Автор повести трое в лодке не считая собаки


Читать книгу Трое в лодке (не считая собаки)

Джером К.Джером Трое в лодке (не считая собаки)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Главное достоинство нашей книги – это не ее литературный стиль и даже не разнообразие содержащегося в ней обширного справочного материала, а ее правдивость. Страницы этой книги представляют собою беспристрастный отчет о действительно происходивших событиях. Работа автора свелась лишь к тому, чтобы несколько оживить повествование, но и за это он не требует себе особого вознаграждения. Джордж, Гаррис и Монморанси – отнюдь не поэтический идеал, но существа из плоти и крови, в особенности Джордж, который весит около 170 фунтов. Быть может, другие труды превосходят наш труд глубиною мысли и проникновением в природу человека; быть может, другие книги могут соперничать с нашей книгой оригинальностью и объемом. Но что касается безнадежной, закоренелой правдивости, – ни одно вышедшее в свет до сего дня печатное произведение не может сравниться с этой повестью. Мы не сомневаемся, что упомянутое качество более чем какое-либо другое привлечет к нашему труду внимание серьезного читателя и повысит в его глазах ценность нашего поучительного рассказа.

Лондон. Август 1889 года

ГЛАВА I

Трое больных. – Немощи Джорджа и Гарриса. – Жертва ста семи смертельных недугов. – Спасительный рецепт. – Средство от болезни печени у детей. – Нам ясно, что мы переутомлены и нуждаемся в отдыхе. – Неделя в океанском просторе. – Джордж высказывается в пользу реки. – Монморанси выступает с протестом. – Предложение принято большинством трех против одного

Нас было четверо: Джордж, Уильям Сэмюэль Гаррис, я и Монморанси. Мы сидели в моей комнате, курили и разговаривали о том, как плох каждый из нас, – плох, я, конечно, имею в виду, в медицинском смысле.

Все мы чувствовали себя неважно, и это нас очень тревожило. Гаррис сказал, что у него бывают страшные приступы головокружения, во время которых он просто ничего не соображает; и тогда Джордж сказал, что у него тоже бывают приступы головокружения и он тоже ничего не соображает. Что касается меня, то у меня была не в порядке печень. Я знал, что у меня не в порядке именно печень, потому что на днях прочел рекламу патентованных пилюль от болезни печени, где перечислялись признаки, по которым человек может определить, что у него не в порядке печень. Все они были у меня налицо.

Странное дело: стоит мне прочесть объявление о каком-нибудь патентованном средстве, как я прихожу к выводу, что страдаю той самой болезнью, о которой идет речь, причем в наиопаснейшей форме. Во всех случаях описываемые симптомы точно совпадают с моими ощущениями.

Как-то раз я зашел в библиотеку Британского музея, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил, – кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно, а потом от нечего делать начал перелистывать книгу, просматривая то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего, – знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого, – и не успел я добраться до середины перечня «ранних симптомов», как стало очевидно, что у меня именно эта болезнь.

Несколько минут я сидел, как громом пораженный, потом с безразличием отчаяния принялся переворачивать страницы дальше. Я добрался до холеры, прочел о ее признаках и установил, что у меня холера, что она мучает меня уже несколько месяцев, а я об этом и не подозревал. Мне стало любопытно: чем я еще болен? Я перешел к пляске святого Витта и выяснил, как и следовало ожидать, что ею я тоже страдаю; тут я заинтересовался этим медицинским феноменом и решил разобраться в нем доско

www.bookol.ru

Как "Трое в лодке, не считая собаки" принесли славу своему автору

Отцу Джерома не везло в делах, и семья едва сводила концы с концами. В  четырнадцать лет мальчик осиротел. Чтобы заработать хоть немного денег, он начал собирать уголь по обочинам железнодорожных путей.

Потом Джерома приняли  в театральную труппу, которой каждый раз приходилось искать  деньги на очередное представление. Выступая на сцене, молодой актер объездил всю страну. Впоследствии он включил собранные впечатления в сборник юмористических рассказов "На сцене и за кулисами".

Первая книга, посвященная театру, принесла Джерому известность. После этого его охотно стали печатать даже те журналы, которые вначале отказывались читать очерки автора. Окрыленный успехом Джером  вскоре  выпустил свою вторую книгу "Праздные мысли лентяя" - сборник эссе о всякой всячине.

Двое в лодке

В 1888 году в личной жизни писателя произошло событие, которое имело значительные последствия для его литературной карьеры.  29-летний Джером женился на Джорджине Элизабет Генриетте Стенли Маррис.  Медовый месяц Джером и Джорджина провели, путешествуя по Темзе.

Это путешествие настолько впечатлило писателя, что, вернувшись в Лондон, он принялся писать книгу, которая его и прославила, - "Трое в лодке, не считая собаки". В сюжет книги супруга Джерома не попала, однако спутниками писателя стали его давние приятели, с которыми он неоднократно путешествовал, пишет kp.ru.

Прототипы героев "Трое в лодке, не считая собаки"

Одного из друзей звали Джордж Уингрейв. С ним Джером познакомился, когда работал клерком в адвокатской конторе. Поскольку лишних денег в то время у молодых людей не было,  им приходилось снимать маленькую комнату на двоих, пишет российский исследователь творчества Джерома – писатель Светозар Чернов.

В ходе совместного проживания выяснилось, что и Джерома, и Уингрейва объединяет любовь к театру. Однако в отличие от своего одаренного друга, Джордж Уингрейв не стал ни писателем, ни актером, а стал управляющим банка, в котором начинал работать еще в юности.

С Карлом Хенчелем, попавшим в книгу Джерома под именем Уильям Гаррис, писатель познакомился на театральном поприще. В 23 года Хенчель оставил доходное дело отца и стал сооснователем Клуба театралов. И с тех пор не пропускал почти ни одной лондонской премьеры.

