не бывает в сказках!

Слушать сказку (3мин13сек)

Сказка на ночь про кота Михея и собаку Ладу
Автор: Ирис Ревю

Жили-были кот Михей и собака Лада. Они были соседями. Как живут обычно кошки с собаками? Да известно как, дружбы между ними нет.

Но с котом Михеем и собакой Ладой все было наоборот.

Начнем с того, что кот Михей вообще любил всё делать наоборот.

Когда упрямый кот узнал, что кошки с собаками не дружат, он решил найти себе друга именно среди собак. Но собаки не торопились подружиться со странным котом.

Но вот однажды кот Михей попал на концерт. Ни котов, ни кошек, ни котят на этом концерте не было. Они не ходили туда, где главными были собаки.

Но кот Михей, которому нравилось всё делать наоборот, на этом празднике жизни был первым гостем. Он пришел с букетом цветов, решив подарить его артисту, который понравится ему больше всего.

Цирковые собаки творили чудеса, собаки-танцоры феерично исполнили собачий вальс. Но больше всех коту Михею понравилась артистка, спевшая песню: «Пропала собака по кличке Дружок».

Она так душевно пела, что у кота Михея слеза выкатилась из глаз. Ей кот Михей вручил букет. Это и была собака Лада.

Но дружба у них возникла не сразу. Кот Михей решил брать уроки музыки у собаки Лады. Первым делом собака рассказала коту, какие бывают ноты.

— До, ре, ми, — пела собака.

Кот Михей пытался промяукать ноты правильно, но поначалу у него ничего не получалось. Он думал, что Лада будет смеяться над ним, но он ошибался. Собаке очень хотелось научить кота петь правильно.

Уроки собаки Лады не прошли для Михея даром. Он стал кое-что понимать в музыке.

А со временем у них и дружба возникла.

Вовсе неумно быть забиякой,
Лучше живите, как кошка с собакой!

Вот такая невероятная история произошла с котом Михеем и собакой Ладой.

Спокойной ночи!

detskiychas.ru

Детская сказка про собаку Брекса или поучительная сказка про домашних животных

Привет! Сегодня у нас детская сказка про собаку Брекса,  хозяйку Аришку и волшебные превращения.

Прообраз главного героя Брекса – настоящая прыгучая оранжевая собака по имени Брекс. Она существует очень даже по-настоящему и, разве что, никогда не пробовала превращаться…

Хотя. Как знать!

Не помню, к сожалению, как получилась у меня эта поучительная сказка про домашних животных, давно она написана. Но догадываюсь! 🙂

И, кто знает, быть может, кто-то, кто очень мечтает о щеночке или котёнке, прочтёт эту сказку, и примет вдруг мудрое решение подождать немного с превращением своего любимого прыгучего или плюшевого друга в настоящего. 🙂 А для начала — хорошенько подготовятся к такому серьёзному событию.

Итак — приятного прочтения и волшебных превращений вам!


Настоящий Брекс

детская сказка про собаку, или —

поучительная сказка про домашних животных

Была у Аришки собака. Большая такая, ярко-оранжевая. Звали её Брекс.

Вернее, до знакомства с Аришкой, имени у неё не было.

Но, как только собаку принесли из магазина, достали из яркой картонной коробки и хорошенечко надули, Аришка сразу же прыгнула на упругую оранжевую спину и с улыбкой сказала:

— Привет,  Брекс!

— Привет! — сразу же согласился Брекс с таким новым именем.

А мама удивилась.

— Брекс?! Может быть — Рекс ?! – решила всё-таки уточнить она.

Аришка и Брекс возмущенно посмотрели на маму.

— Брекс! — хором повторили они.

— Понятно! — смущенно пожала плечами мама и удалилась из комнаты по своим делам.

А Аришка с Брексом с тех пор были —  не разлей вода. С утра и до вечера Аришка по всем своим надобностям и ненадобностям скакала на Брексе.

Умываться – на Брексе, одеваться — на Брексе, завтракать – на нём же, а уж как безобразничать Аришка соберётся, первым дело Брекса зовёт. Без него уже и безобразия – не безобразия совсем.

Одним словом – по дому Аришка перемещалась не пешком, а прыжком.

Брекс этому только радовался. Ведь он был не простой собакой, а — прыгучей. То есть – придуманной специально для прыжков верхом на собаках.

— Жалко, что такие собаки, как ты, не умеют прыгать по улице! – говорила иногда Аришка Брексу, а то бы мы с  тобой и по улице скакали целыми днями.

Вот так вот они и жили – дружно, весело и очень прыгуче.

И жили бы они себе так и дальше, если бы однажды Аришка, выглядывая в окошко кухни, вдруг не заявила:

— У всех ребят собаки настоящие… Вон, — махнула она носиком куда-то в окно.  Брексу не было видно – куда именно, потому что он стоял на полу.  —  У Лерки – настоящая, продолжила Аришка,  — В карман помещается. Смехота!

— И у Вадика – настоящая. Умеет на собачьей площадке залезать на вышку и прыгать в колесо. Здорово!

— А у меня… — Аришка покосилась на Брекса и горько вздохнула.

 Брекс от обиды зашипел клапаном, удерживающим в нём воздух, подспустил немного свои оранжевые уши и тут же опустил их грустно вниз.

— Ну ладно, ладно, — сразу же заметила этот фокус Аришка и потрепала оранжевые сдутые уши Брекса. — Не надувайся!

— Ой! – хихикнула она. – То есть, — не сдувайся! Ты у меня тоже — замечательный!

— Ну ладно, ладно! – сразу же раздобрел Брекс от похвалы и ласки. – Хочешь, —  и я превращусь в настоящую собаку? Мне совсем не трудно.

— Хочу! – не задумываясь, согласилась Аришка.

— Пожалуйста! – сказал Брекс и немедленно превратился в обычную мохнатую рыжую собаку неизвестной породы.

— Ух, ты! Вот это здорово! – обрадовалась Аришка, подбежала к Брексу и стала его со всех боков осматривать и ощупывать.

— Э-э-э-эй! Поаккуратнее! – возмутился Брекс такому обращению. – Больно, между прочим!

— Ой, прости! – смутилась Аришка ненадолго.

— Давай играть!!! – закричала через минуту она. Привычно запрыгнув Брексу на спину, Аришка попыталась схватить его за уши и попрыгать вместе с ним, отталкиваясь растопыренными ногами от пола.

— А-а-а-а-а! Ка-а-ра-а-ау-у-у-л! Мои у-у-у-уши-и-и-и! – взвыл Брекс и чуть не заплакал.

— Ой. Что?! Больно?!  Забыла! – спохватилась Аришка, — Извини, пожалуйста!

 И, помолчав немного, разочарованно поинтересовалась:

 — А как же нам теперь играть?  — разочарованно спросила  она,  внимательно оглядывая мохнатую спину и уши Брекса – И … Прыгать?!.

— Не знаю, — беззаботно ответил Брекс, почесывая настоящую шею настоящей задней лапой.

— Зато я могу теперь: вилять хвостом, — Брекс повернул голову назад и залюбовался своим мохнатым болтающимся туда-сюда как метёлка хвостом.

 — Могу… — Брекс стал носиться туда сюда по комнате и перечислять свои новые умения.

— Могу громко лаять! Гав-гав! – громко и радостно залаял Брекс. —  Могу чесаться, — он почесался, —  Вот так!

— Могу бегать за своим хвостом. Вот так! – и Брекс начал носиться за своим хвостом как Юла.

— Могу… Кусаться! Могу… В карман, наверное у меня залезть не получится, но вот забираться на вышку и в колесо, думаю смогу!

Брексу явно нравилось быть настоящим Брексом.

— А катать? – настороженно уточнила Аришка, — Ты можешь теперь меня катать?!

— Не знаю – отмахнулся Брекс. – Надо попробовать. Только аккуратно! —  и продолжил, -могу грызть кость, бегать за кошками, залезать в дыру или нору…

— А давай – попробуем?! – весело предложила Аришка.

— В нору? – уточнил Брекс.

— Покататься! – поправила его Аришка, снова пытаясь вскарабкаться ему на спину.

— Погоди ты! – увернулся Брекс. – Знаешь что?

— Что?! – хмуро переспросила Аришка.

— Пи́сать хочу! – заявил вдруг Брекс.

— Ну и писай! – обиделась Аришка и отвернулась.

— П-с-с-с-с…. – раздалось у неё за спиной.

Аришка от удивления забыла про свои обиды и повернулась к Брексу.

Неподалёку от него, прямо по блестящему лаком паркету орехового цвета растекалась большая и совершенно неприличная лужа.

— Ты чего это наделал?! – удивилась Аришка.

— Попи́сал – скромно ответил Брекс, — ты же разрешила?

— Так я-то думала, что ты — понарошку! – возмутилась Аришка.

—  Я – настоящий. – Хмуро напомнил Брекс и отвернулся – настоящие собаки писают по-настоящему.

И тут, конечно же, вошла мама.

— Та-а-а-ак! – протянула она, быстренько оглядев комнату, – почему лужа?

— Это Брекс ! – попыталась отвертеться Аришка.

— Та-а-ак… — мама внимательно посмотрела на Брекса. — Почему Брекс настоящий?

— Это Аришка! – попытался отвертеться  Брекс.

— Что ж. Всё ясно! Оба хороши! – заключила мама  с видом человека, которому всё ясно. – Берите тряпку и убирайте немедленно это безобразие! У меня сейчас паркет с вами испортится!

Аришка и Брекс, виновато опустив носы, побрели за тряпкой.

— Вечно ты, Аришка, выдумываешь! — послышался мамин ворчливый голос из соседней комнаты. —  Смотри! Он у тебя сейчас ещё и есть  запросит!

— Есть хочу! – согласился с мамой Брекс, глядя на болтающуюся туда-сюда тряпку.

— А что ты ешь? – спросила Аришка с любопытством.

— Кость! – заявил Брекс, не задумываясь.

— Мама! – закричала Аришка маме в соседнюю комнату, — у нас есть кость?!

— Во-о-от! – крикнула мама в ответ голосом победителя, — так я и знала! А костей у нас нет. Никто не заказывал мне костей!

— Костей нет! – повторила Аришка Брексу. – Что ты ещё ешь?

— Не знаю. – Признался Брекс смущённо.

— Поскакали на кухню! – обрадовалась Аришка новому приключению, — можно попробовать не тебе поехать?

— Можно! – вздохнул Брекс и добавил,  — только осторожно! И уши, чур, не трогать!

— Хорошо! – Аришка взобралась на Брекса и осторожно обхватила его за шею, — поскакали! – объявила она весело. Она всегда так объявляла, когда плюхалась на Брекса и собиралась на нём скакать.

Брекс очень осторожно переставил переднюю левую лапу недалеко вперёд. Затем, немного подумал, покачался  и — поступил также и с задней.

Правую переднюю ему пришлось быстро выбросить немного вперёд и вправо.

После этого Брекс замер с растопыренными лапами и глубоко задумался.

— Почему мы не скачем?! – поинтересовалась Аришка.

— Мы – скачем. – Совершенно серьёзно ответил Брекс. – Просто это такой режим скакания — для новичков.

— Что за режим?! – хмуро  уточнила Аришка.