Джером и Россия

"Трое в лодке" мгновенно стали любимейшими героями в Англии. Помешать популярности автора не могли даже критики, которые в 1890-е годы пренебрежительно отзывались о творчестве Джерома. А между тем, тираж книги за двадцать лет превысил миллион экземпляров, что по тем временам  было рекордным показателем.

Для самого Джерома успех книги означал начало новой жизни. Теперь он мог полностью посвятить себя творчеству. Вскоре появилось продолжение "Троих  в  лодке". Новая повесть  "Трое на колёсах" рассказывала  о путешествии троих закадычных  друзей  в Германии. Для любимого театра Джером написал несколько пьес, лучшей из которых считается "Жилец с четвертого этажа".

В свободное от сочинительства время Джером путешествовал. Одной из стран, которую в 1899 году посетил писатель, была Россия. Увиденное настолько поразило Джерома, что в своей книге очерков "Праздные мысли в 1906 г." он назвал Россию страной будущего.

После своего путешествия Джером увлекся творчеством русских писателей.  А, когда в  1926 году в Лондон приехал Иван Бунин, два писателя встретились на одном из приемов, сообщается на сайте, посвященном русскому классику.

На Бунина Джером произвел впечатление "чего-то очень добротного и очень приятного, но уж никак не юмориста, не писателя со всемирной славой".

"Трое в лодке " –  на экране

История о трех джентльменах, беспечно путешествующих по Темзе, бесконечное количество раз цитировали и экранизировали.  В России "Трое в лодке, не считая собаки" получили широкую популярность во многом благодаря одноименному отечественному фильму.

В советской музыкальной комедии Наума Бирмана главные роли достались Андрею Миронову, Александру Ширвиндту и Михаилу Державину.  Причем Миронов в этом фильме исполнил сразу несколько ролей – Джером К. Джерома, Джи, миссис Байкли, трактирщика, пьяницы и дядюшки Поджер.

Во время съемок фильма многие эпизоды появились на свет экспромтом. А некоторые фразы настолько запомнились зрителям, что стали "крылатыми": "Все в сад!", "Так… пора сматывать удочки", "Хорошие у меня дети. Глупые, но хорошие", "Бифштекса не будет. Будут блинчики".

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Трое в лодке, не считая собаки (фильм, 1979) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 30 декабря 2017; проверки требуют 33 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 30 декабря 2017; проверки требуют 33 правки.

«Трое в лодке, не считая собаки» — советский двухсерийный художественный телевизионный цветной фильм, снятый режиссёром Наумом Бирманом на киностудии «Ленфильм» в 1979 году и по мотивам одноимённой повести (1889) Джерома Клапки Джерома

Фильм создан по заказу Государственного Комитета Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию.

Трое приятелей: Джи, Харрис и Джордж, устав от праздного безделья и желая поправить своё «пошатнувшееся» здоровье, решают отправиться в путешествие на лодке по Темзе. Вместе с собой они взяли фокстерьера Монморанси. Перед путешествием они договариваются провести его без женщин. Но почти сразу в пути они встречают трёх женщин, путешествующих точно так же, как и они сами: Энн, Эмили и Патрисию. Сначала герои пытаются соблюдать свой договор, но потом всё же влюбляются в этих женщин, а те — в них. В финале это уже три влюблённые пары.

По финальному эпизоду фильма можно понять, что Джером К. Джером от одиночества выдумал себе и друзей, и всю эту историю.

Структура фильма[править | править код]

Часть первая[править | править код]
  1. Однажды вечером
  2. Три безнадёжно больных человека
  3. Итак, в путь!
  4. Первый день пути. Первые радости. 10 часов 8 минут по Гринвичу
  5. Второй день пути. Кораблекрушение. 8 часов 6 минут по Гринвичу
  6. Как Харрис поёт комические куплеты
  7. Третий день пути. Джордж готовит вкусный ленч (второй завтрак). 13 часов 3 минуты по Гринвичу
  8. Как дядюшка Поджер вешал картину
  9. Четвёртый день пути. Таинственное исчезновение. 8 часов утра по Гринвичу
  10. Пятый день пути. Едем исключительно в мужской компании
Часть вторая[править | править код]
  1. Шестой день пути. Сон на воде. 3 часа 12 минут по Гринвичу
  2. Тот же день. «Роман» утонул. 2 часа дня по Гринвичу
  3. В Хэмптон-Кортском лабиринте
  4. Седьмой день пути. Ирландское рагу
  5. Восьмой день пути. Рыбный день. 4 часа утра по Гринвичу
  6. 7 часов утра по Гринвичу
  7. Полдень по Гринвичу
  8. Трое после активного отдыха

В эпизодах[править | править код]

1 серия[править | править код]
2 серия[править | править код]

Музыка: Александр Колкер, слова: Ким Рыжов.

Название Вступительные слова Исполнитель
XIX век Страшное время, бедный наш Лондон, стал он для жизни совсем непригодным. Андрей Миронов
Гип-гип ура! Что происходит? Вы знаете, что за скопленье? Андрей Миронов, Александр Ширвиндт, Михаил Державин, хор
Песня гребцов Два-раз, два-раз, ну-ка, навалились, поднажали, вёсла в руки взяли, навалились, поднажали, дружно! Андрей Миронов, Александр Ширвиндт, Михаил Державин
Песня могильщика Я честью вам клянусь, что никогда вам не найти такого развлечения. Зиновий Гердт
Песня старых гренадеров Мы, гренадеры, снова в походе. Николай Боярский, Григорий Шпигель, Юрий Катин-Ярцев
Песня леди Хорошо на тихой речке! Птицы весело щебечут, по волнам игривые бегут лучи. Лариса Голубкина, Алина Покровская, Ирина Мазуркевич
Добрая река Пора осенняя близка, дождём набухли облака, под ветром клёны клонятся, а нам всё время помнится нежная река, тихая река, добрая река. Андрей Миронов, Александр Ширвиндт, Михаил Державин, Лариса Голубкина, Алина Покровская, Ирина Мазуркевич
Сон Харриса О, вы прекрасные, как розы, ваш сон беспечен и глубок. Александр Ширвиндт
Диалог леди и джентльменов Нашим дружным караваном мы пробьёмся сквозь туманы, для купанья пляж отыщем золотой. Андрей Миронов, Александр Ширвиндт, Михаил Державин, Лариса Голубкина, Алина Покровская, Ирина Мазуркевич
На рыбалке Куда, скажите мне, мужчины, бежать от нервных передряг? Андрей Миронов
Нас вела сама любовь Я вам скажу, какая сила явилась главной из причин, что даже смерть не устрашила троих решительных мужчин. Александр Ширвиндт

Сюжет фильма отличается от книги, в которой не было ни выдумок рассказчика, ни женщин в путешествии, в которых влюбились герои. В продолжении книги возлюбленную Джи (а там уже жену) звали не Энн, а Этельберта, а жену Харриса — Клер. Джордж же остался холостяком.

  • Фильм снимался в Калининградской области в окрестностях городов Советска и Немана, а также в самих городах. Роль Темзы сыграли пограничная река Неман и река Шешупе.
  • Поскольку съёмки продлились до ноября, а сниматься в летних костюмах на ветру и на реке было очень холодно, артисты Андрей Миронов, Александр Ширвиндт и Михаил Державин согревались грелками, часть которых (во время перерывов ёмкости с берега им приносили страхующие актёров каскадёры-водолазы) была совсем не с кипячёной водой, а с коньяком и вином. В эпизодах это иногда было заметно: сон за удочками и туман на реке.
  • Натурные съёмки были отсняты в течение одного месяца из-за плотного гастрольного графика Андрея Миронова[1].
  • В массовке режиссёр снимал местных жителей, а когда их не хватало, то ассистентов, техников, осветителей и приезжавших к нему в гости родственников (жену и сына)[1].
  • Крупные кадры эпизода с сомом снимали с участием бутафорского поролонового макета, а когда он от многих дублей пришёл в негодность, на крупных планах пользовались обыкновенным куском бревна[1].
  • Пирамиду из эпизода в шлюзе актёры исполнили самостоятельно, без дублёров. При этом Миронов пощекотал Державина, и тот дёрнулся, после чего вся троица оказалась в воде. Именно этот эпизод и вошёл в фильм[1].
  • Роль Монморанси играли два фокстерьера с весьма разными характерами: Герцог и Грех[1]. Герцог выполнял различные трюки, а Греха снимали только вместе с актёрами.
  • В некоторых сценах на реке Джорджа (персонажа Михаила Державина) озвучивал другой актёр (Игорь Ефимов).
  • В заставке к фильму использованы модели автомобилей в масштабе 1:25 производства фирмы MK — Modelle (ГДР). Это копии автомобилей DIXI (1907 Phaeton, 1909 Landaulet и SM 15 Lastwagen) и Wartburg (1898 года с открытым/закрытым тентом и без тента). В 1970-х годах эти склеиваемые пластиковые модели продавались в СССР.
  • Экранной партнёршей Андрея Миронова выступила его жена, Лариса Голубкина[1].
  • В женской лодке на вёслах можно увидеть только персонажа Ирины Мазуркевич; от гребли у других актрис на руках появлялись мозоли[1]. В одном из эпизодов на реке, когда женскую лодку тянет буксир, отчётливо видно, что третья девушка — не Ирина Мазуркевич, а дублёрша.
  • В фильме использованы те же каминный экран и полосатые кресла, что и в телесериале «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона».

ru.wikipedia.org

Отзывы о книге Трое в лодке, не считая собаки

"Old Father Thames", - пишет Джером Клапка Джером, именно так эта река перед нами и предстает, с древней историей и интересным настоящим, которое для нас, читателей XXI века уже глубокое прошлое. Я в первый раз читал эту книгу ребенком, и почему-то в моей памяти отложилось, что книга в основном о комичных ситуациях, которые то и дело возникают с незадачливыми путешественниками и их псом Монморенси. Оказалось, все совсем не так, комичные ситуации имеются, и смешные диалоги тоже, но вот основная часть книги – это путеводитель по городкам, деревушкам и просто историческим местам от Лондона вдоль Темзы до Оксфорда. Автор знакомит нас с живописными видами, рассказывает о местных жителях, дает исторические справки, повествуют о событиях дней минувших и особенностях настоящего. И все это подается с юмором, легкими парадоксами, легко и ненавязчиво.

Хотя для меня легкость оказалась сомнительной. Я рискнул прочитать книгу в оригинале, на английском, точнее в формате «билингва» - страничку на английском, затем ее перевод. И это оказалось довольно сложно. Да, я не особо большой знаток английского языка, но от юмористической книги ожидал легкого чтения. Описания природы состоят из длиннейших на пол страницы предложений с множеством незнакомых (не самых распространенных) эпитетов и оборотов. Диалоги содержат жаргонные словечки и народные выражения, а иногда еще и французские слова. Читатель наверняка запомнит (а надо ли это ему?) массу слов связанных с греблей, лодками, парусами, паровыми баркасами и прочей речной тематикой. В общем сложности есть, но вполне преодолимые. Ведь иногда стоит бороться с трудностями ради своего же удовольствия, особенно когда всегда можно сунуть нос в страничку с переводом. Примерно об этом в книге есть поразительно точная цитата, рассказывающая, почему плыть против течения лучше, чем по течению:

Гораздо больше удовольствия, напрягая спину, бороться с ним, идти вперед наперекор ему – по крайней мере, мне так кажется, когда Гаррис с Джорджем гребут, а я правлю рулем.