—  Тренировочный!  –  тоном, не допускающим никаких возражений заявил Брекс.

— И что он тренирует?! – поинтересовалась Аришка.

— Он тренирует собак в новых нерезиновых и непрыгучих условиях, — очень серьёзно пояснил Брекс.

— Плохой режим! –  огорчилась Аришка и слезла с Брекса обратно, — скучный! Пойдем лучше так. Ножками.

Пришли они на кухню. Брекс  спрашивает:

— Как мы будем определять, что я ем?

— Это я знаю! – заверила его Аришка. – У собак есть нюх! И у тебя, значит, есть! Будешь нюхать! – и поднесла к носу Брекса мандарин.

— Приятный запах.  – улыбнулся Брекс и аккуратно забрал мандарин с руки Аришки своей новой настоящей пастью.

— Неприятный вкус, — огорчился Брекс, — выплёвывая мандарин в мусорку под раковиной.

— Давай мы сварим кашу! – предложила Аришка, — кашу все всегда варят и едят. Во всех сказках. Значит – и нам подойдёт. – Пояснила она.

— Давай кашу! – согласно завилял Брекс своим мохнатым рыжим хвостом, — есть хочется, — добавил он жалобно.

— Сейчас! Мы мигом! – подбодрила его Аришка, доставая большую кастрюлю. – Мама варит кашу из молока! – объявила она, достала из холодильника молоко и вылила в кастрюлю. – И… — Аришка задумалась.-  И из  манки! – радостно вспомнила она. Достала из шкафа прозрачную банку и высыпала её туда же.

— Теперь надо включить. – Вспомнила Аришка и повернула ручку на плите. – А теперь подождать.

— Долго? – обеспокоенно поинтересовался Брекс.

— Да нет! Зачем долго? Думаю, —  хватит! – решила порадовать его Аришка и сняла кастрюлю. – Манка быстро варится! – вспомнились ей слова мамы.

— На! Угощайся! – объявила она и поставила кастрюлю на пол. Рот у Аришки растянулся до самых ушей. Очень уж ей понравилось быть поваром.

Брекс радостно засунул нос в кастрюлю. Побулькал там, почавкал немного, и высунул обратно. Вид у него был молочный и очень печальный.

— Знаешь… — тихо пробормотал он, слизывая с черного шершавого носа молоко, — Я… я…  По-моему это тоже не ем.

— Не ешь?! – растерялась Аришка, — манная каша вкусная и полезная! – попыталась она говорить строгим голосом, как это делала мама.

— А кости точно нет? – уточнил на всякий случай Брекс.

— Точно! У нас в доме никто не ест кости, — заверила его Аришка.

— Я ем! – напомнил ей Брекс.

— Ты сегодня ешь! А вчера не ел! Вот косточки пока и нет. Никто же вчера не знал, что сегодня ты будешь есть косточки. Вот и купили в магазине только хлеб и сахар.

—  Ой! Сахар!!! – вдруг спохватилась Аришка. – Я же забыла про сахар! – она проворно прыгнула к шкафу, схватила банку с сахаром и высыпала половину содержимого в кастрюлю. Подождала немножечко, полюбовалась потолком с проползающей куда-то мухой и заглянула в кастрюлю снова.

– Надо помешать! – вспомнила она и поставила банку на стол.

Помешав, Аришка ещё раз взглянула в кастрюлю. Подумала, подумала, взяла банку и высыпала оставшийся сахар.

— Сахар можно и так есть. Без манки, — подумала Аришка, вспомнив, что она запросто может слопать ложку сахара.

— Значит, — продолжила она свои размышления, —  сахара никак не может быть больше чем надо…

— Всё! Готово! – объявила она. – Теперь – точно как у мамы.

Брекс, радостно виляя хвостом, снова подбежал к кастрюле и с любопытством засунул туда нос.

— У-у… — послышался глухой и очень грустный голос из кастрюли.

— Опять?! – разочарованно протянула Аришка. – Наверное, надо поварить! – решила она. Взяла кастрюли и вернула её на горелку.

— Булькает! – обрадовалась Аришка, заглянув в кастрюлю через некоторое время.

— Сварилась? – вертелся волчком Брекс вокруг табуретки, на которой стояла Аришка.

— Теперь – точно сварилась! – уверенно заявила она. – Всё. – Она взяла кастрюлю с горелки и поставила её на пол. – Ешь!

На этот раз из кастрюли раздался жалобный писк и настоящий Брекс выскочил из кастрюли как ошпаренный.

Вернее будет слово «как» из этого  утверждения убрать. Потому что он и был – ошпаренный.

— Брексик! Брексик! – с плачем носилась за ним Аришка, — что случилось?!

— Мой но-о-о-осик! – скулил Брекс и носился по квартире.

— От ожогов помогает холодная вода! – строгим голосом заметила мама, когда шумная компания пробегала мимо неё.

Стоя в ванной с засунутым под бегущую из-под крана холодную воду носом, Брекс, слегка побулькивая, признался:

— Знаешь, Ариш, что?

— Знаю! – вздохнула Аришка и опустила нос. – Я не умею кормить собак.

— Ну… в общем – да. Но! Я не об этом.  Знаешь…

— Знаю! – ещё горше сказала Аришка. – Я не умею выгуливать собак.

— М-м-м… И это тоже верно, — вздохнул Брекс, — но я, всё же, — не об этом.

— А о чём же тогда?!  — удивилась Аришка.

— А о том, что всё-таки игрушечной собакой быть гораздо веселей. Тебе не кажется?

— Мне? – Аришка задумалась, —  если честно,  мне тоже так показалось. Но я как-то постеснялась тебе сказать.

— А я  — тебе, – высунул Брекс нос из-под крана и посмотрел на Аришку настоящими глазами. – Знаешь что?