Кстати, об относительной сложности книги говорит и классический перевод, выполненный Михаилом Салье. Сравнивая оригинал с переводом, читатель убедится, что кое-какие фразы на русский перевести было очень не просто, более того в трех-четырех местах переводчик вообще опустил предложение, не пытаясь перевести.

В любом случае, удовольствия от чтения я получил много. И книгу рекомендую всем (есть еще не прочитавшие?). И на английском, и на русском, детям и взрослым. Все найдут для себя что-то интересное и отлично скоротают время, читая этот замечательный образец английской классики 19 века.

www.livelib.ru

Описание и анализ повести "Трое в лодке (не считая собаки)" Джерома - Другие авторы

«Трое в лодке (не считая собаки)» — повесть английского писателя Джерома К .Джерома. Вышла в свет в 1889 году. В повести ярко отразилось умение автора создавать бесчисленные комические ситуации, кругом подмечать забавное и извлекать смешное буквально из ничего. Писатель обладает талантом строить фразу таким образом, что комизм выплывает буквально из глубины строки, совершенно нейтральные предметы вдруг обнаруживают неиссякаемый источник смеха.

Главное обвинение, предъявляемое писателю, заключалось в игнорировании им традиций английского юмора. Вместе с тем, сейчас совершенно очевидно, что именно эти традиции в творчестве Джерома и развивались. Литературовед и переводчик С. Маркиш, анализируя творческий стиль писателя, относит его тип комического к «юмору положений», когда в герое подмечается какая-то одна черта, вовсе не обязательно сама по себе смешная, и вокруг нее строится целая серия забавных происшествий. Именно так выстраивается в повести «Трое в лодке» Джерома линия повествования. Каждый из трех главных героев наделяется рядом специфических особенностей, которые в разных ситуациях по разному проявляются, но неизменно способствуют достижению комического эффекта.

С. Маркиш отмечает, что хотя «юмор положений» не в такой степени присущ английской литературе, как «юмор характеров», но не чужд ей вовсе. Доказательством является использование этого типа юмора в творчестве Филдинга, Смоллета, Шеридана и даже Диккенса.

Д.К. Джером никогда не писал о том, чего не испытал или не увидел сам. Его герой — это хорошо знакомый ему средний англичанин, здравомыслящий, уравновешенный, слегка флегматичный, но неизменно наделенный чувством юмора. И, очевидно, узнавая себя, видя легкое добродушное подтрунивание над собственными недостатками и ничуть не обижаясь на это, средний англичанин и полюбил произведения Джерома.

По утверждению самого писателя, «Трое в лодке» не задумывались изначально как юмористическое произведение, а должны были поведать читателю о Темзе со всеми ее секретами, историями и пейзажами. Юмору же отводилась роль «подпорок повествования». Джером вообще считал «юмористические подпорки» необходимой частью любого, даже самого серьезного произведения. Но получилось иначе. Именно «юмористические подпорки» стали главным в повести, а все остальное оказалось лишь фоном. По признанию писателя, лишь перед самым концом ему удалось все-таки собраться с мыслями, написать «с десяток серьезных мест» и вмонтировать их по одному в каждую главу, но издатель, печатавший книгу частями, почти все эти серьезности просто выбрасывал. Вот и получилась не «История Темзы», а «Трое в лодке (не считая собаки)», произведение легкое, светлое, полное комических положений, приобретающих порой совершенно фарсовый характер, и очень молодое по духу.

Три джентльмена средних лет, которые сами считают себя молодыми, решают отдохнуть и поправить пошатнувшееся от городской жизни здоровье, предприняв двухнедельное путешествие на лодке по Темзе. Это было довольно популярным видом отдыха в те времена, и сам Джером неоднократно совершал подобные путешествия со своими друзьями. Таким образом, все описанное — не плод фантазии. Лишь пес Монморенси — чистой воды выдумка, но, как полагал сам писатель, собака была необходима, потому что «в каждом англичанине есть что-то от собаки». Имена героев — Джорж, Гаррис и Джей (от лица последнего ведется повествование, и именно он, что вполне понятно, реже других становится жертвой комических положений).

Друзья основательно продумывают все детали, красуясь своими познаниями и опытом в разных сферах жизни (это тем более забавно, что опыта-то как раз у них и нет). Джорж принимается описывать все прелести речного путешествия, которое «вызовет аппетит и хороший сон». Гаррис выражает сомнение, стоит ли Джоржу делать что-либо такое, что бы укрепляло его склонность ко сну, ведь в сутках всегда 24 часа, и как это Джорж сможет спать еще больше, чем спит теперь. А потом уже Джорж, в ответ на замечание Гарриса о том, что ничто так не возбуждает аппетита, как купание перед завтраком, категорически возражает: «Если Гаррис от купанья станет есть еще больше, чем обыкновенно, то он, Джорж, будет протестовать против того, чтобы Гаррис вообще лез в воду». Таким образом, сами собой выступают те самые специфические черты героев, которые и станут стержнем для создания комических ситуаций. Один любит поспать, другой — поесть, третий, сам Джей, явно преувеличивает свое умение делать все лучше, чем другие. К тому же, все они частенько «испытывают жажду», не очень любят трудиться и обладают массой других забавнейших свойств. Гаррис, например, всех раздражает вопиющим практицизмом. Джорж отличается умением совершать неожиданные поступки: то приобрести фуфайку невероятной окраски, то притащить на борт лодки банджо, на котором не умеет играть. Даже пес Монморенси не является исключением. Жизненный идеал этого фокстерьера — «всем мешать и выслушивать брань по своему адресу».

Повесть «Трое в лодке (не считая собаки)» наполнена забавнейшими историями, происходящими с героями во время сборов и во время самого вояжа. Немало смешных историй всплывает и просто по случаю, в виде воспоминаний автора.