— Знаю… — привычно ответила Аришка. А потом добавила, — что?

— Можно я превращусь обратно?

— Давай! – немного помолчав,  согласилась Аришка. – Нам с тобой так весело, когда ты прыгучая оранжевая собака, правда?

— Правда! – ответила Аришке прыгучая оранжевая собака.  – Не могла бы ты намылить мне спинку?

— Ой! – улыбнулась Аришка. – Конечно!

Она взяла мыло и резиновую щеточку, хорошенько намылила своего любимого оранжевого Брекса, а затем, — тщательно полила его со всех сторон теплой водой.

— Нос больше не болит? – заботливо поинтересовалась Аришка.

— У резиновых собак не болят носы, – тон Брекса стал обычным  — ворчливым и поучительным.

Перед сном Аришка подошла к Брексу в темноте, обняла его и тихонечко, на ушко, сказала:

— Ты знаешь, когда ты настоящая собака, это тоже очень хорошо. Ты только погоди немножечко. Я подрасту, научусь варить кашу и гулять с собаками. Узнаю, как надо правильно ухаживать и чего всё-таки собаки едят ещё, кроме косточки. И тогда – ты обязательно превратишься в настоящую собаку снова. Правда?

— Ну конечно! – проворчал Брекс в ответ. – Ты же вечно чего-нибудь придумываешь. Я к этому  уже привык!


Вот и закончилась наша детская сказка про собаку Брекса и Аришку. Ну как? Понравилась?

Надеюсь, эта поучительная сказка подтолкнёт вашего малыша к тому, чтобы хорошенько поразмыслить, прежде чем заводить  домашних животных.

На этом всё.

Спасибо, что читаете!

И до новых встреч!

irinaroslova.ru

Про собаку Бубубу - Хармс Д. Сказка про собаку Бубубу и ее картину.

Сказка про то, как умная собака Бубубу нарисовала картину, но никто не мог понять, что же там нарисовано. Но оказалось, что все смотрели на заднюю сторону картины.

Про собаку бубубу читать

Жила была очень умная собака. Звали ее Бубубу.

Она была такая умная, что умела даже рисовать.

И вот однажды она нарисовала картину. Но никто не мог понять, что было на картине нарисовано.

Прибежала Мышка-Малышка, посмотрела на картинку, понюхала раму и сказала:

— Нет, я не знаю, что на картине нарисовано. Может быть, сыр, пи-пи-пи! А может быть — свечка, пю-пю-пю?

Пришел петух Ерофей. Встал на цыпочки, посмотрел на картину и сказал:

— Нет, я не знаю, что на картине нарисовано. Может быть, это пшенная каша, ку-ка-ре-ку! А может быть — это деревянное корыто, ре-ку-ка-ре!

Пришла Уточка-Анюточка. Посмотрела на картину с одного бока и сказала:

Кря-кря-кря!

Это завитушка,

Кря-кря-кря!

Может быть, лягушка.

А потом посмотрела на картину с другого бока и сказала:

Кря-кря-кря!

Это не лягушка.

Кря-кря-кря!

Это завитушка!

Прибежала обезьяна Марья Тимофеевна, почесала бок, посмотрела на картину и сказала:

— Бал-бал-бал-бал.

Бол-бол-бол-бол.

— Эй! — крикнули обезьяне, — говори понятнее!

А она опять:

— Лок! вок! мок! рок!

Лук! Лак! Лик! Лек!

— А ну тебя! — крикнули обезьяне. — Непонятно ты говоришь!

А обезьяна почесала ногой затылок и убежала.

Наконец, пришел знаменитый художник Иван Иваныч Пнёв. Он долго ерошил волосы и смотрел на картину и наконец сказал:

— Нет, никто не знает, что нарисовано на картине, и я не знаю.

Тут вышла умная собака Бубубу, взглянула на свою картину и закричала:

— Ах-ах! Ав-ав! Да ведь картина-то повернута к вам не той стороной. Ведь вы смотрите на заднюю сторону картины. Вот смотрите!

И с этими словами собака Бубубу повернула картину.

Картина была такая замечательная, что мы решили напечатать ее в 1-м номере журнала «Чиж» 1936 года.

(Илл. С.Бордюг)

Пожалуйста, оцените произведение

mishka-knizhka.ru

Сказка Ученая собака - читать онлайн

Время чтения: 6 мин.

Жил-был деревенский богач. Не умел он ни писать, ни читать, но считал себя первым человеком в деревне. За жадность и злой характер односельчане невзлюбили его. Была у богача любимая собака Азор. Частенько он говаривал своему батраку Мартыну:

– Знаешь, Мартын, эта собака умнее тебя: она всё понимает, вот только говорить не умеет. Если бы были школы для собак, я бы не пожалел денег, чтобы научить мою собаку говорить.

А Мартын самолюбивым парнем оказался. Горько ему было, что хозяин только и знает, что потчует его обидными словами, а держит впроголодь – лишь бы он ноги не протянул. Терпел он, терпел пока стало ему невмочь, и решил расквитаться с хозяином.

– Неужели ты не знаешь, что есть школы для собак? – спросил он однажды у хозяина.

– Что за вздор! – сердито прервал его богач.

– Совсем не вздор, хозяин. Недавно мой старый приятель лесничий рассказывал, что есть школа, где умных собак учат говорить и рассказывать всё, что они видят и слышат.

– Чудесно! – обрадовался хозяин. – А ты знаешь, где эта школа?

– Лесничий сказал, что школа эта далеко за нашим лесом и горой, а дорога туда стоит двадцать крон.

– Ну что ж, – двадцать, так двадцать! Возьми завтра Азора и отведи его в школу.

– Ладно, только за обучение там берут сто крон, – заметил батрак.

– Эх, куда ни шло! Не обеднею я без ста крон! – махнул рукой богач.

Погоди же ты, – подумал Мартын, – я тебя проучу. Мне за работу не платишь уже год, а на такую глупость денег не жалеешь .

На другой день хозяин отсчитал батраку сто двадцать крон, дал ему на дорогу кусок хлеба и щепоть соли, а для собаки – большой окорок.

Повёл Мартын Азора в лес к лесничему, который приходился ему кумом. Сели они за стол, выпили, закусили, да и съели весь окорок, а собаке бросили кость. Долго смеялся лесничий, узнав, какое дело привело к нему батрака.

– Оставь собаку у меня, – предложил он. – Здесь живой души не бывает, никто ничего не узнает.

Гостил Мартын у кума три дня, а на четвёртый вернулся в деревню. Расспросил его хозяин, как себя ведёт собака в школе.

– Жаль, что ты не пошёл со мной, хозяин! – ответил батрак. – Не успели мы войти в класс, как Азорка сел за парту и навострил уши. Учителю понравилась собака, и он сказал, что будет учить её целый год. Я заплатил ему за обучение сто крон, а когда приду за Азоркой, надо будет заплатить ещё сто.

– И пятисот не пожалею, лишь бы проговорил мой пес, – воскликнул богач. – И уж потом берегитесь, лентяи! Азорка будет мне докладывать, что вы делаете и о чём говорите. А как выйду с ним на улицу, вся деревня соберётся поглазеть да подивиться на такое чудо.

Не прошло и полгода, послал хозяин Мартына проведать Азора, справиться об его успехах. Дал он батраку денег на дорогу, кусок хлеба и щепоть соли, а собаке гостинец послал – большой копченый окорок.

И опять Мартын отправился к своему куму. Съели они окорок, помог Мартын куму скосить сено, и на четвёртый день вернулся домой.

Хозяин первым делом спросил у него, здоров ли Азорка, учится ли прилежно.

– Здоров, здоров, хозяин. Примерный ученик Азорка, быстро продвигается вперёд и уже читает по складам. Учитель его похвалил и сказал, что Азорка скоро начнёт говорить.

Прошёл год. Послал богач батрака за собакой. Дал он ему сто крон для учителя и ещё двадцать на дорогу, дал ломоть хлеба и щепоть соли, а для Азорки – копченый окорок. Пошёл Мартын к куму, поели они, выпили. Помог он куму запасти на зиму дров и на четвёртый день вернулся.

– А где же Азорка? – спросил хозяин.

– Испортился наш Азорка, – ответил батрак. – Наверное, другие собаки на него дурно повлияли, потому что он был умный, почтительный пес. А теперь такое говорит – уши вянут. Если бы ты только слышал! Говорит, что ты глупый зазнайка и лжец, что ты присвоил половину общинного пастбища и сосёшь из бедняков кровь, ссужая им деньги под высокие проценты, что ты свою собственную сестру обвёл вокруг пальца и подымаешь руку даже на родную мать. А ещё он грозился, что как только вернётся домой, то расскажет всей деревне о твоих злодействах. Эти непристойные слова так меня разозлили, что я привязал ему камень на шею и бросил его в реку.

Богача словно громом поразило.

– Тьфу, какой неблагодарный пёс! – возмутился он. – Столько денег я истратил на него, а он решил отплатить мне чёрной неблагодарностью! Хорошо ты сделал, Мартын. Если бы Азорка вернулся, он бы осрамил меня на всю деревню.

С тех пор богатый крестьянин и слышать не хотел о том, чтобы взять собаку в свой дом. Учёный Азор остался у лесника, а говорить так и не выучился.

nukadeti.ru

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Жил-был деревенский богач. Не умел он ни писать, ни читать, но считал себя первым человеком в деревне. За жадность и злой характер односельчане невзлюбили его. Была у богача любимая собака Азор. Частенько он говаривал своему батраку Мартыну:

– Знаешь, Мартын, эта собака умнее тебя: она всё понимает, вот только говорить не умеет. Если бы были школы для собак, я бы не пожалел денег, чтобы научить мою собаку говорить.

А Мартын самолюбивым парнем оказался. Горько ему было, что хозяин только и знает, что потчует его обидными словами, а держит впроголодь – лишь бы он ноги не протянул. Терпел он, терпел пока стало ему невмочь, и решил расквитаться с хозяином.

– Неужели ты не знаешь, что есть школы для собак? – спросил он однажды у хозяина.

– Что за вздор! – сердито прервал его богач.

– Совсем не вздор, хозяин. Недавно мой старый приятель лесничий рассказывал, что есть школа, где умных собак учат говорить и рассказывать всё, что они видят и слышат.

– Чудесно! – обрадовался хозяин. – А ты знаешь, где эта школа?

– Лесничий сказал, что школа эта далеко за нашим лесом и горой, а дорога туда стоит двадцать крон.

– Ну что ж, – двадцать, так двадцать! Возьми завтра Азора и отведи его в школу.

– Ладно, только за обучение там берут сто крон, – заметил батрак.

– Эх, куда ни шло! Не обеднею я без ста крон! – махнул рукой богач.

Погоди же ты, – подумал Мартын, – я тебя проучу. Мне за работу не платишь уже год, а на такую глупость денег не жалеешь .

На другой день хозяин отсчитал батраку сто двадцать крон, дал ему на дорогу кусок хлеба и щепоть соли, а для собаки – большой окорок.

Повёл Мартын Азора в лес к лесничему, который приходился ему кумом. Сели они за стол, выпили, закусили, да и съели весь окорок, а собаке бросили кость. Долго смеялся лесничий, узнав, какое дело привело к нему батрака.