Немало здесь и занимательных высказываний — наблюдений, которые звучат как шутливые афоризмы. («Все имеет теневые стороны, как сказал человек, у которого умерла теща, когда у него потребовали деньги на похороны...»; «Ничто не раздражает так, как вид людей, которые сидят и ничего не делают, когда ты работаешь» и т.д.).

Джером обладает даром выстраивать повествование таким образом, что самое элементарное событие превращается в комичнейший и притом весьма точно обрисовывающий психологию человека эпизод. Джей роняет в воду рубашку. Джорж хохочет. Поняв, что уронил не свою рубашку, а рубашку Джоржа, начинает смеяться и Джей. «Это не моя рубашка, а твоя», — сообщает хохочущему другу Джей. «В жизни не видел, чтобы человеческое лицо так быстро из веселого становилось мрачным», — констатирует Джей.

В середине 70-х на «Мосфильме» был поставлен многосерийный телефильм по этому произведению Д.К. Джерома (в главных ролях: А. Миронов, А. Ширвинд и М. Державин).

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

classlit.ru

Джером К. Джером «Трое в лодке, не считая собаки»

Любимая футбольная команда может вдруг проиграть коллективу, стартовый состав которой даже вместе с запасными и дублем стоит меньше, чем левая нога обожаемого вами центрфорварда...

Или вот купишь несколько апельсинов, думая, что они покажутся такими же вкусными, как тридцать лет назад, когда они воспринимались яко волшебство, появляющееся дома только в канун больших праздников. Понятно, что они оказываются обычной толстокожей кислятиной, напичканной пестицидами до такой степени, будто бы Башар Асад прятал в них химическое оружие...

Или вот смотришь краем глаза на телеэкран. А там кривляются в данный момент люди, которые думают, что они могут на самом деле кого-то рассмешить. Им, видимо, забыли сказать, что зрители в студии приучены аплодировать всему, что движется и открывает рот...

В общем, если не помогают все патентованные средства, с помощью которых рекомендуют возвращать хорошее настроение. Даже если откупорили бутылку шампанского, перечли «Женитьбу Фигаро», а оно не возвращается, наплевав на мнение самого Александра Сергеевича Пушкина...

Тогда и приходят на помощь трое англичан. Кстати, четверо, поскольку не будете же вы утверждать, что Монморанси был французом или китайцем...

Они обитают в одном из самых уютных произведений мировой литературы. В котором никто не борется с чужими недостатками, не проповедует никакие политические учения, не ищет причины кризисов, не пугает монстрами и чудовищами, не расследует убийства, не взывает к совести, не приводит читателей в состояние шока или вселенской тоски...

Нам просто предлагают провести несколько дней в компании милых, забавных чудаков, исключительно хорошо знающих, в отличие от Очень Серьезных Людей, что от работы кони дохнут. И чтобы там ни говорили о том, что труд превратил обезьяну в человека, но для того, чтобы человеком остаться, нужно уметь вовремя делать перерывы. Совершать путешествия по Темзе, учиться играть на банджо, готовить ирландское рагу, блуждать внутри лабиринтов из живой изгороди, рассуждать о рыбной ловле, поглощать бифштекс в компании друзей и пинты-другой эля, смеяться над самими собой, попадая в дурацкие ситуации...

fantlab.ru

Трое в лодке, не считая собаки

Трое в лодке, не считая собаки (англ. Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog), 1889) — юмористическая повесть Джерома К. Джерома. Представляет собой отчет о лодочной поездке по реке Темзе между Кингстоном и Оксфордом.

История создания и персонажи

Прототипами троих являются сам Джером (рассказчик Джей — в оригинале только первая буква имени — J. от Jerome) и его два действительно существовавших друга, с которыми он часто катался на лодке: Джордж Уингрейв (ставший позднее главным менеджером в банке Barclays) и Карл Хентшель (основавший в Лондоне печатное дело и в книге названный Гаррисом). Пес Монморанси — персонаж вымышленный. («Монморанси я извлек из глубин собственного сознания», — признавался Джером; но даже Монморанси позже «материализовался» — собака, как говорят, была подарена Джерому через много лет после выхода книги, в России в Санкт-Петербурге.)

Первоначально планировалось, что книга будет путеводителем, освещающим местную историю по мере следования маршрута. Сначала Джером собирался назвать книгу «Повесть о Темзе». «Я даже не собирался сначала писать смешной книги», — признавался он в мемуарах. Книга должна была сосредоточиться на Темзе и её «декорациях», ландшафтных и исторических, и только с небольшими смешными историями «для разрядки». «Но почему-то оно так не пошло. Оказалось так, что оно всё стало „смешным для разрядки“. С угрюмой решительностью я продолжал… Написал с дюжину исторических кусков и втиснул их по одной на главу». Первый издатель, Ф. У. Робинсон, сразу выкинул почти все такие куски и заставил Джерома придумать другой заголовок. «Я написал половину, когда мне в голову пришло это название — „Трое в лодке“. Лучше ничего не было».

Первая глава вышла в августовском выпуске ежемесячника «Домашние куранты» (редактор Ф. У. Робинсон) 1888-го, последняя в июньском 1889-го. Пока повесть печаталась, Джером подписал договор в Бристоле с издателем Дж. У. Эрроусмитом, который купил и издал книгу поздним летом 1889-го. Через двадцать лет после того как книга впервые вышла в твердом переплете, было продано более 200 000 экземпляров в Британии и более миллиона в Америке.

Одна из наиболее замечательных черт книги — «вечная молодость»; шутки кажутся смешными и остроумными и сегодня. В предисловии к изданию 1909 года Джером признавался в собственном недоумении по поводу неуменьшающейся популярности книги: «Мне думается, я писал вещи и посмешнее». Тем не менее, именно эту книгу в конце концов стали называть «едва ли не самой смешной книгой в мире».