– Оставь собаку у меня, – предложил он. – Здесь живой души не бывает, никто ничего не узнает.

Гостил Мартын у кума три дня, а на четвёртый вернулся в деревню. Расспросил его хозяин, как себя ведёт собака в школе.

– Жаль, что ты не пошёл со мной, хозяин! – ответил батрак. – Не успели мы войти в класс, как Азорка сел за парту и навострил уши. Учителю понравилась собака, и он сказал, что будет учить её целый год. Я заплатил ему за обучение сто крон, а когда приду за Азоркой, надо будет заплатить ещё сто.

– И пятисот не пожалею, лишь бы проговорил мой пес, – воскликнул богач. – И уж потом берегитесь, лентяи! Азорка будет мне докладывать, что вы делаете и о чём говорите. А как выйду с ним на улицу, вся деревня соберётся поглазеть да подивиться на такое чудо.

Не прошло и полгода, послал хозяин Мартына проведать Азора, справиться об его успехах. Дал он батраку денег на дорогу, кусок хлеба и щепоть соли, а собаке гостинец послал – большой копченый окорок.

И опять Мартын отправился к своему куму. Съели они окорок, помог Мартын куму скосить сено, и на четвёртый день вернулся домой.

Хозяин первым делом спросил у него, здоров ли Азорка, учится ли прилежно.

– Здоров, здоров, хозяин. Примерный ученик Азорка, быстро продвигается вперёд и уже читает по складам. Учитель его похвалил и сказал, что Азорка скоро начнёт говорить.

Прошёл год. Послал богач батрака за собакой. Дал он ему сто крон для учителя и ещё двадцать на дорогу, дал ломоть хлеба и щепоть соли, а для Азорки – копченый окорок. Пошёл Мартын к куму, поели они, выпили. Помог он куму запасти на зиму дров и на четвёртый день вернулся.

– А где же Азорка? – спросил хозяин.

– Испортился наш Азорка, – ответил батрак. – Наверное, другие собаки на него дурно повлияли, потому что он был умный, почтительный пес. А теперь такое говорит – уши вянут. Если бы ты только слышал! Говорит, что ты глупый зазнайка и лжец, что ты присвоил половину общинного пастбища и сосёшь из бедняков кровь, ссужая им деньги под высокие проценты, что ты свою собственную сестру обвёл вокруг пальца и подымаешь руку даже на родную мать. А ещё он грозился, что как только вернётся домой, то расскажет всей деревне о твоих злодействах. Эти непристойные слова так меня разозлили, что я привязал ему камень на шею и бросил его в реку.

Богача словно громом поразило.

– Тьфу, какой неблагодарный пёс! – возмутился он. – Столько денег я истратил на него, а он решил отплатить мне чёрной неблагодарностью! Хорошо ты сделал, Мартын. Если бы Азорка вернулся, он бы осрамил меня на всю деревню.

С тех пор богатый крестьянин и слышать не хотел о том, чтобы взять собаку в свой дом. Учёный Азор остался у лесника, а говорить так и не выучился.

skazki.rustih.ru

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Сказка саухили

Было такое время, когда выслеживать добычу по запаху умел только кот.
Подумала собака: «Повезло коту, что он умеет находить съестное по запаху.

Другим-то зверям обязательно нужно увидеть его!»

Решила собака попросить кота научить ее отыскивать разные вещи и находить дорогу по запаху.

Кот согласился. Поселилась собака у кота, и стал он обучать ее.

Вот прошло некоторое время, и собака решила: довольно ей учиться, она и так уже все знает.

—   Пора,— говорит собака ноту,— домой возвращаться. Я теперь сама могу по запаху отыскать себе пропитание.

—   Да ты еще не все премудрости знаешь,— ответил ей кот.— Подождать бы тебе немного!

Но собака настаивала на своем.

— Хорошо,— решил кот,— отпускаю тебя, но только не сегодня, а завтра.

А сам рано-рано утром и говорит кошке:

— Если собака станет спрашивать меня, скажи, что я на охоте. Пусть там меня отыщет.

Очень хотелось коту проверить, чему же научилась собака за время учения.

Кошка так и сделала.

Принюхалась собака, учуяла запах кота и пошла в лес по этому запаху. Долго она шла и пришла как раз к тому месту, где кот незадолго до того спрятался. А след свой он так оборвал: прыгнул с одного большого камня на другой, вбежал в нору с одной стороны, выбежал с другой, а потом вскочил на баобаб и затаился там.
Собака умело распутывала следы, а вот когда подошла к баобабу, растерялась. Как быть дальше — не знала.

Нюхала она все вокруг, нюхала, глядела, глядела по сторонам, а учуять кота так и не смогла.

А кот сверху все наблюдает. Видит, не может собака его отыскать, и кричит:

—   Ну, где я?

Вот что получилось из-за того, что собака поспешила, бросила учение посередине.

— Сейчас, собака, ты умеешь находить по запаху то, что на земле. А на дереве отыскать — тебе уж не под силу! Это потому, что поспешила ты! Не успел я тебя всему научить,— сказал кот.

Так до сих пор собаки и не умеют влезать на деревья за добычей.

skazki.rustih.ru

Сказка про двух собак

Собаки – животные умные, лишь иногда они поступают довольно опрометчиво. Порой собакам в голову приходят идеи, которые можно назвать фантастическими. Главное, чтобы эти идеи были вовремя подвергнуты анализу, и по ним было принято правильное решение…

Сказка «Две собаки – Гусар и Капрал»
Автор: Ирис Ревю

Жили-были две собаки, Гусар и Капрал. Делили одну будку на двоих, ели из одной чашки. Внешне они были похожи друг на друга. Их считали братьями, настолько все привыкли видеть их всегда вместе.