Для своего времени популярность книги объясняется также ее новизной с точки зрения идеи. Очень популярные тогда Конан Дойл, Райдер Хаггард, Редьярд Киплинг, Роберт Луис Стивенсон предлагали читателю совершенно нереальных героев и таких же нереальных злодеев. В повести Джерома читатель встречает самых заурядных типов, которые находят себе развлечение, так сказать, «за углом» (причём почти за тем же, за которым живет сам читатель). В эпоху, когда в напыщенности и высокопарности литература не испытывала недостатка, у Джерома можно было получить «глоток свежего воздуха».

К настоящему времени книга переведена почти на все языки мира, включая японский, «фонографию» Питмана, иврит, африкаанс, ирландский, португальский. Наибольшей популярностью при жизни Джерома «Трое» пользовались в Германии и России. На английском языке книга была экранизирована три раза (в 1920, 1933, и 1956), по ней был поставлен мюзикл, несколько раз адаптирована для телевидения и сцены, много раз читалась по радио и записывалась на кассету, как минимум дважды ставилась «театром одного актера». Книга регулярно переиздается по сегодняшний день.

Сюжет

Книга начинается с представления читателю героев — Джорджа, Гарриса, Джея (рассказчика) и собаки по кличке Монморанси. Мужчины коротают вечер в гостях у Джея, курят и обсуждают болезни, от которых все они ужасно страдают. Они приходят к выводу, что все их беды из-за переутомления и им срочно нужен отдых. После долгого обсуждения были отвергнуты каникулы в сельской местности и морская прогулка (Джей описывает печальный опыт своих шурина и друга в путешествиях такого рода). В итоге троица решает отправиться вверх по Темзе на лодках, от Кингстона до Оксфорда, разбивая на ночь лагерь (несмотря на все рассказы Джея о предыдущем опыте установки тентов и палаток). Отплытие назначено на ближайшую субботу. Джордж в этот день должен быть на работе («Джордж должен был спать в банке с десяти до четырех каждый день, кроме субботы. По субботам его будили и выпроваживали в два.»), так что Джей и Гаррис должны самостоятельно добраться до Кингстона на поезде. На станции Ватерлоо они не могут найти нужный поезд (сбивающая с толку планировка железнодорожных станций часто обыгрывалась в комедиях Викторианской эпохи), так что им приходится дать взятку машинисту, чтобы тот направил свой поезд именно в Кингстон. Там их дожидается нанятая лодка и они начинают свое путешествие. Джордж присоединяется к ним позже, в Вейбридже. Остальная часть истории рассказывает об их путешествии и случающихся в течение него инцидентах. Первоначально книга задумывалась как путеводитель, и это можно заметить по тому, что рассказчик описывает достопримечательности и населенные пункты (к примеру, Хэмптон-Корт, Хэмптонская церковь св. Марии, Обезьяний остров, Остров Великой Хартии Вольностей и Марлоу), размышляет о связи этих мест с историей. Несмотря на это, автор часто делает юмористические отступления, например, о ненадежности барометров в деле предсказания погоды, или о трудностях, с которыми сталкивается человек при обучении игре на шотландской волынке. Самой частой темой становятся реалии путешествия по реке (например, рыбная ловля или гребля) и трудности, подстерегающие неопытных и излишне доверчивых путешественников. Книга включает в себя классические юмористические сценки: история о двух подвыпивших джентльменах, в темноте улегшихся на одну кровать, о гипсовой форели в семнадцатой главе, или ирландском рагу в четырнадцатой, приготовленном путем смешения остатков провизии из корзины с продуктами:

«Я забыл остальные ингредиенты нашей стряпни; знаю только, что ничего не было упущено. Помню еще, как в конце этой процедуры Монморанси, который проявлял ко всему происходящему величайший интерес, куда-то удалился с серьезным и задумчивым видом, а через несколько минут притащил в зубах дохлую водяную крысу. По-видимому, он хотел внести свою лепту в наше пиршество, но что это было — насмешка или искреннее желание помочь — я сказать не могу»

Экранизации

См. также

Ссылки

Примечания

dic.academic.ru

Трое в лодке, не считая собаки

По книге Дж.К.Джерома "Three Men in a Boat", её продолжению, а также экранизациям

По книге Дж.К.Джерома "Three Men in a Boat", её продолжению, а также экранизациям


« Энциклопедия


Джей

J

000

Один из троих главных героев, рассказчик.

Джордж

George

000

Один из троих главных героев. Работает в банке.

Кларенс

Clarence

000

В книге "Трое на четырёх колёсах" — сын Джея и Этельберты.

Мария Поджер

Maria Podger

000

Жена дядюшки Поджера; судя по тому, как описывается её муж, — очень терпеливая женщина.

Монтморенси

Montmorency

000

Пёс, сопровождающий героев в их плавании.

Мюриэль

Muriel

000

В книге "Трое на четырёх колёсах" — дочь Харриса, умная, бойкая девочка восьми лет.

Патрисия

Patricia

000

Персонаж фильма 1979 г., одна из компании трёх женщин, которых встретили в своём плавании главные герои. В конце фильма танцует с Джорджем.

Эмили

Emily

000

Персонаж фильма 1979 г., одна из компании трёх женщин, которых встретили в своём плавании главные герои. В конце фильма танцует с Харрисом.

Энн

Ann

000

Персонаж фильма 1979 г., одна из компании трёх женщин, которых встретили в своём плавании главные герои. В конце фильма танцует с Джеем.