И вот однажды произошла такая история. То ли Гусар встал не с той ноги, то ли звёзды не так сложились, но с утра пораньше он заявил, что хочет быть котом. И с этого дня начинает мяукать, выгибать по-кошачьему спину и кушать сметану. Капрал сначала уговаривал друга одуматься, но тот сказал, что давно мечтал стать заправским котом.

— Кот, так кот, — сказал Капрал, — иди, лови мышей.

— Мышей? – опечалился Гусар. – Но это не по мне.

— Ну, тогда свернись клубком на печке и мяукай, — произнес Капрал.

— Просто лежать? А что в этом интересного?

— Попробуй покачаться на шторах, как мартышка на лиане, — предложил Капрал.

— А коты случайно не грызут косточки? А, может, они рычат на прохожих?

— Нет, мой друг. У котов другая жизнь. Коты живут в доме, а собаки во дворе. Собаки дом охраняют, на охоту ходят, у них с хозяином дел много.

— Да… А если я передумаю стать котом? – спросил Гусар, — то ты будешь считать, что я несерьезный?

— Уж лучше одуматься сейчас и остаться собакой, чем шкодничать и играть в кошки-мышки.

— Я остаюсь собакой! – твердо произнес Гусар.

Вопросы и задания к сказке

Как звали собак, которые всегда были вместе?

В кого решил превратиться Гусар?

Какими кошачьими делами предложил заняться Капрал Гусару?

Почему Гусар решил остаться собакой?

Нарисуй двух собак.

Главный смысл сказки заключается в том, что всё-таки лучше оставаться самим собой. Будь счастлив тем, кто ты есть. Достоинство характера любого – в победе здравомыслия. Изучай себя, это важно. Кто не способен стать искренним другом самому себе, тот не сможет стать настоящим другом для кого-то.

Какие пословицы и известные выражения подходят к сказке?

Важно познать, кто ты есть.
Истинно силён тот, кто одерживает победу над самим собой.

detskiychas.ru

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

У одной женщины было две дочери. Как это часто бывает, одну дочь, Пепку, мать любила и во всем ей угождала, а другую, Маринку, видеть не могла. Пепка только и знала что наряжалась да щеголяла, а Маринка всю черную работу по дому делала. У нее ни одного наряда не было, всегда ходила чернявая, как трубочист. Была она девушка работящая, трудолюбивая, все старалась, чтоб мать и Пепка были довольны, но все равно угодить на них не могла. Вечно они ее бранили. Вот однажды Маринка и говорит:

– Не хочу я, мама, больше дома оставаться. Пойду наймусь где-нибудь в работницы.

Мать думает: «Ага, пойдешь, как же! Ни разу нигде не бывала, ничего не видала, не знаешь, что к чему! Небось, к вечеру приплетешься обратно». И говорит ей:

– Иди, иди, такой девке, как ты, не вредно по свету походить, людей посмотреть. – Взяла Маринка клубочек ниток, распрощалась дома со всеми честь честью и пошла. Как вышла за деревню, пустила клубочек по дороге.

– Катись, катись, клубочек! Куда ты, туда и я. Покатился он по дороге и подкатился к яблоне. Весь ствол у ней мохом оброс. Яблоня говорит:

– Очисть меня, Маринка! Как придешь сюда через год, дам тебе яблочек.

Маринка не поленилась, всю яблоньку обтерла, обчистила. Та поклонилась ей и сейчас же весело зазеленела. Собралась Маринка идти дальше. Вынула клубок:

– Катись, катись, клубочек, куда ты, туда и я. Прикатился он к колодцу, к студеному роднику. Весь колодец был затянут тиной.

– Вычисти меня, доченька! А когда придешь сюда через год, напою тебя водицей.

Маринка сейчас же нагнулась, засучила рукава, и через минуту родничок стал чист, как зеркальце. Встала она и бросила клубочек на землю.

– Катись, катись, клубочек, куда ты, туда и я. Покатился клубочек ни медленно, ни скоро, а так, чтоб она за ним поспевала, и остановился у старой печки. Полна та печь мусору, сажи.

– Вымети меня, доченька, придешь сюда через год – не пожалеешь.

Маринка сейчас же связала себе из прутьев веник, стала на колени и вычистила печь – хоть сейчас хлебы в нее сажай.

Опять бросила клубочек, и покатился он в лес, прикатился к лесной избушке. Жила там баба-яга. Маринка постучалась. Бабка высунулась:

– Что это ты здесь высматриваешь?

– Я места себе ищу. Не нужна ли вам, бабушка, работница?

– Нужна, нужна. Работы будет немного. У меня только кошечка и собачка. Я отлучусь из дому, а ты будешь для них варить. Да смотри, корми их хорошенько, чтоб не жаловались, когда вернусь!

Вот исчезла баба-яга, и Маринка осталась там одна. Все стряпала да варила, и всякий раз прежде накормит кошечку и собачку, а уж после поест сама. Они все у ее ног отирались, а Маринка гладила их и ласковые слова приговаривала. Как говорится, добрый привет и кошке люб.

На третьи сутки, в полночь, кто-то громко стучит в окно. Маринка испугалась, спрашивает:

– Кошечка и собачка, скажите; отворять ли?

– Не открывай, пока не даст тебе один из трех сундучков, что в чулане стоят.

Баба-яга опять стучится.

– Не открою, пока не дадите мне сундучок.

– Да бери себе любой, хоть расписной.

Маринка пошла в чулан, а кошечка с собачкой скок-поскок за ней:

– Проси тот, который поцарапаем; других не бери. И поцарапали самый простой сундучок.