Этельберта

Ethelbertha

000

В книге "Трое на четырёх колёсах" — жена Джея.

fanfics.me

Отзывы о книге Трое в лодке, не считая собаки

"Old Father Thames", - пишет Джером Клапка Джером, именно так эта река перед нами и предстает, с древней историей и интересным настоящим, которое для нас, читателей XXI века уже глубокое прошлое. Я в первый раз читал эту книгу ребенком, и почему-то в моей памяти отложилось, что книга в основном о комичных ситуациях, которые то и дело возникают с незадачливыми путешественниками и их псом Монморенси. Оказалось, все совсем не так, комичные ситуации имеются, и смешные диалоги тоже, но вот основная часть книги – это путеводитель по городкам, деревушкам и просто историческим местам от Лондона вдоль Темзы до Оксфорда. Автор знакомит нас с живописными видами, рассказывает о местных жителях, дает исторические справки, повествуют о событиях дней минувших и особенностях настоящего. И все это подается с юмором, легкими парадоксами, легко и ненавязчиво.

Хотя для меня легкость оказалась сомнительной. Я рискнул прочитать книгу в оригинале, на английском, точнее в формате «билингва» - страничку на английском, затем ее перевод. И это оказалось довольно сложно. Да, я не особо большой знаток английского языка, но от юмористической книги ожидал легкого чтения. Описания природы состоят из длиннейших на пол страницы предложений с множеством незнакомых (не самых распространенных) эпитетов и оборотов. Диалоги содержат жаргонные словечки и народные выражения, а иногда еще и французские слова. Читатель наверняка запомнит (а надо ли это ему?) массу слов связанных с греблей, лодками, парусами, паровыми баркасами и прочей речной тематикой. В общем сложности есть, но вполне преодолимые. Ведь иногда стоит бороться с трудностями ради своего же удовольствия, особенно когда всегда можно сунуть нос в страничку с переводом. Примерно об этом в книге есть поразительно точная цитата, рассказывающая, почему плыть против течения лучше, чем по течению:

Гораздо больше удовольствия, напрягая спину, бороться с ним, идти вперед наперекор ему – по крайней мере, мне так кажется, когда Гаррис с Джорджем гребут, а я правлю рулем.

Кстати, об относительной сложности книги говорит и классический перевод, выполненный Михаилом Салье. Сравнивая оригинал с переводом, читатель убедится, что кое-какие фразы на русский перевести было очень не просто, более того в трех-четырех местах переводчик вообще опустил предложение, не пытаясь перевести.

В любом случае, удовольствия от чтения я получил много. И книгу рекомендую всем (есть еще не прочитавшие?). И на английском, и на русском, детям и взрослым. Все найдут для себя что-то интересное и отлично скоротают время, читая этот замечательный образец английской классики 19 века.

www.livelib.ru

23 ироничные цитаты из повести Трое в лодке, не считая собаки

Повесть «Трое в лодке, не считая собаки» до сих пор считается едва ли не самым смешным произведением в английской литературе. Написана она по мотивам реально произошедших событий, а участвуют в ней персонажи, списанные с друзей автора. Еще при жизни Джерома было продано более 200 000 экземпляров книги в Великобритании и около полумиллиона в Америке.

Одна из главных черт «Троих в лодке, не считая собаки» — вечная молодость. Шутки, которым Джером К. Джером щедро снабдил свое произведение, до сих пор актуальны.

1. Я не могу сидеть сложа руки и праздно глядеть, как кто-то трудится в поте лица. У меня сразу же появляется потребность встать и начать распоряжаться, и я прохаживаюсь, засунув руки в карманы, и руковожу. Я деятелен по натуре.

2. По-видимому, в жизни всегда так бывает. У одного человека есть то, что ему не нужно, а другие обладают тем, что он хотел бы иметь.

3. Сам я не понимаю по-немецки. Я изучал этот язык в школе, но забыл всё до последнего слова через два года после окончания и с тех пор чувствую себя значительно лучше.

4. Нужно думать не о том, что нам пригодится, а только о том, без чего мы не сможем обойтись.

5. Все на свете имеет свою оборотную сторону, как сказал один человек, когда у него умерла теща и пришлось раскошелиться на похороны.

6. В этом — весь Гаррис: он охотно берет самое тяжелое бремя и безропотно взваливает его на чужие плечи.

7. Как хорошо себя чувствуешь, когда желудок полон. Какое при этом ощущаешь довольство самим собой и всем на свете! Чистая совесть — по крайней мере так рассказывали мне те, кому случалось испытать, что это такое, — дает ощущение удовлетворенности и счастья. Но полный желудок позволяет достичь той же цели с большей легкостью и меньшими издержками.

8. Мне всегда кажется, что я работаю больше, чем следует. Это не значит, что я отлыниваю от работы, боже упаси! Работа мне нравится. Она меня зачаровывает. Я способен сидеть и смотреть на нее часами. Я люблю копить ее у себя: мысль о том, что с ней придется когда-нибудь разделаться, надрывает мне душу.

9. За опыт, как говорится, сколько ни заплати — не переплатишь.

10. Как-то раз я зашел в библиотеку Британского музея, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил, — кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно, а потом от нечего делать начал перелистывать книгу, просматривая то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего, — знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого, — и не успел я добраться до середины перечня «ранних симптомов», как стало очевидно, что у меня именно эта болезнь.

11. Не знаю почему, но вид человека, который спит, когда я уже встал, приводит меня в неистовство. Меня возмущает, что драгоценные часы нашей жизни, эти чудесные мгновения, которые никогда уже не вернутся, бесцельно тратятся на скотский сон.

12. Чего не видит око, того не чувствует и желудок.

13. Просто удивительно, как рано встаешь, когда ночуешь на открытом воздухе! Если спишь не на перине, а на дне лодки, завернувшись в плед и сунув под голову саквояж вместо подушки, то как-то нет охоты выкраивать еще хоть пять минуток.

14. Всюду я замечаю то же самое; в каждом языке есть два произношения: одно «правильное», для иностранцев, а другое свое, настоящее.