Маринка взяла его и вышла из избушки. У двери лошадка копытами бьет, белая, как свежий снег. Не успела девушка опомниться, как лошадка подхватила ее на спину и Маринка помчалась к дому. Маринка думала, что не была дома только три дня, а на самом деле прошел год.

Подъезжает она к печи, а из печи так и несет сытным духом – полно там булок, пышек, пирогов, лепешек, печенья всякого. И зовет печь Маринку:

– Поди сюда, девица милая! Возьми себе, выбери, что хочешь! Ведь все это — для тебя!

Скачет дальше, вот и колодец. И он зовет Маринку:

– Поди сюда, напейся моей водицы! Никогда не будет тебя жажда мучить!

Подъехала к яблоне. Ветви до самой земли свисают, так все и унизаны румяными яблочками.

– Нарви себе, сколько хочешь!

Вскоре подъехала она к своей старой хате, въехала во двор, и тут лошадка исчезла. А собачка прыгает вокруг нее и весело лает:

– Тяв, тяв, наша хозяюшка идет, злато-серебро несет! Мать разозлилась, схватила навозную лопату и убила собачонку до смерти.

Всем было любопытно, что там у Марийки в сундучке. Отперла она его – ах, батюшки! — полон золота, серебра, да платья там шелковые, так и шуршат, нарядные, словно на королеву какую. Мать давай лаять Пепку:

– Гляди, этой дурехе какое счастье, а ты все дома валяешься, как печеная картошка.

Тут и Пепке загорелось пойти в работницы. Никто ее не удерживал. Взяла она клубочек, и привел он ее к яблоне.

– Очисть меня, доченька.

Пепка только поморщилась и идет по нитке дальше, пока не пришла к колодцу. А там грязи-то, грязи!

– Вычисти меня, девица!

– Вот еще. Стану я с тобою пачкаться! Да я лучше убьюсь.

Руки-то у нее были беленькие, мягкие, как подушечки. Прошла еще немного, видит: стоит печь, вся-то она закопченная, замусоренная.

– Вымети меня, доченька!

– Вот еще! оставайся как есть!

Пришла Пепка к лесу и видит там славную избушку. На пороге стоит какая-то бабушка.

– Не возьмете ли меня в работницы?

– Отчего же не взять, возьму. Есть у меня кошечка и собачка, будешь им готовить, но смотри, чтобы они были довольны, не жаловались.

Вечером бабка исчезла, и Пепка осталась в избушке одна. Готовила она себе самые лучшие кушанья, кошечка и собачка так за нею и бегали, а она их все веником, веником. Доставались им одни объедки.

Вот на третьи сутки, около полуночи, кто-то стучит в окно. Пепка так и обмерла. Вскочила, спрашивает:

– Кошечка и собачка, скажите, открывать ли?

– Ты нас не кормила, сама все съедала, сама себя и спрашивай.

А баба-яга стучит все громче и громче. Пепка уж в третий раз спрашивает, а кошечка и собачка все свое твердят:

– Ты нас не кормила, сама все съедала, сама себя и спрашивай.

Пепка и не знает, что же ей делать. Пошла да отворила. Бабка влетела в комнату, как ведьма, и сразу – к кошечке и собачке, как они без нее жили.

– Она сама все съедала и выпивала, нам только объедки лизать давала.

– Вон оно что! Хороша же ты у меня работница! Не хочу держать тебя в своем доме! Забирай свою котомку и ступай откуда пришла. Да погоди, пойди сюда! Чтоб ты не говорила, что я с пустыми руками тебя выгнала, дам тебе кое-что.

Повела ее в чулан, где стояли три сундучка. Кошечка и собачка — за ними.

– Выбери себе сундучок.

Пепка спрашивает кошечку и собачку:

– Который сундучок взять?

– Ты нас не кормила, сама все съедала, сама и выбирай.

Пепка схватила самый красивый сундучок, еле-еле подняла его, взвалила на спину и пошла. Во дворе лошадка копытами землю роет. Пепке уж не под силу нести.

– Лошадка, лошадка, у меня от сундучка спину ломит, свези меня домой!

– Это очень просто – перекинь его наперед, спина и отдохнет.

Заржала лошадка и исчезла. Идет Пепка, идет, уже от голода живот подвело, подходит к печи. От печи так и тянет сытным духом, полно в ней пирогов и пышек. Пепка потянулась за пышкой, та отскочила. К другой – то же самое.

– Дай мне, печечка, хоть одну лепешку!

– Задирала нос высоко, хлеб доставать далеко!

Так ничего и не дала. Идет Пепка дальше, шатается, вся потом обливается, во рту пересохло. Думает: «Хоть бы капельку водицы найти». А тут и колодец. Обрадовалась она, наклонилась над ним, а вода – от нее.

– Родничок, родничок, дай мне напиться.

– «Дай» да «дай», хоть до зимы повторяй.

Пепка ничего не сказала, потащилась с сундучком дальше. Вот и яблоня. Господи! Вся так и усыпана яблоками. Хоть бы одно скушать! Протянула руку к яблочку, – оно отдернулось, потянулась за вторым – и второе так же. И пришлось Пепке одни слюни глотать. Она уж и ногами не владеет, но тут, на ее счастье, их домик показался. Недалеко, как говорится, только два раза перекувырнись, на третий встанешь. Выбегает навстречу ей какой-то песик – новый, она его еще не видела – и злобно лает:

– Тяв, тяв, молодая хозяйка домой идет, скорпионов и змей несет!

Мать прибежала, ухватила вилы и на месте пса прикончила. Пепка радостно входит в горницу, открывает сундук — батюшки, полон змей, скорпионов! Так все на нее и набросились. Тут из сундука вода пошла, чуть меня не облила, я убежал и больше там не бывал.

skazki.rustih.ru


Смотрите также