15. Вообще, как я заметил, почти все вещи в этом мире выглядят на картинах куда лучше, чем в действительности.

16. В данном случае у меня были все признаки болезни печени, включая главный симптом: «апатия и непреодолимое отвращение ко всякого рода труду». Как меня мучил этот недуг – невозможно описать. Я страдал им с колыбели. С тех пор как я пошёл в школу, болезнь не отпускала меня почти ни на один день. Мои близкие не знали тогда, что это от печени. Теперь медицина сделала большие успехи, но тогда всё это сваливали на лень.

17. Но женщины почему-то любят гладить нож, который нанес им рану.

18. – Если я поймаю сорок штук, – говорил он, – я буду рассказывать что поймал пятьдесят, и так далее. Но больше я прибавлять не буду, потому что врать – грех.

19. Я добросовестно перебрал все буквы алфавита, и единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка.

20. Нехорошо все время плыть по течению. Гораздо больше удовольствия, напрягая спину, бороться с ним, идти вперед наперекор ему, – по крайней мере мне так кажется, когда Гаррис с Джорджем гребут, а я правлю рулем.

21. Но кому нужны предсказания погоды? То, что она портится, уже само по себе достаточно скверно; зачем же еще отравлять себе жизнь, узнавая об этом заранее?

22. На наш вопрос, пробовал ли он когда-нибудь стирать в реке фланелевые костюмы, Джордж ответил: – Нельзя сказать, чтобы я стирал их сам, но я знаю людей, которые стирали. Это не так уже трудно.

23. После основательного, хорошо переваренного приема пищи чувствуешь себя таким великодушным, снисходительным, благородным и добрым человеком!

fishki.net

Отзывы о книге Трое в лодке, не считая собаки. Трое на четырех колесах (сборник)

Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog),[Note 1] published in 1889, is a humorous account by Jerome K. Jerome of a boating holiday on the Thames between Kingston and Oxford.

The book was initially intended to be a serious travel guide, with accounts of local history along the route, but the humorous elements took over to the point where the serious and somewhat sentimental passages seem a distraction to the comic novel. One of the most praised things about Three Men in a Boat is how undated it appears to modern readers — the jokes seem fresh and witty even today.

The three men are based on Jerome himself (the narrator J.) and two real-life friends, George Wingrave (who went on to become a senior manager in Barclays Bank) and Carl Hentschel (the founder of a London printing business, called Harris in the book), with whom he often took boating trips. The dog, Montmorency, is entirely fictional but, "as Jerome admits, developed out of that area of inner consciousness which, in all Englishmen, contains an element of the dog." The trip is a typical boating holiday of the time in a Thames camping skiff. This was just after commercial boat traffic on the Upper Thames had died out, replaced by the 1880s craze for boating as a leisure activity.

Because of the overwhelming success of Three Men in a Boat, Jerome later published a sequel, about a cycling tour in Germany, entitled Three Men on the Bummel.

A similar book was published seven years before Jerome's work, entitled Three in Norway (by two of them) by J. A. Lees and W. J. Clutterbuck. It tells of three men on an expedition into the wild Jotunheimen in Norway.

____

Yet the book sold in huge numbers. "I pay Jerome so much in royalties," the publisher told a friend, "I cannot imagine what becomes of all the copies of that book I issue. I often think the public must eat them." The first edition was published in August 1889 and serialised in the popular magazine Home Chimes in the same year. The first edition remained in print from 1889 until March 1909, when the second edition was issued. During that time, 202,000 copies were sold. Jerome states in the author's introduction to the 1909 second edition, he'd been told another million copies had been sold in America by pirate printers. The book was translated into many languages. The Russian edition was particularly successful and became a standard school textbook. Jerome later complained in a letter to The Times of Russian books not written by him, published under his name in order to benefit from his success. Since its publication, Three Men in a Boat has never been out of print. It continues to be popular to the current day, with The Guardian ranking it #33 on The 100 Greatest Novels of All Time in 2003, and Esquire ranking it #2 in the 50 Funniest Books Ever in 2009.

The river trip is easy to re-create, following the detailed description, and this is sometimes done by fans of the book. Much of the route remains unchanged. For example, all the pubs and inns named are still open. A re-creation in 1993 by poet Kim Taplin and companions resulted in the travelogue Three Women in a Boat The book was also referenced in the 1956 parody novel on mountaineering, The Ascent of Rum Doodle, where the head porter Bing is said to spend "much of his leisure immersed in a Yogistani translation of Three men in a boat". In Have Space Suit—Will Travel, by Robert A. Heinlein, the main character's father is an obsessive fan of the book, and spends much of his spare time repeatedly re-reading it.

Science-fiction author Connie Willis paid tribute to Jerome's novel in her own 1997 Hugo Award-winning book To Say Nothing of the Dog. Her time-travelling protagonist also takes an ill-fated voyage on the Thames with two humans and a dog as companions, and encounters George, Harris, 'J' and Montmorency. The title of Willis' novel refers to the full title of the original book, "Three Men in a Boat - To Say Nothing of the Dog!".


--------

Three Men on the Bummel (also known as Three Men on Wheels) is a humorous novel by Jerome K. Jerome. It was published in 1900, eleven years after his most famous work, Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog).

The sequel brings back the three companions who figured in Three Men in a Boat, this time on a bicycle tour through the German Black Forest. D. C. Browning's introduction to the 1957 Everyman's edition says "Like most sequels, it has been compared unfavourably with its parent story, but it was only a little less celebrated than Three Men in a Boat and was for long used as a school book in Germany." Jeremy Nicholas of the Jerome K. Jerome Society regards it as a "comic masterpiece" containing "set pieces" as funny or funnier than those in its predecessor, but, taken as a whole, not as satisfying due to the lack of as strong a unifying thread.

www.livelib.ru


Смотрите также